16:53 30 Мая 2020
Прямой эфир
  • EUR3.5366
  • 100 RUB4.5026
  • USD3.1761
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Тбилиси. В тылу великой войны (35)
409840

Театральное искусство в период Великой Отечественной войны было не только отдушиной многих людей, но и верой в жизнь, в скорую победу. А годы, проведенные в эвакуации в Тбилиси, стали для мхатовцев просто незабываемыми

"Это была удивительная зима в Тбилиси, - вспоминал народный артист Грузии, спортивный комментатор, а тогда школьник Котэ Махарадзе о зиме 1942 года, о "зиме тревоги нашей (ведь шла война) и зиме свалившегося с неба счастья: мы стали свидетелями незабываемого, неповторимого". 

Актер Котэ Махарадзе
© photo: Sputnik / Rukhyan
Актер Котэ Махарадзе

Выдающиеся мастера искусств Советского Союза были эвакуированы в столицу Грузии. В их числе – золотой состав МХАТа.

Сначала они остановились в Нальчике, откуда руководитель Московского Художественного академического театра Владимир Иванович Немирович-Данченко сообщал в письмах, как рвется то ли в Москву, где пришлось все бросить, то ли в Саратов, куда был эвакуирован остальной состав труппы, то ли в Тбилиси, куда зовут; о дождях, туманах, "неотвязной ноющей тоске настоящего" и "зубной боли в душе".

Владимир Немирович-Данченко
© photo: Sputnik / Miron Sherling
Владимир Немирович-Данченко

В последних числах октября 41-го заслуженные мхатовцы прибыли в Грузию. "Трудно материально", но Владимир Иванович даже испытывал некоторую неловкость, когда писал своему секретарю Ольге Сергеевне Бокшанской из Тбилиси: "Насколько здесь не только спокойно, но и радостно.

Вы знаете, город чудеснейший, отношение к нам великолепное, ко мне лично в особенности, и от общественности, и от правительства. Разместились не плохо. Все наслаждаются климатом, городом". Актриса Ольга Леонардовна Книппер-Чехова писала: "Все дорого, но все в городе есть".

© photo: Sputnik / Anatoly Garanin
Актриса Ольга Леонардовна Книппер-Чехова

Артисты не сидели без работы. Вместе с актерами Малого театра давали вечера, билеты на которые раскупались мгновенно. Сам Немирович-Данченко 7 декабря устроил вечер воспоминаний – ведь он родом из Озургети, а учился в Тифлисе. Приехав в город теперь, он даже пытался найти дом, в котором когда-то жил, и театр, в котором начинал свой творческий путь, - но не находил, зато посетил школу, которую закончил с серебряной медалью – Первую Тифлисскую гимназию на проспекте Руставели.

Зал полон – "продано до отказа", весь сбор от продажи билетов был передан в фонд обороны.

Согласно архивным документам, ансамбль старейших мастеров Московского Художественного академического театра за несколько месяцев, проведенных в Тбилиси, дал 51 концерт: 24 – в Тбилиси, 5 – в Ереване, 7 – в Баку, 4 – в Сочи, 2 – в Гори, 2 – Сталинири (Цхинвали), 2 – в Гаграх, 3 – в Кировобаде (Гянджа) и 2 – в Сухуми.

Искусствовед Виталий Вульф вспоминал о приезде мхатовцев в Баку: "Мне было одиннадцать лет, но я до сих пор помню, как Качалов читал сцену Барона и Сатина из "На дне", один за двоих. Книппер-Чехова с Юрием Недзвецким играли сцену из "Дядюшкиного сна". Шевченко и Тарханов показывали отрывок из "Горячего сердца". Успех был громадный, белый зал бакинской филармонии был переполнен. Вышли на улицу, было очень темно - в городе затемнение, шли домой пешком, трамваи ходили редко, все были очень счастливы". И так артистов принимали везде.

© photo: Sputnik /
Сцена из спектакля "Воскресенье" по одноименному роману Л.Н. Толстого

Знаменитый актер Василий Иванович Качалов в эвакуацию ехал с тяжелым сердцем – сорокалетний сын Вадим, имея театральную мхатовскую бронь, в первые же дни войны ушел добровольцем на фронт, – но и с большим желанием работать: "Настроение у меня крепкое, - писал Качалов еще до отъезда. - Чувствую, что я нужен и могу еще быть поддержкой и опорой".

Живя в Тбилиси, он, как и другие, много выступал не только на открытых площадках, но и перед бойцами резервных воинских частей, и в госпиталях перед тружениками тыла. С театральной классикой, военными стихами Симонова, Тихонова.

