14:26 24 Июня 2017
Тбилиси+ 29°C
Прямой эфир
Портрет Саломе Андроникашвили

Саломе Андроникашвили: судьба Соломки

Фото: архив
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Игорь Оболенский
Истории любви: от Тифлиса до Тбилиси (44)
67860

Писатель Игорь Оболенский рассказывает о судьбе грузинки из Тифлиса - одной из самых известных красавиц эпохи Серебряного века.

Читайте Первую часть: Саломе Андроникашвили. Муза и кухарка

После большевисткого переворота в России Грузия получила независимость. В качестве посла Франции при меньшевистском правительстве Грузии в Тифлис приехал майор Зиновий Пешков. Тот самый, который столь безуспешно ухаживал за Саломеей в Петербурге. Теперь он был кавалером французского ордена Почетного легиона. Как владеющий русским языком, Пешков был идеальной кандидатурой для работы политическим консультантом Верховного комиссара Франции. 

Между Саломеей и Зиновием вновь возник роман. Однажды французский дипломат сумеет даже вызволить Андроникову из харьковской тюрьмы. Правда, не благодаря своему положению, а при помощи Максима Горького. Узнав о том, что на пути в Тифлис Саломею арестовали в Харькове, он даст приемному отцу телеграмму: "Отец, звони Ленину, Троцкому или самому Карлу Марксу! Но Саломея Андроникова должна быть освобождена". Неизвестно, кому из трех адресатов сумел дозвониться пролетарский писатель, но грузинская красавица была освобождена и благополучно приехала в Тифлис.

Когда в Грузию готовилась войти Красная армия и независимость молодой республики вот-вот должна была пасть, Пешков снова придет на помощь Андрониковой и пригласит ее поехать с ним в Париж. Поехать просто так, чтобы купить, например, новую шляпку. 

— Но у меня с собой даже нет документов, — растерялась Саломея. 

— Зачем вам документы, когда у вас есть я, — успокоил ее будущий генерал Франции. 

И Саломея согласилась — и поехать, и стать гражданской женой дипломата. 

До французского корабля влюбленные добрались на простой шлюпке. Когда матросы отказались поднять на борт не имевшую документов грузинку, Зиновий Пешков достал револьвер и добился того, чтобы его Саломея все-таки взошла на корабль…

"Как всякая обыкновенная аристократка, я не хотела ни о чем глубоко задумываться. И покатила", — будет вспоминать она спустя годы о своем отъезде из Грузии. Она действительно тогда не задумывалась ни о чем. Поэтому, наверное, и оставила в Батуми свою дочь Ирину, которая только через несколько лет смогла присоединиться к матери. 

Саломе Андроникашвили с дочерью
Фото: из книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен"
Саломе Андроникашвили с дочерью

В Париже Саломея поселилась в районе Елисейских полей на улице Колизе и стала работать в журнале мод. А вскоре все-таки вышла замуж за Александра Гальперна. Его как секретаря Временного правительства выслали из России, и он тут же приехал во Францию. Семейная жизнь не мешала Саломее переписываться с Зиновием Пешковым. Бывший гражданский муж писал Андроникашвили отовсюду. И неизменно подписывался: "Целую тебя от всего сердца и от всей моей старой и любящей тебя души".

В столице Франции Саломея познакомилась с Мариной Цветаевой. Между двумя женщинами сразу же завязалась самая трепетная дружба. Именно грузинская красавица стала спасительницей гениальной русской поэтессы от нищеты. Из тысячи франков, которые Саломея получала за работу в модном журнале, четыреста она отдавала Марине. Ей же посылала одежду и обувь, из-за чего та называла себя ее "иждивенкой".

В одном из своих писем Саломе Цветаева писала: "Дорогая Саломея, большая просьба: не могли бы Вы дать мне вперед половину иждивения или, если нельзя, франков двести. Я рассчитывала на деньги за статью, а там задержка. Мне очень совестно беспокоить Вас, особенно в неурочный срок… Целую Вас. МЦ."

Из переписки Андроникашвили и Цветаевой вообще может получиться отдельная книга. Саломея сохранила более трех десятков писем Марины Цветаевой, которые, когда стало возможно, вернула дочери поэтессы Ариадне Эфрон. Та, по согласованию с Саломеей, сдала их в Центральный архив литературы и искусства в Москве.

Марина Цветаева
© Sputnik/ РИА Новости
Марина Цветаева

"3-го окт. 1920 г. Дорогая Саломея! Огромное спасибо за чудные чулки, — как раз по мне и уже на мне. Ходила вчера за ними на почту под отъездный колокольный звон".

