03:36 21 Октября 2020
Прямой эфир
  • EUR3.8067
  • 100 RUB4.1413
  • USD3.2222
Колумнисты
Получить короткую ссылку
75510

Конгресс ФИФА в Манаме утвердил квоты между конфедерациями на чемпионат мира 2026 года, в финальной стадии которого примут участие 48 сборных. Спортивный обозреватель Sputnik Грузия попытался понять, что принесет увеличение числа команд

Быть, или не быть? Этот извечный шекспировский вопрос долгое время не давал спокойно спать чиновникам ФИФА. Денно и нощно функционеры самой влиятельной и мощной футбольной организации думали: расширять или нет количество стран участниц финальной стадии чемпионата Мира до 48 сборных?

За инициативу нового президента ФИФА Джанни Инфантино, единогласно проголосовал совет организации на конгрессе в Цюрихе в январе этого года. Естественно, что все было преподнесено под соусом популяризации и расширения границ футбола.

Принять-то приняли, а вот распределение квот для конфедераций решили отложить до лучших времен. В частности, до 67 конгресса ФИФА, который только что завершился в столице Бахрейна Манаме.

И вот, что мы имеем на выходе. Африка (КАФ) получила 9,5 путевок (девять команд попадут напрямую и одна поборется за путевку на мундиаль в стыковых матчах), Азия (АФК) – 8,5 путевок, Северная и Центральная (КОНКАКАФ), а также Южная Америка (КОНМЕБОЛ) – по 6,5 путевок, Океания (ОФК) – 1,5 путевки и Европа (УЕФА) – 16 путевок на чемпионат Мира 2026 года.

Получается, что от такой популяризации, в первую очередь, выиграли азиатские и африканские сборные. Для сравнения, на прошлом чемпионате Мира в Бразилии, африканский континент представляли пять команд, а через девять лет их будет минимум девять, а то глядишь и все 10. Тоже самое в отношении Азии – четыре в 2014 году и восемь-девять в 2026.

На этом фоне Европа получает только три дополнительные путевки. И возникает абсолютно логичный вопрос – а почему ФИФА делает такой крен в сторону Африки и Азии? Вот что по этому поводу думает известный грузинский футбольный комментатор и журналист Сандро Цнобиладзе:"Сейчас Азия – это большой рынок с огромными возможностями, где крутятся большие деньги. Посмотрите, какие колоссальные суммы в последнее время предлагают футболистам в Китае, переманивая игроков из Европы. В ФИФА прекрасно понимают, что в Азии можно очень неплохо заработать. К тому же, давайте не будем забывать, что увеличение количества сборных из Азии, Африки и Центральной Америки – это дополнительные голоса федераций на выборах. У Блаттера все это получалось немного коряво. Инфантино же делает это красиво".

Цнобиладзе также считает, что увеличение количества сборных с 32 до 48 участников, нанесет только вред турниру: "48 сборных – это чересчур много. Даже 32, я считаю, было перебором. В такой ситуации у нейтрального болельщика будет падать интерес к чемпионату Мира. Его, нейтрального болельщика, совершенно не интересует популяризация и глобализация футбола. Он хочет сесть перед телевизором и посмотреть качественный футбол. Представим себе гипотетически, что между собой играют сборные Германии и Италии. Это классика футбола! Пусть даже матч завершится вничью 0:0 или минимальной победой одной из команд, но игру все равно будут обсуждать и разбирать поминутно. И, также гипотетически, возьмем матч, скажем между Йеменом и Гондурасом, который завершился со счетом 4:2 или вничью 3:3. Поверьте, никто кроме болельщиков команд не сядет смотреть эту игру и ни в какие учебники футбольной истории она не попадет".

При этом, по мнению журналиста, современный футбол определяют личности на поле. Учитывая реалии современного мира, футбол тоже стал заложником, так называемого, брендирования. Играет Месси – жди обилия финтов и многогранных комбинаций, вышел в старте Ибрагимович – есть шанс увидеть шедевральный гол, стоит в воротах Буффон – думаешь: "человеку уже под 40, а у него такая реакция" и т.д. Все эти футболисты личности, которые в одну секунду могут изменить ход матча и войти в историю, с положительной или отрицательной стороны – не суть важно.

Поэтому, подводит итого Цнобиладзе, лучше смотреть на никакую сборную Англии, как это было на последнем ЧМ в Бразилии, чем на резво бегающих исландцев, которые сильны только за счет физики и духа, и при этом совершают колоссальное количество детских ошибок.

Но как Цнобиладзе думают не все. Вот что Sputnik Грузия сказал бывший полузащитник сборной Грузии Леван Цкитишвили: "Мне кажется, что расширение состава участников ЧМ до 48 сборных – это хорошо. Команды из Азии и Африки получат бесценный опыт, который можно приобрести только на крупных турнирах, играя против сильных соперников. А что касается нейтральных болельщиков, то если рассматривать футбол под другим углом, то можно найти плюсы не только в условном матче Германия – Италия, но и Йемен – Гондурас".

В аналогичном ключе высказался и бывший защитник и капитан сборной Грузии Александр Амисулашвили, совсем недавно завершивший карьеру в национальной команде: "В первую очередь, расширение квоты для европейских сборных дает прекрасную возможность сборной Грузии побороться за выход на чемпионат Мира. При нынешней ситуации это сделать очень непросто, а три дополнительные путевки могут существенно увеличить эти шансы. Так что расширение состава участников, действительно будет способствовать развитию футбола".

Тут, конечно трудно не согласиться с Амисулашвили. Европейские сборные, чей шанс выступить на мундиале, в том числе и Грузии, сводился к минимуму, теперь получат дополнительную возможность в отборочном цикле.

Но вернемся к схеме провидения чемпионата Мира. Помимо того, что за трофей будут бороться 48 сборных (это на бумаге, а так понятно, что круг претендентов, как и было, ограничивается десятком команд), изменится и групповой этап турнира.

В 2026 году все команды будут разбиты на 16 групп по три сборной в каждой. Скорее всего, в каждой группе будет по одной европейской сборной, ну а дальнейший состав определится волей жребия.

Рассмотрим, к примеру, такую ситуацию. В одной группе сошлись сборные Германии, Узбекистана и Буркина-Фасо. В 1/8 финала выходит только победитель трио. Скажем, Германия выигрывает оба своих матча и обеспечивает себе выход в плей-офф. Интересно, кто сядет смотреть уже ничего не значащую игру между Узбекистаном и Буркина-Фасо? Как говорится – смотрите выше слова Цнобиладзе.

В нынешней ситуации, когда в группе четыре команды, заключительные два матча играются в одно время, потому что всегда есть возможность у одной из сборных, зацепиться за вторую путевку в плей-офф (по очкам ли или по разнице голов – не суть важно). Но эта возможность есть вплоть до финального свистка. А за что бороться гипотетическому Узбекистану и Буркина-Фасо? Получается что-то вроде товарищеского матча в рамках чемпионата Мира. Так и хочется сказать — ну так и сыграйте его в другом месте и при других обстоятельствах.

Но что сделано – то сделано. Закон обратной силы не имеет и осталось только узнать где же произойдут события столь грандиозного масштаба. Где будет твориться футбольная "история". Страну-хозяйку, а может быть и страны-хозяйки, чемпионата Мира-2026 ФИФА выберет в 2018 году на конгрессе, который состоится в Москве.

Теги:
Чемпионат мира по футболу, ФИФА


Главные темы

Орбита Sputnik