Саломе Андроникашвили. Муза и кухарка

© Фото: из книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен"Саломе Андроникашвили с дочерью
Саломе Андроникашвили с дочерью - Sputnik Грузия
Писатель Игорь Оболенский рассказывает о судьбе грузинки из Тифлиса, ставшей первой красавицей Петербурга.

Она появилась на свет в Тифлисе в октябре 1888 года в семье агронома Ивана Андроникашвили и Лидии Плещеевой, внучатой племянницы знаменитого поэта, друга Пушкина. 

Родись она хотя бы на пару лет раньше, ее биографию мог бы украсить факт встречи с Петром Чайковским, который был частым гостем в доме ее дяди и где даже играл на скрипке. 

Впрочем, судьба и без того подарила ей знакомства и дружбу с великими. Случилось все это уже не в ее родном городе, а в Петербурге, где у главы семейства была огромная квартира на Васильевском острове. Именно там Саломея приобрела славу одной из первых красавиц. 

В столицу двоюродные сестры – Саломея Андроникашвили (на русский лад ее фамилия звучала как Андроникова) и Тинатин Джорджадзе – приехали в 1906 году, чтобы поступить на Бестужевские курсы. Но главным университетом для юных грузинок стали петербургские светские салоны.

Во время одного из вечеров Саломея познакомилась с Зиновием Пешковым, приемным сыном писателя Максима Горького, который принялся за ней активно ухаживать. 

При рождении Зиновий был наречен именем Иешуа Соломон. После того, как юноша принял православие, его стали называть Зиновием. 

Отец-гравер (кроме старшего Иешуа у него был и другой сын, вошедший в историю под именем Якова Свердлова, одного из главных соратников Ленина) не смог простить сыну предательства веры и проклял его. Тогда-то Зиновия и усыновил Максим Горький, давший молодому человеку свою фамилию – Пешков.

Молодой человек работал как секретарь Горького и даже пробовал себя на подмостках Московского Художественного театра, куда его пригласил сам Немирович-Данченко, впечатленный тем, как юноша читает пьесу Горького "На дне". Но судьбой Зиновию было предначертано совсем другое будущее…

На момент встречи с Саломеей Зиновий был беден. И замуж она в итоге вышла за богатого владельца чайных плантаций Павла Андреева, который был в два раза старше ее.

Сестра Тинатин тоже недолго оставалась в невестах. Она стала женой Сергея Танеева, чей отец возглавлял канцелярию Николая Второго. Несмотря на столь значительную должность, главным человком в новой семье Тинатин был не свекр, а его старшая дочь – Анна Вырубова. Та самая Вырубова, любимая подруга и доверенная фрейлина последней российской императрицы.

© Фото: из книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен"Сестра Саломеи Тинатин с мужем, братом фрейлины Вырубовой
Сестра Саломеи Тинатин с мужем, братом фрейлины Вырубовой - Sputnik Грузия
Сестра Саломеи Тинатин с мужем, братом фрейлины Вырубовой

Получалось, что теперь одна из сестер часто проводила время во дворце (сама императрица в своих письмах Вырубовой не раз интересовалась "как там Сергей и Тина"), а другая — в светских гостинных.

Популярная в те годы писательница Надежда Тэффи писала в 1913 году: "Украшением вечеров, как всегда, была Саломея Андроникова- не писательница, не поэтесса, не актриса, не балерина, не певица — слошное "не". Но она была признана самой интересной женщиной нашего круга".

Саломея и правда была интересным человеком. Своими неожиданными поступками она заставляла говорить о себе весь город. Чего стоили одни ее полеты на аэроплане. Она сумела уговорить знакомого летчика взять ее с собой и стала едва ли не первой женщиной, облетевшей Петербург на самолете.

© Фото: из книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен"Фрейлина Анна Вырубова и императрица Александра Федоровна
Фрейлина Анна Вырубова и императрица Александра Федоровна - Sputnik Грузия
Фрейлина Анна Вырубова и императрица Александра Федоровна

Внимания Андроникашвили добивались, дружбой с нею дорожили, а о любви не могли и мечтать. Не было, пожалуй, ни одного художника, который бы не хотел написать ее портрет. Среди тех, кому это удалось — Зинаида Серебрякова и Кузьма Петров-Водкин, Василий Шухаев и Савелий Сорин. 

Анна Ахматова подарила ей книгу "Четки" с надписью: "В надежде на дружбу". А поэт Осип Мандельштам посвятил стихотворение, назвав "соломинкой".

Соломка звонкая, соломинка сухая,

Всю смерть ты выпила и сделалась нежней,

Сломалась милая соломка неживая,

Не Саломея, нет, соломинка скорей.

Летом 1917 года из Петербурга Андроникашвили уехала в Алушту. Тогда она еще не знала, что поездка на дачу в Крым станет для нее спасительной. Влюбленный в нее адвокат Александр Гальперн сообщит в письме об отречении Николая Второго и убедит не возвращаться в Петербург (тогда столица уже патриотично именовалась Петроградом), а ехать к родителям в Грузию. 

© Фото: из книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен"Писатель Игорь Оболенский с портретом Саломе Андрониковой кисти Зинаиды Серебряковой (справа) и Элисо Дадиани, хранящихся в Национальном музее Грузии
Писатель Игорь Оболенский с портретом Саломе Андрониковой кисти Зинаиды Серебряковой (справа) и Элисо Дадиани, хранящихся в Национальном музее Грузии - Sputnik Грузия
Писатель Игорь Оболенский с портретом Саломе Андрониковой кисти Зинаиды Серебряковой (справа) и Элисо Дадиани, хранящихся в Национальном музее Грузии

На тот момент Саломея была разведена с оказавшимся излишне любвеобильным чаевладельцем Павлом Андреевым, пытавшимся ухаживать то за кузиной жены Тинатин, то за ее родной сестрой Марией. 

Адвокатом со стороны Андрониковой был петербургский юрист Луарсаб Андроников, чей сын Ираклий в будущем станет известным писателем и телевизионным рассказчиком.

Развод с Андреевым дал возможность Андрониковой не беспокоиться о хлебе насущном: она получила от мужа солидное содержание и огромную квартиру в центре Петербурга. 

Правда, теперь возврата к прежней жизни уже не было. 

А потому Гальперн был уверен, что в Грузии свершится его счастье и Саломея, наконец, станет его женой. Но судьба в который раз распорядится иначе. 

Продолжение следует…

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала