07:44 24 Октября 2019
Прямой эфир
  • EUR3.2965
  • 100 RUB4.6397
  • USD2.9661
Дом на Мачабели, 14

Дом со свечами на тифлисской Уолл-стрит: как рушится история города

© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Прогулки по Тифлису (110)
2967141

Колумнист Sputnik Грузия Екатерина Микаридзе рассказывает об истории и жителях необычного дома на улице Мачабели

Тифлисская Уолл-стрит. Так иногда называют улицу Мачабели, ведь здесь селились только финансово обеспеченные горожане. По узкой улице торопливо семенит дама с собачкой. У хлебной пекарни пара останавливается. Дама наклоняется к узкому окошку полуподвальной пекарни и протягивает деньги. В окне появляется молодой мужчина с белым колпаком на голове. На румяном лице полуулыбка, в руках горячий грузинский хлеб.

У шоти - одурманивающий аромат, один из самых моих любимых. К нему бы кусок овечьего сыра и стакан крепкого черного чая - и можно считать, что жизнь удалась. Хотя, нет, чай хорош в зимнее время, летом следует заливать в себя что-нибудь прохладительное, освежающее.

Улица Сергеевская, ныне Мачабели
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Улица Сергеевская, ныне Мачабели

Солнце палит так нещадно, что плавятся и одушевленные, и неодушевленные предметы. Плавятся, принимая форму мягких часов знаменитого мистификатора Сальвадора Дали. Называется та картина "Постоянство памяти".

Присевший на одну ногу

Оказываясь каждый раз перед очередным старинным особняком, я задумываюсь об общепринятой гипотезе линейности времени и невозможности изменения прошлого. А может, это все же заблуждение, от которого мы избавимся в ходе эволюции сознания?.. И границы сознания раздвинутся настолько, что путешествие во времени станет для нас обычным делом. Между тем, мы дошли до дома на Мачабели, 14. Сейчас будем эволюционировать и максимально погружаться в эпоху романтизма.

Узор на резном дереве, как всегда, сложный
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Узор на резном дереве, как всегда, сложный

Дом построен в стиле неоготики. Сам архитектурный стиль зародился в Англии в первой половине XVIII века. Это когда мужчины на головах припудренные парики носили. В стрельчатом окне дома появляется мужская голова, лысая, без белобрысых кудрей. Смерив челядь надменным взглядом, голова исчезает за тяжелыми портьерами.

В тот самый момент, когда я ищу удачный ракурс для фотографии, дверь в парадную дома открывается и из нее выходит мужчина. Я устремляюсь к двери, чтобы она не успела захлопнуться, и оказываюсь в парадной старинного дома Софьи Бабаевой. Дом построен во второй половине XIX столетия. Автором проекта, предположительно, был знаменитый тифлисский архитектор Отто Симонсон.

Парадная дома
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Парадная дома

По всей вероятности, дом строился для большой семьи. У дома два входа. Две старинных двери под ажурно вытканным навесом. Пара ступенек - и мы на веранде второго этажа. Она просторная, хоть танго на ней танцуй. Но я вместо этого иду, осторожно прислушиваясь к скрипу половиц. Пол на веранде с явным перекосом, будто дом присел на одну ногу. Подхожу поближе к окнам, чтобы выглянуть во двор. Ограждения под ними местами перекошены, рамы покорежены и давно не закрываются, стекла выбиты. Из квартиры выходит жительница дома.

Дом один, входа-два
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дом один, входа-два

- Вы обратите внимание на этот несущий столб, - говорит Нуну и подводит меня к бревну, соединяющему между собой ограждения. Дерево напрочь прогнило и держится на честном слове. – Осторожнее, не подходите к ограждению, - предупреждает меня Нуну. – Знаете, сколько мы заявлений написали в мэрию?! И Угулаве писали, и Нармания, и сейчас соберем подписи для того, чтобы обратиться в мэрию. Вот скажите честно, можно жить в таких условиях?

- Нет, однозначно. Неужели ни разу даже не приходили, не интересовались условиями проживания?

