17:05 23 Июля 2016
Прямой эфир
Тбилисоба в Москве

Грузинская диаспора как часть российской культуры

© Sputnik/
Аналитика
Получить короткую ссылку
96241

Грузинская культура, грузинская кухня, сами грузины – все это на сегодняшний день стало неотъемлемой частью России, российской истории, культуры и повседневного быта. "Мимино" и "Боржоми", хачапури и сациви, вино и лобио – все это сразу всплывает в памяти, как что-то знакомое и родное с детства.

Александр Скаков

Кто-то вспомнит всемирно известных актрису Софико Чиаурели, неугомонного Зураба Церетели, оперных исполнителей Зураба Соткилава и Паату Бурчуладзе, многих других актеров и певцов. Но это своего рода "верхушка айсберга", а в глубинах истории таится немало интересных страниц, ярких биографий, трагических судеб и великих свершений, связывающих два православных народа на протяжении почти тысячелетия. 

В настоящее время грузинская диаспора в России, как по официальным (переписи населения 2002 и 2010 годов), так и по неофициальным данным, значительно уступает в своей численности армянской и азербайджанской. К примеру, если азербайджанцев в России, по переписи 2010 года, насчитывается 603 070 человек, а по оценочным данным – от 1,1 до 3,6 миллионов, то грузин, судя по той же переписи, – всего 157 803 человека. И их численность имеет тенденцию к уменьшению, ведь перепись 2002 года показала 197 934 грузина в России. Не столь впечатляют и оценочные данные: от 300 до 500 тысяч российских грузин. И, тем не менее, грузинская диаспора в России активна, представительна и заметна. 

Если исходить из данных переписи, крупнейшие грузинские общины на территории России проживают в Москве (38 934 человека), Московской области (10 556), Краснодарском крае (17 826 чел), Северной Осетии (9095), Ростовской области (8296), Ставрополье (7526) и Санкт-Петербурге (8274). 

Китай-город
© Sputnik/ РИА Новости
Китай-город

Грузины в Москве

Исторические регионы преимущественного проживания грузин в России формировались не только на основании экономической выгоды и целесообразности. Конечно, важнейшим и крупнейшим центром российских грузин сразу стала Москва. Еще в 1491-1492 годах в Москву прибывает первое посольство из Грузии от кахетинского царя Александра – и именно с этой датой связано установление дипломатических отношений между нашими странами. По одной из версий, это посольство было вторым, а первое посетило Москву еще в 1483 году.

В 1561 в Москву прибывает новое кахетинское посольство, а в ответ на просьбу о помощи в Восточную Грузию отправляется вспомогательный российский военный отряд. Русские цари добавляют себе титул "государя Иверской земли и грузинских царей". Кроме того, в 1587 году кахетинский царь принимает присягу и, по "крестоцеловальной записи", становится вассалом московского царя. Договор о вассалитете и покровительстве был возобновлен после Смутного времени, в 1639 г. Конечно, не стоит переоценивать эти во многом формальные акты, учитывая гораздо более серьезную и прочную зависимость грузинских княжеств в XVI-XVII вв. от Ирана и Османской Турции. Тем не менее, тенденция поиска опоры на севере наметилась и продолжала сохраняться на протяжении столетий. 

В  XVII веке, кроме обмена посольствами, возникает новая практика: эмиграция в Россию членов грузинских царских семей с многочисленной свитой. В 1653 г. в Москву вместе со своей матерью прибывает внук изгнанного персами из Кахетии царя Теймураза I Ираклий (Николай) и, с перерывом, находится здесь до 1674 г. В 1685 г. в Москву переезжает Арчил II, неудавшийся царь Имеретии. Его сын, Александр Багратиони, становится сподвижником Петра I. К нему, шведскому узнику в 1700-1711 гг., умершему по дороге обратно в Россию, восходит традиция воинской службы выходцев из Грузии. И в этой связи, кроме героя Бородина, Шёнграбена и Аустерлица Петра Багратиона, необходимо назвать генерала Павла Цицианова (Цицишвили), одного из первых русских покорителей Южного Кавказа, погибшего у стен Баку в 1806 г. Потом покойный Цицианов возникает у А.С. Пушкина, в "Кавказском пленнике": "и в сече, с дерзостным челом явился пылкий Цицианов". 

