15:46 21 Июля 2019
Прямой эфир
  • EUR3.2410
  • 100 RUB4.5787
  • USD2.8845
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Сергей Баблумян
112831

Колумнист Sputnik Армения Сергей Баблумян вспомнил забавную историю из лихих 90-х, когда законы в постсоветских странах охраняли скорее воры в законе, чем законники

В начале девяностых Андраник Гулумян уезжал из Сухуми с тяжелым сердцем и внаглую отжатым бизнесом. Переехал в Москву, женился, устроился таксистом, жизнью, можно сказать, доволен. Но крутить баранку вечно не намерен, ищет страну, где можно основать свое дело и не бояться, что снова отберут.

В тот день в Москве было сильно "пробочно", дорога получилась долгая, говорили о наступившем лете, пломбире от компании "Чистая линия", Саркисе Овивяне из ереванского "Арарата", но больше всего о смутном времени, разбросавшем людей по разным широтам.

Вот тут Гулумян, наткнувшись на долгий "красный" вдруг изрек.

"Один поэт, свой путь осмыслить силясь,

Хоть он и не был Пушкину сродни,

Спросил: "Куда вы удалились,

Весны моей златые дни?"

Златые дни ответствовали так:

- Мы не могли не удалиться,

Раз здесь у вас такой бардак

И вообще, черт знает, что творится!.."

Действительность отображена удивительно точно. Насчет авторства Андраник ничего не сказал.

Поговорили о Ардзинбе в Абхазии, Тер-Петросяне в Армении, вспомнили Абульфаза Эльчибея:

— Все не то. Может, в политике что-то и понимали, но чтоб у нас, у простых людей, дело шло, этого мало. Людям нужен был авторитет, у власти его не было, но кое у кого он был.

— В смысле? - спросил я.

— В смысле Деда Хасана, крестного отца криминального мира России, - ответил Андраник.

Вот тут я сделаю шаг в нужную Гулумяну сторону и расскажу историю от замечательного грузинского сценариста и писателя Ираклия Квирикадзе.

В те же девяностые тесть сценариста и писателя приватизировал в Адлере небольшое озеро и стал разводить в нем рыбу. Все шло хорошо, пока крутые адлерские парни не решили отобрать озеро, о чем Квирикадзе знал, но что мог сделать сценарист и писатель, даже если он замечательный?

И вот рассказал он однажды об этом озере классику узбекского кино Али Хамраеву, а тот ему говорит: "Пошли". Приходят друзья в роскошный московский дом на Поварской улице рядом с рестораном "Колесо". Во флигеле группа крупных коротко остриженных мужчин. Дальше со слов самого Квирикадзе.

"Нас завели в залу, где мой сверстник с лицом восточного императора, стального цвета глазами сидел в кресле и чуть удивленно смотрел на меня. Кто-то привел меня, что-то полушепотом сказал восточному императору, тот, неожиданно улыбнувшись, заговорил со мной на неидеальном, но грузинском языке".

— Где живешь в Тбилиси?

— В Ваке.

— А я жил у Воронцовского моста…

Человек, стоявший рядом со мной, шепнул: "Скажи свою проблему Деду Хасану". Я мгновенно понял, кто этот восточный император. А Дед Хасан получал удовольствие от воспоминаний нашей общей с ним тбилисской юности.

— Когда памятник Сталину скидывали, ты где был?

— На набережной.

— Я тоже.

— Амирана Думбадзе помнишь? Как он дрался! А?

— Я видел его драку с пятью финскими матросами в Батуми. Он всех уложил.

Дед Хасан встал c кресла, мы ходим по залу, говорим. Дед Хасан спросил, что привело меня к нему. Я рассказал. Он позвал к себе человека. Сказал.

— В Адлере есть озеро. Скажи, чтобы не трогали… Возьми тех, кто что-то нехорошее замыслил, поезжайте на озеро, покушайте уху… И решите все мирно в пользу отца его возлюбленной…

Все случилось, как сказал Дед Хасан. Как хотел Андраник Гулумян, в своем Сухуми не случилось.

… От власти, которая защитить своих граждан не может, а вор в законе Дед Хасан - в два счета, ничего путного не жди. В Армении наших дней с ворами в законе власть решила покончить и собирается вернуть авторитет закону. Если получится по задуманному, Андранику Гулумяну имеет смысл думать о возвращении домой. И, наверное, не только ему.



Главные темы

Орбита Sputnik