- Видимо, ждут, когда кто-то окажется под обломками. Мы уже вконец отчаялись. Десять лет пишем в разные инстанции и не получаем вразумительного ответа. Вы посмотрите напротив, там же все обвалилось. У нас балкон со столбом еле-еле держится, там потолок, того гляди, балки свалятся на голову кому-нибудь.

Жить в этом доме небезопасно
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Жить в этом доме небезопасно

Нуну объясняет, что имеет квартиру в другом районе города, но теперь вынуждена жить здесь из-за больной матери. На веранде раздается какой-то звук. Оборачиваюсь, из открытой двери вырывается "Богемская рапсодия" в исполнении Фредди Меркьюри. На пороге появляется мужчина – брат Нуну. Пытается вспомнить что-то из истории дома. После безуспешных попыток вспомнить фамилию первоначальных владельцев говорит, что напротив живет одна пожилая женщина, она многое знает о доме. И о владельцах будет помнить точно.

Иные козырьки отдельные произведения искусства
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Иные козырьки отдельные произведения искусства

Будни заслуженной чекистки

Пожилую женщину зовут Рая. Живет она на противоположной стороне. Сам дом имеет форму русской буквы П. Если присмотреться, то можно обнаружить довольно интересную деталь. Противоположная часть дома, куда я направляюсь, выглядит чуть свежее остальных двух частей. К тому же, в этой части дома вместо трех всего два этажа.

Тртий этаж в доме надстроили позже
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Тртий этаж в доме надстроили позже

Резные ограждения веранды с первого взгляда вроде бы совпадают с узором остального ограждения по дому. Но, присмотревшись внимательнее, можно найти некоторое отличие. Хотя, что касается резных орнаментов на ограждениях, их могли менять в тридцатые годы прошлого столетия, когда надстраивали на фасадную часть третий этаж. Кстати, надстройка хоть и влилась гармонично в первоначальное строение дома, однако отличить по форме окон и наличию балконов более старое строение все же можно. Новое строение выдают оконные рамы. Старые окна напоминают своей формой рождественские свечи на нарядном розовом пироге.

Такие рамы не встретишь больше ни в одном доме
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Такие рамы не встретишь больше ни в одном доме

Рая появляется на веранде не сразу. Бывшая чекистка, Рая прослужила в органах КГБ до 30 лет. В этом доме живет с 1937 года. Говорит, что родственники владельцев дома по фамилии Качкачевы жили долгое время на втором этаже.

- Дом, насколько знаю, принадлежал одному зубному технику, который преподнес весь этот огромный трехэтажный дом в качестве свадебного подарка своей дочери.

Заходить в квартиру мы не стали. Зачем, если нам и тут вполне комфортно, на веранде. Сложно найти место уютнее и аутентичнее. Раина часть веранды свежевыкрашенная и благоустроенная. У стенки стол с плетеными стульями. На резных балконных ограждениях декоративные горшки с цветами.

Место встречи-веранда
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Место встречи-веранда

Заслуженная чекистка, как Рая себя называет, пошла по стопам отца. Тот работал в одном из отделов КГБ с Лаврентием Берия. После смены власти в Грузии состоящих на этой службе селили на улице Мачабели, по соседству с комиссаром госбезопасности. Лаврентий Павлович жил в здании напротив, там, где сейчас располагается олимпийский оргкомитет. Берия часто выходил и стоял во дворе с огромным стаканом в руке.

- Пил чай, наверное, кофе тогда был непопулярен, - замечает Рая. – Вы не пишите обо всем этом. Сейчас рассказывать про советские времена и чекистов немодно, - продолжает женщина. - Принято считать, что это плохой строй. А я вот сходила в аптеку, хотела лекарство купить для ноги.

Тут Рая показывает на худую, высохшую ногу. Она у нее синюшная и сплошь покрыта язвами.

