06:05 24 Марта 2017
Тбилиси+ 15°C
Прямой эфир
Мелита Чолокашвили. Портрет работы Сорина, Национальный музей Грузии

Мелита Чолокашвили. Судьба красоты

Национальный музей Грузии
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Игорь Оболенский
Истории любви: от Тифлиса до Тбилиси (44)
69321

Писатель Игорь Оболенский в рамках проекта "Истории любви: от Тифлиса до Тбилиси" рассказывает о знаменитых моделях Коко Шанель - Мелите Чолокашвили и ее дочке Лилии Зеленской.

Она была примечательной личностью. Грузинский поэт Тициан Табидзе, погибший в годы сталинских репрессий, называл ее "богиней и мадонной". 

В доме Мелиты в Тифлисе бывал весь цвет грузинской интеллигенции. Знаменитые поэты Григол Робакидзе и Паоло Иашвили читали свои стихи. Ее портреты писали Зигмунд Валишевский и Сергей Судейкин. Автором самого знаменитого портрета Мелиты является Савелий Сорин. 

Чолокашвили смогла выдержать всего 30 сеансов, а дальше приходить к Сорину отказалась. "Мне надоело выполнять ваши распоряжения, Сорин", — заявила она. В ответ художник прямо сказал, чтобы Чолокашвили не зазнавалась и не считала себя такой безупречной красавицей, как его другая модель — Мери Шарвашидзе. Подобного сравнения Мелита вынести уже не могла. "Идите к черту!" — бросила она художнику и почти бегом оставила его мастерскую.

В конце концов Сорину ничего не оставалась, как прибегнуть к помощи Константина Зеленского, первого мужа Мелиты, с которым он дружил. "Уговори ее закончить сеансы. Только некультурные женщины могут так поступать", — просил Сорин. В итоге Мелита милостиво согласилась, и портрет был закончен.

Художник был настолько доволен работой, что оставил портрет себе и вывез его с собой в Париж. В Грузию портрет Мелиты Чолокашвили вернулся только в 1974 году, когда вдова художника передала его в дар Национальному музею Грузии.

Мелита Чолокашвили. Портрет работы Сорина, Национальный музей Грузии
Национальный музей Грузии
Мелита Чолокашвили. Портрет работы Сорина, Национальный музей Грузии

В 1922 году Мелита с дочерью и сестрой Дарусей тоже уехали в Париж, сумев вывезти за границу лишь малую часть из обстановки своего роскошного дома.

Картины, мебель – все осталось в Грузии. Уникальные произведения искусства XVI века муж Мелиты передал в дар создаваемой Дмитрием Шеварднадзе Национальной галерее Грузии.

Старинный рояль, на котором играли великие друзья Мелиты, сегодня находится в доме ее племянницы на улице Грибоедова. Том самом, где состоялась судьбоносная встреча Кирилла Зданевича с его будущей женой.

Тогда, в двадцать первом году, в Тифлисе остался и ее муж, Константин Зеленский. Он до последнего надеялся, что жена и дочь Лилия вернутся в Грузию. Даже отправлял им в Константинополь деньги на обратный билет. Но когда понял, что обратного пути для его самых дорогих женщин быть не может, сам отправился в эмиграцию.

И хотя его браку с Мелитой вскоре пришел конец, сама жизнь адвоката Зеленского таким образом оказалась спасена. Бывшие супруги перебрались из Турции во Францию и у каждого началась своя собственная биография.

В Париже одним из источников заработка для Чолокашвили стала работа моделью.

Мелита Чолокашвили
Фото из книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен"
Мелита Чолокашвили

Одно время она выходила на подиум на показах Коко Шанель. Мелита Чолокашвили не была фотогеничной, по ее снимкам сложно судить о ее красоте. Как говорил Савелий Сорин, та проявлялась лишь во время движения. Мелита и сама пишет об этом в своих письмах.

В эмиграции она забыла о своих прошлых капризах и теперь с удовольствием вспоминала о том, как ее портрет писал знаменитый Сорин и как он уговаривал ее позировать, а она отказывалась.

Воспоминания о былом вообще стали ее излюбленным занятием. Чолокашвили рассказывала о том, как присутствовала на свадьбе поэта Паоло Иашвили, о встречах с певцом Вано Сараджишвили. И о своем знакомстве с композитором Сергеем Рахманиновым, состоявшемся в доме Лизы Орбелиани.

Ностальгия по родине была у Мелиты так сильна, что в Париже она начала учить грузинский язык. До этого обходилась русским и французским.

Уже в эмиграции, в Париже, Мелита подружилась с Мери Шарвашидзе. Грузинские красавицы встречались, играли в покер и вспоминали родную Грузию.

Обе женщины неважно говорили на языке своей родины. Но встречаясь в шестидесятых годах с приехавшими из Грузии туристами, старались использовать в беседах с ними хотя бы несколько слов на грузинском.

Вторым мужем Чолокашвили стал поэт Сергей Рафалович. Мелита трепетно относилась к его творчеству и ревностно следила за тем, чтобы имя мужа упоминалось как можно чаще.

Так, в одном из писем в Тбилиси Мелита с обидой замечает, что в грузинском литературном журнале был опубликован перевод, сделанный при участии Рафаловича, а имя его указано не было. Друзья успокоили ее, объяснив, что при советской власти упоминание имени эмигранта было попросту невозможно.

Когда модельная карьера Мелиты подошла к концу, на подиуме ее достойно заменила дочь.

Дочь Мелиты Чолокашвили прожила 91 год. До последнего дня она сохраняла стать и красоту, которые обращали на себя внимание даже людей, весьма далеких от мира высокой моды.

Лилия Зеленская
Фото из книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен"
Лилия Зеленская

Когда в 2001 году Лилия Зеленская приехала в гости к своей двоюродной сестре Нино Чолокашвили, которая и рассказала мне эту историю, весь Тбилиси оборачивался на гордо шагающую по проспекту Руставели седую женщину.

В один из дней Лилия решила сделать своим грузинским родственникам подарки и зашла в один из парфюмерных магазинов. Болтающие о чем-то своем девушки- продавщицы, едва завидев переступившую порог магазина пожилую даму, умолкли и с почтением выполняли ее просьбы – подать с витрины те или иные духи.

Когда покупки были сделаны и Лилия покинула магазин, продавщицы задержали внучатую племянницу Зеленской, которая сопровождала ее. И обратились к ней с вопросом – с кем только что они имели дело. Внешность и манеры бывшей модели Шанель, Лелонга и Скиапарелли не оставляли равнодушными никого.

Лилия Зеленская
Фото из книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен"
Лилия Зеленская

Мало того, даже близкие родственники отмечали удивительную харизму Лилии – спорить с ней не решался никто.

Уже совсем седая, облаченная в брючный костюм и не расстававшаяся с сигаретой, Лилия Зеленская-Ротванд была, пожалуй, последним лучом той великой славы Парижа времен Коко Шанель, отсвет которой чувствовался и в новом, двадцать первом столетии.

Дочь Мелиты Чолокашвили ушла из жизни во сне, за пару часов до смерти спокойно побеседовав с кузиной по телефону. Ее последними словами были: "Доброй ночи. Мне надо досмотреть свой любимый сериал".

Темы:
Истории любви: от Тифлиса до Тбилиси (44)

По теме

Три сестры из Тифлиса
Княгиня из Тифлиса, ставшая королевой
Тбилиси. Мастер и Марика
Правила пользованияКомментарии


Главные темы

Орбита Sputnik