08:03 10 Апреля 2020
Прямой эфир
  • EUR3.4576
  • 100 RUB4.2035
  • USD3.1794
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Провал избирательной реформы и волна протестов в Грузии (221)
73132

Ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов в статье для Sputnik Грузия рассматривает расклад сил в стране за восемь месяцев до выборов

До парламентских выборов в Грузии еще больше полугода. Но весь партийно-политический спектр уже несколько месяцев пребывает в движении. Протестные акции, которые начались в Тбилиси 14 ноября, после того, как в национальном парламенте не прошел проект реформы избирательной системы, то затухают, то снова разгораются.

Оппозиция: борьба на два фронта

Оппозиция пытается наладить координацию совместных действий и изменить ситуацию, когда разные колонны противников власти ведут борьбу на два фронта – против правительства и друг против друга. Но, говоря спортивным языком, на пик своей формы она планирует выйти в апреле 2020-го. Резоны для такой тактики есть. 9 апреля – знаковый день для постсоветской Грузии. Эта дата связана с символическим переходом страны от республики в составе СССР к независимости. Оппозиционные политики хотят сыграть на патриотическом поле, заявив о себе, как об истинных радетелях этого выбора – не в пример властям. Но противников власти, как говорили в прошлые времена, ожидает "много интересной работы". Им необходимо договориться о выдвижении общих кандидатов в одномандатных округах на основе компромисса.

Возникает непростая дилемма. Если заняться их согласованием, то это означает ни много ни мало признание той системы, которую по факту поддерживает власть. Но бойкот выборов – также плохой сценарий, так как дает властям неплохие шансы на конечный успех в главной гонке четырехлетия. Как следствие, необходимость принятия правил игры, данных сегодня, чтобы завтра попытаться их изменить. Хотя откуда уверенность, что, поменявшись местами с "Грузинской мечтой", потенциальные победители выборов-2020 начнут с перехода к полностью пропорциональной избирательной системе?

Таким образом, оппозиция на сегодняшний день пока больше декларирует намерения, чем делает некие политически результативные шаги. Самыми сильными ее колоннами являются представители "коллективного Саакашвили" – "Единого национального движения" и "Европейской Грузии". С одной стороны, все лидеры этих структур в определенном смысле устали от экс-президента и его экстравагантного стиля. Тем паче, что этот стиль уже несколько лет он практикует за рубежами страны. Однако ни Григол Вашадзе, ни Гига Бокерия, ни Давид Бакрадзе, ни Гига Угулава (ставший недавно в очередной раз фигурантом судебного приговора) не сравнятся по известности и популярности с бывшим президентом. "Ядерный электорат" Саакашвили насчитывает, как минимум, 10%. Как следствие – использование его ресурса в политической борьбе. Но далеко не факт, что гипотетическая возможность для возвращения экс-президента Грузии на политический Олимп радует тех, кто недоволен сегодня "Грузинской мечтой".

Среди оппозиционеров в последнее время все заметнее "Лело", созданное известным бизнесменом, основателем "TBC Bank" Мамукой Хазарадзе. Сегодня многие готовы увидеть в нем римейк Бидзины Иванишвили 2011-2012 годов. На первый взгляд, многое сходится. Выходец из деловых кругов, ранее не слишком заметный в политике человек, вынужденный ввязаться в нее из-за разочарования во властях и невозможности воплощать свои проекты. Но есть и различия. Хазарадзе претендует на нишу "третьей силы". Но сколько грузинских общественных деятелей до него уже пытались пройти по этому пути! Иванишвили образца 2011 года не пытался бороться за особый путь, он сразу бросил перчатку тогдашней "партии власти", а затем и одержал над ней победу. У Хазарадзе сегодня задача сложнее: ему надо выигрывать у властей, но не стать при этом младшим партнером у "коллективного Саакашвили" – силы, с которой он, скорее всего, не хотел бы себя отождествлять.

Правящая партия: острые контратаки

А что же "Грузинская мечта"? Сегодня она предпочитает острые контратаки, но не фронтальное наступление. Давление на уличные протесты сочетается с предложениями оппозиции о коррекции системы выборов. Вроде той, что была представлена 5 февраля. Это, конечно не тот план, который бы полностью оппозиционеров устраивал, то есть не переход к избранию депутатов исключительно по партийным спискам, а сокращение мажоритариев за счет расширения пропорциональных. Но как бы то ни было, само диалоговое поле не закрыто.