А еще грузинская община в Москве продолжала увеличиваться за счет тех, кого сегодня назвали бы беженцами, пусть и высокопоставленными. В 1724 году, после окончания Каспийского похода Петра I, в Москву прибывает племянник Арчила II царь Картли Вахтанг VI cо свитой из 1200 человек. В 1762 г. в Санкт-Петербурге умирает царь Картли Теймураз II. В России образуются некрополи грузинской элиты – усыпальницы Успенского собора в Астрахани (погребения Вахтанга VI и Теймураза II), Большого собора Донского монастыря в Москве (могила умершего в 1713 г. Арчила II), Всехсвятской церкви в одноименном подмосковном селе (ныне станция метро "Сокол"), принадлежавшем Дарье Арчиловне, сестре Александра Багратиони. 

В Москве на Пресне появляется грузинская слобода, или "Грузины", с существующей и по сей день церковью Георгия (каменная постройка с 1788-1800 гг., новый храм был возведен в 1895-1899 гг.). 

В 1725 г. в селе Всехсвятском умирает знаменитый грузинский писатель, путешественник и политик Сулхан-Саба Орбелиани. А в 1724-1758 гг. в Москве живет и творит сын Вахтанга VI, автор "Истории Грузии" и "Описания царства Грузинского" Вахушти Багратиони, могила которого находится в Донском монастыре. 

Российская империя стала второй родиной и для умершего в 1792 г. в гоголевском Миргороде выдающегося грузинского поэта Давида Гурамишвили. 

Но особенно важно, что после долгих мытарств, в 1705 г. на Московском печатном дворе была напечатана первая в России грузинская книга. В 1737 г. грузинское книгопечатание в России возобновляется, причем не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге. Возникает впечатление, что в XVIII в. грузинская культура на время переселилась под защиту русской короны, в города и веси Российской империи.

Петербург XIX века
© Sputnik/ РИА Новости
Петербург XIX века

Санкт-Петербург и Тбилиси

Теснейшие межкультурные и человеческие связи сохраняются и на протяжении XIX – первой половины XX вв. Достаточно вспомнить прекрасную Нину Чавчавадзе и нашедшего последний приют в Тифлисе ее супруга Александра Грибоедова.  

Это подтверждают и многочисленные переиначенные на русский лад славные грузинские фамилии Шаликовых, Сандуновых и Андрониковых-Андроникашвили. Саломея Андроникова (1888-1982), одна из звезд "Серебряного века", была воспета в стихах Анны Ахматовой и Осипа Мандельштама (называвшего ее "Соломинкой"). 

Можно, наконец, назвать известного литературоведа и мастера театрализованного художественного рассказа Ираклия Андроникова (1908-1990). На Западе в большей степени, чем в России, известен один из основателей футуризма, поэт, прозаик, драматург и издатель Илья Зданевич (Ильязд) (1894-1975), уроженец Тифлиса и грузин (Гамкрелидзе) по матери. Именно Зданевич оказался первооткрывателем (в 1912-1916 гг.) творчества великого грузинского художника Нико Пиросмани. Все эти творческие личности – гордость как Грузии, так и России.

Наконец, необходимо помнить о выдающихся российских ученых – историках и искусствоведах – чей вклад в исследование прошлого Грузии и ее культуры сложно переоценить. Это, к примеру, российский этнограф Борис Куфтин (1892-1953), попавший в 1930-1933 г. в ссылку по обвинению в "контрреволюционной деятельности" и спасшийся от неминуемых лагерей в Грузии. Погрузившись в изучение археологии Южного Кавказа, он оставил потомкам открытия мирового уровня и тома фундаментальных трудов. 