Последнее письмо Цветаевой к Андроникашвили и вовсе можно считать прижизненным памятником  его адресату, лучше всяких портретов и воспоминаний объясняющего уникальность Саломеи.

"Милая Саломея, письмо не кончается, оно единственное, первое и последнее от меня (во всем охвате вещи) к Вам (во всем охвате – Вашем, которое знаете только Вы)… Милая Саломея, лучше не отвечайте. Что на это можно ответить? Ведь это не вопрос и не просьба – просто лоскут неба любви. Даю его Вам – вы ответ на все целое, которое в том (уже – там!) сне дали мне – Вы.

Знаю еще одно, что при следующей встрече – через день – или через год и день (срок для найденной вещи и запретный срок всех сказок!) – на людях, одна, где и когда бы я с Вами не встретилась, я буду (внутри себя) глядеть на Вас иначе, чем все эти семь лет глядела, может быть, вовсе потуплю глаза — от невозможности скрыть – от безнадежности сказать".

Вскоре Цветаева вернулась в Советскую Россию и больше их пути с Андроникашвили не пересекались…

За несколько дней до начала Второй мировой войны проницательный Гальперн предложил Саломее и ее дочери Ирине перебраться подальше от охваченной войной Европы. Однако в Америку с ним согласилась поехать только Андроникашвили. Ирина, состоявшая в рядах коммунистической партии Франции, осталась в Париже. Где была арестована фашистами и чудом уцелела в концлагере. 

В 1945-м году Гальперн получил назначение в Лондон, и семья переехала в Англию. Когда в конце жизни Александр признает себя банкротом и будет вынужден продать дом, он выставит условие: его жена сможет жить там до своей смерти. Новый владелец особняка, знаменитый писатель и философ Исайя Берлин, согласится на это. 

Исайя Берлин
Фото: архив
Исайя Берлин

В Лондоне Саломея продолжала вести светскую жизнь — принимала гостей, устраивала приемы. Но даже когда она оставалась одна, к ужину неизменно спускалась в вечернем платье. Среди ее друзей были жена английского премьер-министра Уинстона Черчилля и актер Питер Устинов. Самой же близкой подругой стала баронесса Будберг, бывшая муза и гражданская жена Максима Горького.

Как-то две женщины получили приглашение прокатиться на яхте миллиардера Аристотеля Онассиса. Восхищенная обивкой розового дивана в салоне, Саломея спросила, из какой кожи она изготовлена. И получила от Аристотеля не совсем литературный ответ.

В Лондоне под присмотром Андроникашвили учился Шалва Зданевич, сын поэта Ильи Зданевича, который в начале века был влюблен в Саломею и с которым она, как и со всеми бывшими мужчинами, сохранила  добрые отношения. Тем более, что все ее возлюбленные были людьми исключительными. Об Андроникашвили Зданевич оставил такие строчки:

На улице парижской Колизея 

Жила годов пятнадцать Саломея.

Порядок домовой 4 дважды,

Прохожий, снимите шляпу каждый.

Илья Зданевич был не просто поэтом и писателем. В течении нескольких лет он создавал эскизы тканей для Дома Шанель, а после был его директором. Он стал одним из первых, кто сумел открыть гений Пиросмани и попытался облегчить жизнь погибающего от нищеты грузинского живописца. 

Илья Зданевич
Архив Мирель Зданевич
Илья Зданевич

Узнав о том, что его Саломе вышла замуж, Илья Зданевич тоже решил жениться. Его избранницей стала принцесса Нигерии, которая родила ему сына. Юный Шалва переехал в Англию, а его мать умерла вскоре после освобождения из фашисткого концлагеря…

В конце пятидесятых годов стало возможным общение с родственниками в Советском Союзе. В Тбилиси у Саломеи жила родная сестра Мария. 

"Мария родилась в 1892 году, — рассказал мне племянник Андроникашвили Илья Ломидзе. — Вообще все Андроникашвили прожили достойную жизнь. Мать Саломе, Лидия Плещеева, прожила почти 100 лет.

Саломе Андроникашвили с дочерью
Фото: из книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен"

Мария впервые увидела сестру только в 60-х годах. В те годы встречи с иностранцами, а тем более выезд за рубеж были весьма проблематичными. Марии помог племянник Константин, сын их с Саломеей родного брата Яссе, который вместе с матерью в 1916 году уехал в Париж".