Отдельный сюжет – новый приговор экс-мэру Тбилиси Гиге Угулаве, занимавшему этот пост в течение восьми лет. Политику, близкому Саакашвили. Сегодня оппозиция расценивает уголовное дело против бывшего главы столичного муниципалитета как сфабрикованное и политизированное. Но даже если предположить полную непричастность исполнительной власти к конкретному судебному решению, то в любом случае Угулава воспринимается "Грузинской мечтой" как опасный и серьезный конкурент. Тактически его изоляция может восприниматься как успех, а вот стратегические выгоды не слишком очевидны. Сменись власть в Тбилиси, в перспективах, а также в свободе лидеров нынешней правящей партии трудно быть уверенными. Значит, велик шанс закрепления на долгие годы жесткой парной структуры: "коллективный Саакашвили" против "коллективного Иванишвили".

Таким образом, мы наблюдаем динамичный статус-кво. Пока правила, написанные властями, не оспорены всерьез. Но недовольство ими налицо. Оно накапливается, но пока не получает качественного оформления в виде ярких и не слишком засвеченных лидеров, лишенных, к тому же шлейфа предыдущих электоральных неудач.

Международное измерение выборов

Конечно, выборы - это прежде всего внутриполитическое событие. Но в Грузии внешний фактор слишком важен, чтобы не учитывать его в общем уравнении. Стратегический союзник Тбилиси Вашингтон уже не раз продемонстрировал свое недовольство усилением "Грузинской мечты". Не из альтруистических соображений, конечно, а опасаясь, что закручивание гаек в итоге сорвет резьбу, чем воспользуются, по мысли американских стратегов, Россия и ее проевразийские симпатизанты внутри Грузии. Вот уже и посольство США решение грузинского Верховного суда по Угулаве охарактеризовало как "удар по диалогу властей и оппозиции".

США – Грузия: почему забеспокоился Конгресс >>

Американское диппредставительство выразило свое "разочарование приговором". И все это накладывается на серию писем из американского далека, в котором уже высказывались опасения за отход официального Тбилиси под управлением "Грузинской мечты" от норм демократии и рыночной экономики. Месседжи тревожные! Как следствие, и тбилисские дипломатические "десанты" в Вашингтон, и интенсификация общения руководства страны с вновь утвержденным послом. Келли Дегнан уже пообещала помощь Грузии в "противодействии вредоносным действиям России". На этой платформе она, похоже, готова находить взаимопонимание с правящей партией. И даже не слишком замечать ее жесткости в отношении к оппонентам.

Но и здесь для "Грузинской мечты" возникает непростая дилемма. Грузия получила председательство в Совете Европы. В 2019 году исполнилось двадцать лет с момента ее вступления в эту интеграционную структуру, которую Тбилиси рассматривает, как важный приоритет на пути углубления сотрудничества с Европой и своеобразный "приготовительный класс" для возможного присоединения к ЕС в будущем. В рамках грузинского председательства в мае 2020-го намечена встреча глав МИД стран-членов Совета Европы. Она пройдет в Тбилиси. Как следствие, возникла тема визита в Грузию Сергея Лаврова, как министра страны-участницы Совета.

Грузинская оппозиция уже пригрозила российскому министру акциями протеста против оккупации Абхазии и Южной Осетии. И едва ли не повторением "казуса Гаврилова".

Очевидный вопрос: стоит ли в таком случае ожидать подвижек на путях российско-грузинской нормализации? Ответ на него также более или менее очевиден. До окончания выборов, скорее всего, решительных шагов не будет. Правящая партия в Грузии слишком опасается потерять дружбу с Вашингтоном.

Захарова: Грузия воспринимается Россией как суверенное государство >>

Чисто гипотетически такая потеря возможна. Пожалуй, большинство грузинского общества смогло бы ее перенести, но только в случае тотального внешнеполитического разворота Москвы в пользу Тбилиси. Но таковой просто так, ради чистого эксперимента, при всех сложившихся обстоятельствах делать не станут. Именно в силу того, что фундаментальные внешнеполитические проблемы слишком часто становятся заложниками внутриполитических раскладов. И то же обострение отношений с Россией может быть вызвано не столько насущным национальным интересом, сколько электоральными стратегиями.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Темы:
Провал избирательной реформы и волна протестов в Грузии (221)


Главные темы

Орбита Sputnik