17:13 30 Мая 2020
Прямой эфир
  • EUR3.5366
  • 100 RUB4.5026
  • USD3.1761
Колумнисты
Получить короткую ссылку
1966141

В жизни любого человека происходят вещи, которые надолго, если не навсегда, врезаются в его память и остаются с ним до последнего вздоха. Минувшие выходные стали для меня именно такими. С подозрением на коронавирус я провел уикэнд в одной из тбилисских больниц

Сразу хочу всех успокоить – со мной все в порядке. Тревога оказалась ложной, но неприятный осадок, и это мягко сказано, от того, что я могу стать одним из миллиона ста тысяч инфицированных COVID-19, остался. Не могу сказать, что меня охватило чувство полной безысходности, но ежедневные сводки, как с полей сражения, оптимизма не прибавили.

Все началось с головной боли, рези в глазах, неприятного ощущения в животе и, конечно же, температуры, которая в течение нескольких дней колебалась от 37.5 до 38. При этом клятвенно могу заверить, что со времени объявления ЧП в Грузии я неукоснительно следовал всем рекомендациям.

Репортер Шота Нозадзе едет в больницу, чтобы сделать тест на коронавирус
© Sputnik / Shota Nozadze
Репортер Шота Нозадзе едет в больницу, чтобы сделать тест на коронавирус

Проанализировав, я понял, что подхватить заразу я мог, когда был волонтером в совместно организованной мэрией Тбилиси и "Красным крестом" программе по доставке продуктов пожилым людям.

Рисковать я не стал и вызвал скорую помощь, предварительно рассказав о своих симптомах. Спецэкипировку у врачей я (наверное, как и большинство из вас) раньше видел только в фильмах про эпидемии, глобальные катастрофы и мутирующие вирусы. Но именно такой экипаж прибыл за мной. В этот момент я понял – это реальность, а не какой-нибудь голливудский сценарий. Речи не было о том, чтобы врачи осмотрели меня на месте – мы сразу же поехали в одну из городских больниц.

Сразу же по прибытии в больницу мне сделали рентген легких, сняли кардиограмму и взяли кровь на общий анализ, после чего поместили в палату. Я не специалист и сказать наверняка не могу, но мне кажется, что когда у человека есть подозрение на какой-то серьезный вирус, тем более на COVID-19, его надо помещать в отдельную палату. Думаю, объяснять почему – не надо. Но в моем случае этого не произошло. Моим соседом стал мужчина лет 50. И мне еще повезло, потому что есть палаты, в которых находятся по три-четыре человека. Понятно, все это обусловленно дикой нехваткой мест. С этим поделать ничего нельзя: к этому просто надо отнестись как к данности.

Как к данности нужно отнестись и к дефициту масок. Но эта проблема стоит не только в нашей стране – с их отсутствием столкнулись и более сильные и развитые государства.

Вне всякого сомнения, отдельных слов заслуживают наши врачи, работающие практически на износ – по 18-20 часов в сутки. У них тоже есть семьи, близкие люди, друзья и родственники. Но они жертвуют ими и собой ради таких, как я. Они от усталости валятся с ног, но продолжают выполнять свой долг.

Зачастую им приходится тратить свои силы и небезграничные физические ресурсы на простые уговоры нерадивых пациентов. Им приходится объяснять, что нужно находиться в палате, а не разгуливать по коридорам больницы; приходится доносить до людей, что криками и истериками – не поможешь, что просто нужно чуть-чуть потерпеть. А кто поможет им самим?! Теперь я точно понимаю, почему во многих странах мира, как и у нас, стали в конце рабочего дня аплодировать медицинским работникам. Это лишь малая толика той благодарности, которую они заслужили.

"Это неизбежно" - Имнадзе об инфицировании медперсонала коронавирусом >>>

Кстати, медицинским работникам приходится туго еще и потому, что распустили практически весь техперсонал. Все дело в том, что этот персонал, в основном, люди постарше. Скажем так, за 50. Так вот, чтобы не подвергать их дополнительному риску, их отпустили домой. Да, ряд больниц нанял более молодых людей на эту работу, но персонала все равно не хватает. Соответственно, многие врачи вынуждены иногда делать не предписанные им по статусу вещи. И за это отдельное им спасибо!

Несмотря на то, что в больнице трехразовое питание, я захотел чего-нибудь домашнего. Когда моя мама принесла мне пирожки, то охрана отказалась их передавать, сославшись на то, что "тут и так неплохо кормят". На помощь пришли опять же врачи. Они мне посоветовали, чтобы мама обошла здание с другой стороны и передала мне пирожки через окно на первом этаже. Мы так и сделали.

Когда, наконец, был готов мой тест на коронавирус, слава Богу, что в моем случае отрицательный, на сборы мне дали буквально минут 15-20. Оно и понятно: каждое свободное место на вес золота. Кстати, пока я был в больнице, ни у одного находившегося там пациента не был выявлен COVID-19.

Одноместная палата для пациентов с подозрением на коронавирус в инфекционной больнице
© Sputnik / Shota Nozadze
Одноместная палата для пациентов с подозрением на коронавирус в инфекционной больнице

Так вот – меня выписали с условием, что ближайшие две недели я проведу в самоизоляции. Эти две недели я решил провести в Абастумани, подальше от городской суеты. О своем местопребывании мне пришлось сообщить в МВД, сотрудники которого и будут проверять и контролировать мою вынужденную изоляцию.

Когда я покидал больницу, там оставался мужчина. Он умирал. Не от коронавируса, а просто потому что пришло его время. Находясь в госпитале, я стал свидетелем того, как плакала медсестра, ухаживавшая за этим пациентом. Она плакала от эмоций и от своей беспомощности, так как шансов на выздоровление у мужчины не было. В это время к ней подошел врач и сказал: "Мы врачи и не должны позволять себе таких эмоций. Мы должны быть сильными, чтобы стать примером для наших пациентов".

Давайте будем сильными и мы. Давайте делать те элементарные вещи, которые от нас просят. Давайте перестанем думать только о том, чего хотим мы, и начнем думать и делать те вещи, которые помогут всем вокруг в столь непростое время.



Главные темы

Орбита Sputnik