Тогда же, после смерти Сталина, стало известно о трагической гибели родного брата сестер Андроникашвили — Яссе. В тридцатых годах Саломея через знакомого, направлявшегося в Москву, передала для брата письмо. Которое, как оказалось, стало основанием для ареста Яссе, обвинения в шпионаже и расстрела.

А его сын Константин Андроникашвили (во Франции он известен, как Константин Андроников) закончил Сорбонну и работал переводчиком сразу у трех президентов Франции. В 1967 году он приезжал в СССР с Шарлем де Голлем, в 1973 году принимал во Франции Леонида Брежнева и присутствовал на его переговорах с Жоржем Помпиду, а затем работал в аппарате у Жискара Д’ Эстена. Собственно, через Константина и удавалось поддерживать связь с Саломеей.

"Когда Константин во время хрущевского правления приехал в СССР и сказал, что хочет поехать в Тбилиси, где живут его родственники, все были в шоке — никто не знал, что у советника президента Франции есть родственники в СССР, — вспоминает Илья Ломидзе. — Здесь его принимали на высшем уровне, включая представителей заинтересованных органов. Благодаря Константину Марии Андроникашвили потом удалось выехать в Париж, увидеться с Саломе и начать переписку".

Сестра Саломе Мариам Андроникашвили
Фото: архив
Сестра Саломе Мариам Андроникашвили

Сама Саломе в конце жизни увлеклась кулинарией и даже выпустила книгу рецептов. "Всю жизнь думала, что я — муза, а под старость поняла, что на самом деле — кухарка", — шутила она. Когда же разговор принимал серьезный характер, Андроникашвили признавалась, что одной из главных ошибок ее жизни стал отъезд из Грузии.

"Я совершила глупость, что оставила родину в такой трудный момент".

Она пережила почти всех. Уже не было на свете ни Александра Гальперна, ни генерала армии Франции Зиновия Пешкова. Даже оказавшася такой же долгожительницей, как и она, подруга императрицы Анна Вырубова, сумевшая выбраться из революционной России и стать монахиней в Финляндии, в возрасте 80 лет покинула этот бренный мир.

Андроникашвили категорически отказывалась писать книгу воспоминаний. О своей жизни Саломея немного рассказала лишь в письмах Папуне Церетели, который стал инициатором их переписки. 

"Мать моя русская (Плещеева) была женщиной удивительной, вполне незаурядной. Воспитывались мы ею в русских традициях. Отца любили, любовались им, но он в нашем воспитании никакого участия не принимал. Я – старшая – выдалась наиболее русской. И хотя физически в отца, нравом и характером очень похожа на мать.

Сестра Машенька (Маруся) гораздо более грузинка. Яссе – брат – половинка на половинку. Все трое мы были очень связаны. Любили друг друга и были близки и дружны. Я – старшая – их пережила.

Я прожила почти 90 лет и следовательно надо готовиться к смерти. Завещание мое очень простое – ВСЕ, что у меня есть, что мне принадлежит, оставляю моей дочери. Упоминаю в завещании, что мой портрет Серебряковой завещаю Грузии (условие: музей должен сам озаботиться получением портрета, оплатить надлежащие налоги (если таковые требуются) и переслать в Тбилиси. Срок – 3 месяца. О моей смерти моя дочь сообщит министру культуры Грузии.

Слепок моей руки, сделанный стариком Гинсбургом, постарайтесь получить от моих родственников тоже для музея… Тот, что принадлежал мне, остался в Петербурге, в моей квартире, как и все мне принадлежащее. Все это было растаскано, распродано моими друзьями, а то и уничтожено в тяжелые годы Петербурга. Ни оплакивать, ни вспоминать не стоит. Прожили бурную и неповторимую (не так ли?) эпоху…

Поваренную книжку я действительно написала, почти как шутку, в пору, когда мы в Лондоне были сурово ограничены военным пайком. Однако там я давала рецепт чахохбили. Курицу все же можно было купить. Вместо масла — маргарин. Яйцо полагалось ОДНО в неделю на человека. Выворачивались.

Книжку уже давно нельзя купить. А мой экземпляр (авторский) кто-то зачитал. У меня больше НЕТ моей же книжки.

…Живу я в Англии, где мало эмигрантов из России. Не так как в Париже, где их засилие. Тэффи (тоже моя давняя приятельница) говорила, что в Пасси (часть Парижа) некий француз покончил с собой в тоске по родине.

