06:23 22 Июля 2019
Прямой эфир
  • EUR3.2410
  • 100 RUB4.5787
  • USD2.8845
Дом на пересечении улиц Мачабели и Лермонтова

Дом на углу, или Скромный подарок на свадьбу дочери

© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Екатерина Микаридзе
Прогулки по Тифлису (100)
11110110

Колумнист Sputnik Екатерина Микаридзе в рамках проекта "Прогулки по Тифлису" рассказывает о прошлом и настоящем дома, когда-то подаренного Мелик-Азарянцем дочери Софии

Этот старый дом перехватил меня на бегу – резко затормозила, вдруг заметив атмосферный подъезд на пересечении Лермонтова и Мачабели. Те, кто знаком с моим хобби – люблю бродить по старым домам, поймет, как мне захотелось попасть внутрь, полазить по пыльному чердаку.

Вход в парадную с улицы Лермонтова
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вход в парадную с улицы Лермонтова

Вообще, улица Мачабели, в дореволюционном Тифлисе Сергиевская, богата на старые дома. Тут что ни особняк - то исторический памятник. Только успевай фиксировать. Извлекаю орудие труда – фотоаппарат из рюкзака, направляю на окна и… Ба! Да это ж еще один дом, в котором жил Александр Мелик-Азарянц! Тот самый, что построил одно из красивейших до сих пор зданий города - доходный дом на проспекте Руставели, в то время Головинском. Меценат, промышленник и почетный гражданин. Я владельца по решеткам на окнах определила - на них его инициалы. Тогда богачи и покупали, и строили, не жалея средств, размашисто.

Собственника легко определить по инициалам на решетках
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Собственника легко определить по инициалам на решетках

Мелик-Азарянц какое-то время жил здесь, пока не построил знаменитый дом на Головинском. А этот подарил на свадьбу дочери Софье.

Она вышла замуж за юриста, Ованеса Калантарова, и родила мальчика. В 1918-м дом национализировали и бывших владельцев уплотнили, оставив им одну квартиру. В ней семья и проживала до 80-х годов прошлого столетия, позже семья переехала на Украину. Их квартира закрыта.

Дом №14 на улице Лермонтова - его Александр Мелик-Азарянц подарил младшей дочке Софье и ее мужу
© Sputnik / Levan Avlabreli
Дом №14 на улице Лермонтова - его Александр Мелик-Азарянц подарил младшей дочке Софье и ее мужу

Вообще, в этом большом доме сейчас живут всего шесть человек. Ничего удивительного – особняк рушится, и остались в нем лишь те, кому уходить просто некуда. Дом с 1988-го имеет статус архитектурного памятника. Впрочем, это не мешает ему тихонько уходить в небытие. А инициалы знаменитого мецената сохранились во всем большом доме только на решетках трех окон.

Инициалы владельца сохранились на решетках
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Инициалы владельца сохранились на решетках

Из рук в руки

Доживающий свой век старикан принадлежал изначально вовсе не Мелик-Азарянцу.
Был в истории тифлисского градостроительства такой мэр Язон Туманов, известный тем, что при его активном участии была открыта музыкальная школа, заложена основа ремесленного мастерства. Так вот, в 1862 году Туманов продал дом с огромным двором почетным гражданам тогдашнего Тифлиса, братьям Цовиановым. На свободном месте они и построили трехэтажный особняк по проекту немецкого архитектора Зальцмана.

Братья владели банковской конторой, которая так и называлась "Братья Цовиановы", были арендаторами бань в районе банной площади – эта баня, кстати, сохранилась и сегодня, известна как "баня номер 5". Один из братьев, Исаак Цовианов, был депутатом городской думы. Цовиановы были также владельцами многих других домов и участков и даже нефтяных скважин в Баку.

Шло время, дом менялся, менялись жильцы, в какой-то момент он даже был отведен под винные погреба Давидова. А в начале 1900-х годов дом приобрел Мелик-Азарянц, прожив здесь до середины 1915-го.

Последние из могикан

Дверь в парадную закрыта накрепко, я ринулась во двор в поисках черного хода. Стучу в первую попавшуюся дверь на первом этаже. Открывает девушка, говорит, что не живет в этом доме, но поможет, чем сможет.

- Тетя Дали, - кричит она, - тут девушка выясняет про дом, спрашивает жителей.

Минут через пять в дверях показывается женщина, знакомимся – в прошлом педагог Дали Авалиани. Мы преодолеваем вместе с ней один лестничный пролет, второй и останавливаемся на лестничной площадке.