А однажды в Тбилиси зрители долго не отпускали артиста, вновь и вновь вызывая аплодисментами на сцену, и он читал до поздней ночи, в том числе, Есенина, своего друга, посвятившего одно из своих грустных и трогательных стихотворений собаке Качалова: "Дай, Джим, на счастье лапу мне…"

© photo: Sputnik / Mikhail Ozerov
Василий Иванович Качалов - российский и советский актер

Махарадзе вспоминал, как слушатели, соприкоснувшись со столь личным и дорогим для артиста, ошеломленные шли потом по темным улицам, как были остановлены патрулем, но как было радостно: "Такое бывает раз в жизни, либо не бывает вообще".

Сам же Качалов писал в статье, опубликованной в "Вечерней Москве" в марте 1942 года: "Горячий прием, который встречали мы повсюду, трогательные старания создать нам все, даже мельчайшие удобства, не могут не волновать каждого из нас. Еще раз убеждаемся мы, как велика любовь народа к своему искусству".

© photo: Sputnik /
Актер Василий Качалов

Но не так проста была эта жизнь с "мельчайшими удобствами" в гостеприимном Тбилиси для артистов, которые Постановлением Совета по эвакуации при Совете народных комиссаров были направлены на Кавказ (всего 115 деятелей искусств, из них 13 – из МХАТа).

Они были уже не молоды, и хоть и демонстрировали бодрость духа, были не так крепки здоровьем. 66-летний Качалов еще в Нальчике тяжело заболел, но только отойдя после воспаления легких, заявил: "Стараюсь жить и даже работать".

Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой уже за семьдесят, она выступала и репетировала, когда могла, но в январе писала: "Целый месяц я воюю с гриппом и бронхитом, и все перемогаюсь и не могу выздороветь. На душе, конечно, тяжесть, беспокойство".

© photo: Sputnik / Vyacheslav Runov
Актеры Московского Художественного театра Ольга Книппер-Чехова и Василий Качалов в спектакле "Гамлет"

83-летний Немирович-Данченко участвовал в жизни основной труппы МХАТа с помощью писем и телеграмм, и взялся за работу в тбилисском Театре Руставели (где готов был работать даже без жалования, если средств будет хватать), но по состоянию здоровья вынужден был на целые месяцы прерывать репетиции. А в июле ему вместе с другими "стариками" пришлось на тбилисском кладбище похоронить своего 61-летнего коллегу из Малого театра – актера Михаила Михайловича Климова.

Несмотря ни на что, Владимир Иванович был жизнелюбив и бодр, строил планы на будущее, мечтал о создании школы-студии, а незадолго до возвращения из эвакуации написал обращение ко всем артистам МХАТа – о высоком предназначении актера и о том, как нужно идти "по путям своего искусства": "Искренно, честно, отдавая ему свои благороднейшие мысли, без зазнайства, без каботинства, борясь со своими недостатками и благодаря за указания их, ставя свою работу впереди всех внешних благ".

"Чем мы заслужили, - предлагал задуматься знаменитый режиссер в июле 1942 года, - чтобы миллионы наших братьев отдавали жизни за нас, за наше спокойствие, за нашу работу? Чем мы заслужили и как артисты и как просто люди-человеки?"

Это одно из последних его писем из Тбилиси – очень скоро мхатовцам организовали перелет в Москву. Благодаря стараниям режиссера осенью в столицу вернулся и основной состав, продолжилась работа, открылась школа-студия, а весной 43-го Немировича-Данченко не стало...

Предпоследний свой театральный сезон ему суждено было провести на родине, в Грузии, вместе с другими мастерами подарив все отдающим фронту тбилисцам "настоящий праздник высочайшего искусства".

© photo: Sputnik / Mikhail Ozersky
Школа-студия имени В. И. Немировича-Данченко при Московском художественном академическом театре

Котэ Махарадзе вспоминал об уникальных тбилисских концертах, лекциях, встречах: "Счастье было столь огромно, что порой забывалось: враг ведь в двухстах километрах от города".

"Нет, - пояснял он, - это ничем не напоминало пир во время чумы. Это было, скорее, проявлением веры в свои силы, убежденности в победном исходе войны".

"Советские актеры, - писал Качалов в 42-ом из Тбилиси в своей статье для "Вечерней Москвы", - прилагают все силы, чтобы приблизить день победы над фашизмом, день победы культуры и искусства над мракобесием, человека над кровавым зверем. И мы знаем, что этот день недалек!"

Темы:
Тбилиси. В тылу великой войны (35)


Главные темы

Орбита Sputnik