Я очень любила Париж, где прожила 18 лет, который очень изменился в наше столь вульгарное время и который больше не люблю. Лондон — последний барский (относительно, конечно, т.к. "наша" эпоха и его коснулась) город. И я его люблю. Здесь можно жить очень спокойно и даже красиво и по-человечески. 

ТАК я и живу. В доме совершенно прелестном с большим садом, окруженным большими деревьями, без телевизора и даже без радио. Ненавижу эти говорящие коробки. Зато читаю. 

…Я не хочу со всеми моими картинами и книгами расстаться ДО моей смерти. Смерть не далека, ибо мне 90 лет! Хотела бы жить вечно, но это заказано натурой…

Никто не верит в мои возраст, который я не скрываю. Отличная фигура и говорят, что я красива!! Подумайте!! Какие чудеса. Выгляжу лет на 70, все могу, все ем, все пью и собираюсь жить лет до ста…

Все, все умерли, а я вот все жива. И не хочу умирать…"

Она уехала за границу из Тифлиса и никогда не бывала в Тбилиси. Но в свой родной город Саломея все же вернулась. Благодаря той самой работе Зинаиды Серебряковой, которую она завещала Грузии. Кстати, в свое время именно Андроникашвили помогла художнице в 1926 году выехать из Совесткой России в Париж и спасла ее от голодной смерти.

Другой портрет Саломе, работы Александра Яковлева, был выставлен на аукцион Сотбис в Лондоне, приобретен графом Лобановым-Ростовским и передан в музей Марины Цветаевой в Москве.

Свой портрет кисти Петрова-Водкина Андроникова еще в 1970 году подарила Третьяковской галерее в Москве. Сегодня он выставлен в постоянной экспозиции наравне с портретом Андрониковой работы Василия Шухаева.

Портрет Саломе Андроникашвили кисти Петрова-Водкина
Портрет Саломе Андроникашвили кисти Петрова-Водкина

…В последние годы жизни Саломея жила одна. Ее племянник, сын Константина Андроникова Марк, рассказывал мне, что несмотря на свой солидный возраст Андроникова находилась в хорошей форме.

"Только очень плохо слышала и все время возилась со слуховым аппаратом. Жила она достаточно скромно и все время сдавала комнату на верхнем этаже своего дома".

Последний раз она устроила большой прием в честь своего 90-летия. "Трагедия моей старости в несоответствии желаний и возможностей", — произнесла она в ответ на тост одного из друзей. 

Ни в Грузию, ни в Россию Саломея так и не смогла приехать. Когда в очередной раз она получила приглашение от писательницы Ларисы Васильевой, навестившей ее в Лондоне, она ответила: 

"Нет, и не уговаривайте меня слетать в Россию туристкой. Знаю, знаю, встретите, обласкаете. Но как подумаю, что утром проснусь в Петрограде-Ленинграде и вокруг русская речь – у меня уже здесь сердце разрывается. А что там будет? Умру от счастья…"

8 мая 1982 года лондонская "Таймс" сообщила о смерти Саломеи Андроникашвили, "последней из самых блистательных женщин" и "одной из самых известных красавиц эпохи Серебряного века".

Согласно завещанию легендарной женщины, ее прах был развеян над Трафальгарской площадью Лондона…

Темы:
Истории любви: от Тифлиса до Тбилиси (44)
Правила пользованияКомментарии


Главные темы

Орбита Sputnik

  • Преступления по сети, архивное фото

    Банк Литвы провел опрос среди финансовых учреждений страны, в результате которого впервые было отмечено, что самые большие риски они видят в кибернетических атаках.

  • Пьяный водитель. Иллюстративное фото

    В Эстонии ежедневно в нетрезвом состоянии садятся за руль около 2-3 тысяч человек, превращая алкоголь в "норму" жизни.

  • Зубры на опушке в Беловежской пуще, архивное фото

    Изменение нынешнего статуса Беловежской пущи нежелательно, заявили в Минприроды Беларуси в ответ на предложение Польши исключить лес из всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

  • Шарль Азнавур. Концерт в Ереване

    В 2018 году французский шансонье армянского происхождения Шарль Азнавур получит звезду на Аллее славы в Голливуде.

  • Вид на планету Земля из космоса

    Первый латвийский искусственный спутник Земли Venta-1 доставлен на орбиту сегодня утром, он будет вращаться вокруг Земли на высоте 500 км.

  • Преступления по сети, архивное фото

    Банк Литвы провел опрос среди финансовых учреждений страны, в результате которого впервые было отмечено, что самые большие риски они видят в кибернетических атаках.