Жители покидают дом за невозможностью  в нем жить
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Жители покидают дом за невозможностью в нем жить

- Знаю, что первым владельцем дома, в котором я родилась, был меценат и очень богатый житель нашего города Мелик-Азарянц. Потом дом национализировали, и, видимо, семье оставили только одну квартиру из всего дома. Там сейчас ремонт идет. До них не достучитесь, не дозвонитесь. А еще из известных тут жил Морозов. Говорят, он состоял при правительстве Берия, 6-го отдела ГУГБ НКВД, и самолично руководил расстрелами 37-го.

В 1939-м Морозов был арестован и через год приговорен к высшей мере – расстрелу. Из ныне здравствующих Морозовых внук живет в Москве. Квартиру в историческом тбилисском доме Морозовы так и оставили за собой. Соседка рассказывает, что она опять выставлена на продажу.

- Квартира закрыта, вы туда без маклера никак не попадете, - продолжает Дали. – Ее продают за такую высокую цену, что покупатели уходят в полном недоумении. Во-первых, квартира в ужасном состоянии. Потолок прохудился. С него течет во время дождя, как сквозь решето. А во-вторых, сам дом требует капитальной реставрации, смотрите на трещины.

Парадная производит удручающее впечатление
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Парадная производит удручающее впечатление

Поднимаю взгляд на стены в парадной. Трещин в них и в самом деле достаточно. Большинство увечий домом получено во время землетрясений, говорит Дали. Самое сокрушительное то, что случилось лет 15 назад. Тогда пострадал весь исторический район Сололаки, и этот дом не стал исключением.

Женщина выговорилась, вижу, что устала. Но мне мало! Я иду искать еще кого-нибудь из жильцов.

- На втором этаже живет женщина, одинокая. Постучитесь, может, и откроет. У нее странный распорядок дня. Днем спит, ночью - бодрствует, - напутствует меня Дали, прощаясь.

На всем печать запущенности
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
На всем печать запущенности

Стучусь в деревянную дверь. На ней черным карандашом написано имя - Карина. За дверью тишина. Спит, видимо, Карина.

Разрушенная стена и безответное письмо

Медленно ползу выше, на третий этаж. Архитектура и планировка у старинных домов бывает разная. Даже построенные одним и тем же архитектором внутри тифлисские особняки сильно отличаются. Например, в этом доме на веранду попадаешь прямо из парадной. На веранде ветхий, деревянный пол, поскрипывающий под моими шагами. Иду по нему осторожно.

Выход из парадной на веранду дома
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Выход из парадной на веранду дома

У стены припаркована красная детская машина.

Владелец авто наверное ходит в садик
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Владелец авто наверное ходит в садик

У перил – какое-то настоящее раритет-устройство, захламленный элемент то ли печи, то ли камина. На площадке парадной на третьем этаже две двери. Одна из них, по всей видимости, и есть та самая морозовская квартира, выставленная на продажу.

Раритет выставили на веранду
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Раритет выставили на веранду

Скребусь в дверь, у которой более обжитой вид - вдруг повезет, и кто-то за ней окажется. И после настойчивого стука в дверях появляется мужчина средних лет. Объясняет, что он один из мастеров, ремонтирующих квартиру.

- А с владельцем квартиры поговорить можно?

- Его нет, он редко тут появляется. Вы спрашивайте, может я смогу вам быть чем-то полезен.

- Честно говоря, меня удивляет, как можно делать ремонт, когда дом находится в таком аварийном состоянии. Его же укреплять нужно, внутренний ремонт - дело вторичное.

Дом давно нуждается в ремонте
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дом давно нуждается в ремонте

- Знаете, мы с хозяином квартиры об этом говорили. Объясняли ему, что разумнее делать ремонт, когда дом уже укреплен. Но ремонт все же решили начать. Замазываем щели, трещины… Но дом все равно требует капитальной реставрации. Посмотрим, на какое время хватит нашей работы.

На этом наш короткий диалог завершается, и я не спеша иду к выходу. По правую сторону от дома, почти вплотную к нему, строится новый дом. Жильцы особняка обвиняют строителей в том, что они при строительстве задели одну из стен старого дома, но компенсации никакой не добились.

Рядом со старым зданием строится новый жилой дом
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Рядом со старым зданием строится новый жилой дом

Последнее коллективное письмо с просьбой обратить внимание на дом, нуждающийся в срочном ремонте, жители занесли в мэрию в прошлом году. Так что ждут, когда дойдет очередь. Лишь бы только не разрушился. Хоть и живет здесь всего шесть человек – но для них это единственный дом.

Темы:
Прогулки по Тифлису (100)

По теме

Театральный Тифлис: меценаты, актеры и святые
Что связывает тбилисский Дом писателей с "Титаником" и Мандельштамом
Тбилисский дом Иосифа Орбели - человека, дважды спасшего Эрмитаж
Княжеский дворец для президента - здесь будет работать Саломе Зурабишвили
Теги:
Тбилиси


Главные темы

Орбита Sputnik