- И когда мне провизор в аптеке назвала цену, я чуть с ума не сошла. Лекарство стоит 100 лари. Откуда мне их взять?! Но нашу власть не заботит, сможет пенсионер купить медикаменты или нет. У нас, как работников госбезопасности, были свои льготы, но нам их сняли. У меня большая квартира, и часть я сдаю. На что-то же надо жить.

Рая - женщина одинокая, вышла замуж поздно и детей, как сама признается, родить уже не смогла. Она родилась в многодетной семье. Была самым старшим ребенком.

- Мама как-то пошла на панихиду к родственникам. Вернулась оттуда с головной болью. С тех пор мама заработала хроническую мигрень, ходила с повязанной головой и была фактически недееспособной. Я была вынуждена заботиться о семье, и это продолжалось очень долго. Некогда было думать о личной жизни. А когда очухалась, поезд ушел.

Во дворе дома есть крохотный сад
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Во дворе дома есть крохотный сад

Рая нет-нет, да возвращается в разговоре к дням минувшей молодости.

- Все было плохо, до невозможности, весь строй прогнивший. Я это на дню сто раз слышу по телевизору. А теперь, для сравнения: этот дом раз в пять лет ремонтировали во времена Союза: красили, чистили, прибивали. Плохо ли, хорошо ли, но хоть как-то чинили. Теперь все это легло на наши плечи. Во время дождя на веранде потом вода ручьем льется сверху. И что теперь с этим делать?

- У меня глаукома на один глаз. Второй законсервирован. И зубов нет, но я их не могу поменять. Врач сказал, что при извлечении оставшихся зубов здоровый глаз может быть задет. Боюсь остаться незрячей. А ведь было время, меня модельное агентство приглашало на фотосессии. Знаете, было такое на улице Воронцова… Сниматься в купальнике не было для меня проблемой. Вот только работа… Тут Рая поглаживает больную ногу, и я обращаю внимание на тонкое запястье ее руки и красивые пальцы. Проследив за моим взглядом, Рая добавляет:

- Ничего особенного во мне не было. Длинные ресницы и красивые руки… Ну, и мозгами Бог не обделил. В нашем особом отделе я была единственной женщиной.

С изнанки дом не менее эффектен, чем снаружи
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
С изнанки дом не менее эффектен, чем снаружи

Пока мы с Раей беседовали о доме и о ней самой, на столе, как по мановению волшебной палочки, выросли чашки с горячим и ароматным кофе. Это соседка, снимающая квартиру у Раи, постаралась нас уважить. Водрузив на стол тбилисский "опиум", женщина присоединилась к нашему разговору. Рассказала, что снимает квартиру у Раи потому, что осталась с сыном на улице, без крыши над головой. Более десяти лет назад у нее обнаружились серьезные проблемы со здоровьем. Срочно понадобились деньги для операции по удалению опухоли. Для сложной операции нужны были деньги, пришлось продавать дом. А пять лет назад из-за болезни покончил жизнь самоубийством ее супруг. Сколько еще им придется скитаться по чужим квартирам, никто не знает. У сына Кахи, юриста и программиста по образованию, постоянной работы не бывает, хоть и старается изо всех сил найти хоть какой-нибудь стабильный заработок.

Сиеста в действии
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Сиеста в действии

Наша беседа плавно перетекла в обсуждение политической ситуации и состояния СМИ в Грузии. Говорили мы с жителями дома и о социальном положении, и о нехватке рабочих мест. Мы скакали с темы на тему, так будто каждый вечер на веранде то и делаем, что ведем под терпкий турецкий кофе беседы за жизнь. Следует ли добавлять, что я, конечно же, обещала заходить в гости к моим новым знакомым и впредь.

Темы:
Прогулки по Тифлису (110)

По теме

Седьмое чудо Тифлиса – Джагетяновские дома-близняшки
Дама с глициниями – сололакская гордость Тбилиси
Странности старого Тбилиси - для тех, кто не перестал удивляться
Тбилисская лавка древностей - вибрации другого измерения
Теги:
Туризм, Тбилиси


Главные темы

Орбита Sputnik