Это искусствовед Татьяна Щербатова-Шевякова (1905-2000), муж которой погиб на Соловках, а она сама с 1936 по 1987 гг. жила и работала в Грузии, сняв огромное количество высокопрофессиональных копий фресок (порой уже утраченных) грузинских средневековых храмов. После нее остались два солидных труда, символизирующих духовную связь двух стран на протяжении тысячелетия: "Монументальная живопись раннего средневековья Грузии" (1983 г.) и "Нередица. Монументальные росписи церкви Спаса на Нередице" (2004 г.). Как вспоминали о Татьяне Щербатовой-Шевяковой в Грузии, "ее ценили и академики, и простые деревенские люди, которые иногда относились к ней, как к слегка сумасшедшей… Она и была, наверное, как многие великие люди, с сумасшедшинкой, не от мира сего". 

Так что сложно найти страну и народ, прочнее и теснее связанную своей душой, своей историей, своей культурой с Россией, чем Грузия.

Грузины на Северном Кавказе

А кроме столиц, всегда была и есть многочисленная грузинская диаспора в российской провинции, также со своей многовековой историей. 

В первую очередь это, конечно, находившаяся на пути следования грузинских посольств Астрахань. Но и старейшие русские города Северного Кавказа, наиболее близко расположенные к границам грузинских царств и княжеств. Вполне закономерно, что они стали центрами торговли между Россией и Грузией, очагами российско-грузинского межкультурного диалога и распространения православия среди горцев Кавказа. 

Так, в 1745 г. была создана "Осетинская духовная комиссия", первоначально практически поголовно состоящая из священников-грузин и размещенная в Кизляре (ныне Дагестан), а с 1761 г. – в Моздоке (Северная Осетия). А в 1816 г. в Тифлисе даже появилось "Общество распространения христианства на Кавказе".

Первоначально значительные грузинские общины в городах Северного Кавказа, состоявшие из священников, купцов, да и просто беженцев, в течение первой половины XIX в., на фоне стабилизации ситуации в самой Грузии, стали быстро сокращаться в размерах. 

В Кизляре в 1785 г. проживало 1,6 тыс. грузин, в 1800 г. – 673, а в 1914 – 320. В Моздоке в 1777 г. из 1610 чел. населения города грузин насчитывалось 614, в 1803 г. из 3884 чел. – 811, в 1863 г. из 8760 чел. – 742. 

В то же время, в конце XIX в. началась миграция на Северный Кавказ грузин, пытавшихся найти здесь работу: ремесленников, рабочих, торговцев. Так, во Владикавказе в 1882 г. насчитывалось 160 грузин, в 1899 г. – 816, в 1914 г. – 3806. Эти общины оказались устойчивыми и вполне процветают и в настоящее время. В том же Владикавказе по переписи 2010 г. проживает 7114 грузин. Интересно, что в близлежащем селе Балта у грузинской церкви св. Ломиса ежегодно проходит традиционный праздник "Ломисоба". 

На сегодняшний день, как видно из вышеприведенной переписи, крупнейшие грузинские диаспоры проживают в Северной Осетии и в Краснодарском крае. На Кубани, возле Сочи, находится и единственное на территории России грузинское историческое поселение – село Пластунка (Пластунское), куда в 1881-1894 гг. перебралось 80 семей переселенцев из Западной Грузии. На 1891 г. здесь проживало 396 мегрелов и имеретинцев, во всем Сочинском округе числилось на 1897 г. 1001 грузин, а на 1916 г. – 4336.  Сейчас численность грузин городского округа Сочи имеет тенденцию к некоторому уменьшению: в 2002 г. она составляла 9341 чел., а в 2010 г. – 8190 чел. 

Очевидно, что грузинская диаспора в России, с ее многовековой славной историей, прекрасно вписана в российский социум и не воспринимается как что-то инородное, иностранное, чужое. Формируясь различными путями, объединяя как представителей интеллектуальной и культурной элиты общества, так и выходцев из других социальных слоев, грузинская диаспора в России естественным образом сближает наши народы, обеспечивает существование и укрепление духовных, культурных и человеческих связей.