Мы помним чудное мгновенье, а было б правильней забыть

© photo: Sputnik / StringerПамятник Александру Сергеевичу Пушкину в одноименном сквере в центре грузинской столицы
Памятник Александру Сергеевичу Пушкину в одноименном сквере в центре грузинской столицы - Sputnik Грузия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Колумнист "Sputnik-Грузия" пытается понять на примере одной из пушкинских муз – А. П. Керн, почему история культуры порой оставляет нам женские имена, ничем этой высокой участи не заслужившие

Наверняка вам, как и мне, известно немало женских имен, обладательницы которых послужили источником вдохновения для великих творцов. Стали их музой. Миф о скульпторе Пигмалионе, силой любви оживившем свое творение – красавицу Галатею, многократно получал воплощение в реальной жизни. В несколько отличных, но сходных по интимной сути вариациях.

Признаем, некоторые из муз сами были незаурядными творческими личностями. Мировая слава Марины Влади опережала популярность Владимира Высоцкого. Правда, не в СССР, где его просто боготворили. Айседора Дункан считалась известной танцовщицей задолго до того, как стала женой Сергея Есенина.

Классический пример не просто творца и музы, а подлинного творческого тандема – Джульетта Мазина и Фредерико Феллини. Мазина снималась у блестящих мастеров. Но в истории кино, как и в моей памяти, она навсегда останется главной героиней феллиниевских шедевров "Дорога" и "Ночи Кабирии".

© photo: Sputnik / РИА Новости / Перейти в фотобанкСергей Есенин, Айседора Дункан
Сергей Есенин, Айседора Дункан - Sputnik Грузия
Сергей Есенин, Айседора Дункан
Впрочем, причастность к творчеству супруга не ограничивалось только блестящей актерской игрой. Как свидетельствуют очевидцы, великий режиссер вообще не начинал работу, если Джульетта отсутствовала на съемочной площадке. Он обсуждал с ней все сценарии, актерский состав. Она их утверждала. И мужа пережила всего на 4 месяца, повторяя: "Без него нет меня"…

Иной раз муза витает вокруг неясной тенью. И только самому художнику понятно, почему он не в состоянии без нее обойтись. Знаменитая Гала – Елена Дьяконова. На первый взгляд, просто женщина. Но – супруга гениального Сальвадора Дали. Он взахлеб писал ее портреты. А когда Галы не стало – лишился своего дара и вообще перестал рисовать.

К сожалению, есть и факты иного рода. Фанаты "Битлз" до сих пор обвиняют Йоко Оно – жену Джона Леннона – в развале едва ли не самой выдающейся рок-группы XX века. Как и в том, что сблизившись с ней, Джон забросил подлинное творчество.

Удивительный пример загадочных механизмов вдохновения – великий итальянец Данте Алигьери. Почти достоверно известно, что с музой своей – Лаурой де Нов он ни разу даже не общался. Если позволительно так говорить о гении – сам себя накрутил! Придумал. Нарисовал воображаемую икону.

Однако какое это имеет значение?! Для нас с вами, для искусства, для культуры? Сотворен шедевр – вот главное!

© AFP 2022Music legend John Lennon and his wife Yoko Ono pose for photographers in Cannes 17 May 1971
Music legend John Lennon and his wife Yoko Ono pose for photographers in Cannes 17 May 1971 - Sputnik Грузия
Music legend John Lennon and his wife Yoko Ono pose for photographers in Cannes 17 May 1971
С другой стороны, от прикосновения гения в тени его женское имя достается истории по воле случая. Порой не вполне заслуженно. Но она бывает вынуждена его принять. Конечно, кто мы с вами такие, чтобы заниматься пересудами капризов великих? Тем не менее, бывает, что о них сожалеет и сам творец.

Особенно когда убедится, что шедевр оказался наделен особым качеством – начал жить своей жизнью, не зависящей от того, кто его создал.

Собственно, весь наш разговор к тому, что в разные годы и в различные эпохи 22 февраля родились две оставившие след в культуре женщины. Об одной я уже сказал несколько добрых слов – о верной соратнице Феллини Джульетте Мазине. Другая – вы уж простите – случай совершенно вопиющий!

Анна Петровна Керн. Не сомневаюсь – догадались, о ком речь. Великий Александр Сергеевич. "К ***". "Я помню чудное мгновенье…". Угораздило же его написать!..

В девичестве – Анна Полторацкая. Женщина, быть может, и несчастной судьбы. Почти насильно выданная замуж за генерала Керна, который был втрое старше. Однако для вкрапления имени в историю литературы ничем все же не отличившаяся. И вне пушкинских чувств – в значительной степени надуманных – заслужившая в светских кругах лишь сомнительное прозвище "вавилонская блудница". Потому как мужа-генерала не только терпеть не могла, но и вовсю ему изменяла.

У Пушкина с Керн не случилось даже полноценного романа. Проходное сексуальное влечение. Вернее сказать, каприз и упрямство, чтобы добиться своего. Поскольку Анна Петровна, будучи женщиной не особенно целомудренной, с ним, как назло, стала капризничать. Не исключено, имела свой расчет.

Стихотворение "Я помню чудное мгновенье…" было написано с вполне конкретной прагматической целью. Вот только, как мы уже сказали, гений есть гений! Имеются свидетельства: поняв, что его обводят вокруг пальца, Пушкин отдавать стих не захотел. Попытался придержать. Только К*** оказалась дамой весьма настойчивой. Забрала. Потом передала Дельвигу, который напечатал их в альманахе "Северные цветы".

Ну а дальше на основе блестящего экспромта – читателей, кстати, нетрудно понять – сформировалась литературная легенда. Примечательно: через несколько лет, добившись, наконец, своего, Пушкин не придал этому факту ровным счетом никакого значения. Цинично и между делом, упомянул о нем в письме С. А. Соболевскому:

"Ты ничего не пишешь мне о 2100 р., мною тебе должных, а пишешь мне о M-me Kern, которую с помощию божией я на днях…" И дальше опять о деньгах.

Не считая нескольких писем к самой Керн, которые она продала издателям и в искренности которых можно легко усомниться, в остальной переписке поэта Анна Петровна фигурирует лишь пару раз. И не в самом лучшем свете.

А тут еще Михаил Глинка написал на гениальные стихи не менее гениальный романс…

Впрочем, с годами, став по второму мужу – вдвое младше нее – Марковой-Виноградской, Анна Петровна, похоже, образумилась. А главное, она ни разу не позволила себе оскорбительного слова или намека в адрес Пушкина. И даже Глинки, который крайне непорядочно обошелся с ее дочерью.

Словно подсознательно чувствовала, какая роль будет ей отведена в истории русской культуры.

А главное – оказалась права. И с этим ни Пушкин, ни Глинка, ни мы с вами ничего поделать уже не сможем!

Хорошего всем дня!

Лента новостей
0