10:08 01 Июня 2020
Прямой эфир
  • EUR3.5366
  • 100 RUB4.5026
  • USD3.1761
Колумнисты
Получить короткую ссылку
108101

Колумнист Sputnik Грузия Сандро Мгеладзе выяснил, что людям больше всего запомнилось из коронавирусных будней

Помню, в детстве меня пугали милиционером, мол, не будешь кушать кашу, дядя в форме придет и арестует тебя. Я тоже иногда в детстве пугал своих детей сказочными антигероями - всякими драконами и Змеями Горынычами. А вот моих внуков, наверное, будут пугать коронавирусом - не съешь пирожок - коронавирус утащит тебя в дремучий лес, ну или что-то подобное.

Коронавирус не изменил внешний мир - реки все так же текут и вулканы по-прежнему извергаются. А вот мир внутри нас изменился очень. Два месяца карантина, самоизоляции и других ограничений, серьезно изменили поведение людей. Кто-то боится руку пожать, кто-то вообще шарахается от всех подряд на улице или обходит стороной аж за 10 метров. Люди стали больше опасаться самих же людей.

Пандемия серьезно изменила наши планы. Планы на весну, планы на лето, быть может, и планы на осень. Кто-то потерял работу, кто-то не смог поехать в путешествие. А кто-то чудом успел вернуться из-за границы, ведь еще в начале марта никто не предполагал, что дело примет такой серьезный оборот.

"В конце марта я вернулся из поездки на Филиппины. Успел прилететь в Тбилиси на одном из последних рейсов, – вспоминает сотрудник туристической компании Сандро Бабилодзе, – потом две недели сидел в Тбилиси на карантине в гостинице. Соскучился по живому общению с людьми. Настолько соскучился, что с нетерпением ждал, когда же откроется дверь лифта и я смогу поговорить с людьми, которые приносили мне еду в номер".

Конечно же, некоторые попытались использовать карантин и самоизоляцию с пользой. У кого-то это получилось, у кого-то не очень. Есть и такие, которые вообще не хотят вспоминать про эти два месяца и просто готовы вычеркнуть их из памяти.

"Эти два месяца могу описать кратко – полная бессмыслица, – сказала Sputnik Грузия молодая актриса Саломе Жвания. – Запомнились мне в основном постоянные споры и ссоры дома. Видимо, мы очень надоели друг другу, сидя дома. Все как в тумане, я почти все время сплю – день и ночь спутались. Не знаю, как я выйду из этого режима".

У проживающей в Австрии пианистки Мариам Вардзелашвили о коронавирусе тоже только плохие воспоминания.

"Настроение у меня было плохое или очень плохое. Все кругом растеряны, людьми овладевала безысходность. Приходилось сидеть дома и проводить уроки по Интернету. Весь этот период, примерно 3-4 недели, был очень непродуктивным. И потом, я терпеть не могу защитные маски, я в них просто задыхаюсь", – говорит пианистка.

Мариам сделала интересное наблюдение. Оказывается, многим людям нравилось сидеть дома и тем самым отдаляться от активной жизни. И эти самые люди призывали тех, кто не мог сидеть дома, ни в коем случае не выходить на улицу.

Женщинам коронавирус создал и чисто женские проблемы. К примеру, студентка Нана Мезурнишвили очень переживала, что не могла сделать маникюр и пойти в спортзал. Зато у нее больше времени осталось на учебу – онлайн, конечно.

"Самоизоляция помогла мне больше времени уделить учебе. Когда я работала, то не могла уделять этому достаточно времени, – говорит Нана. – Два месяца я практически не выходила из дома, не загорала на солнце, в результате у меня возник дефицит витамина "Д". График питания и сна был полностью нарушен, не могла видеться с подругами, ходить в спортзал и, простите за подробности, сделать хороший маникюр."

Нана с горечью вспоминает, что коронавирус отнял у нее работу.

Но не только Мезурнишвили пострадала, потеряв работу. Карло Сидамонидзе тоже лишился работы из-за пандемии, но очень скоро оправился и нашел новое занятие. Сейчас о старой работе и вспоминать не хочет. Сработала схема "Нет худа без добра".

"Сначала я не очень-то обращал внимание на информацию о коронавирусе. Не считал это серьезной проблемой, – вспоминает Карло. – Но когда все стали закрывать, отменять авиасообщение между странами, закрывать границу, то все стало серьезнее. Я потерял работу и какой-то период без дела сидел дома. Соблюдал рекомендации наших эпидемиологов. Но вскоре мне это надоело, и я решил начать работать. Помогли мои друзья. Так что нашел выход из положения. Сейчас работаю курьером в службе доставки".

У сотрудницы профсоюзов Грузии Тамары Гедеванишвили четверо детей. Ее детям рассказывать про эпидемию, карантин и прочие ограничения не надо будет, они сами прошли сквозь весь этот кошмар.

"Три месяца я нахожусь в изоляции с четырьмя детьми. Двое школьного возраста, один дошкольного и младшему 1 год. В самоизоляции я не могла ни работать нормально, ни за детьми следить полноценно. Особенно пострадал третий ребенок – никому не было до него дела, целый день был прикован к телефону или телевизору, и у него появилась зависимость от них. Ну а младшему сейчас придется заново привыкать к нянечке. Несколько раз пыталась вывести их на улицу, но младшие все трогают или кладут в рот. Одним словом, никакой прогулки не получается. На машине мы вместе ездить никуда не можем, поскольку в Грузии больше трех человек ездить на машине запрещено. А рядом с моим домом и не погуляешь особо", – возмущается Гедеванишвили.

Бизнесмен Николоз Мчедлишвили говорит, что все время сидел дома. Вспоминает, что больше всего было неприятно, на улице практически не было людей. Прямо как во время войны.

"Это как какая-то совершенно другая реальность. Такие пустые улицы напоминали кадры из фильмов-ужасов. Что оставалось делать? Посмотрел все возможные сериалы и фильмы. А если нужно было что-то купить для дома, то все приходилось покупать дистанционно", – говорит Николоз.

Но не все видят в пандемии коронавируса только негатив. Так студентка Русудан Маргиани говорит, что появилось больше времени думать и размышлять на серьезные темы, для чего до сих пор не было времени.

"Думаю, что эта пандемия вызовет положительные перемены. К примеру, атмосфера Земли очистилась, – сказала Русудан в интервью Sputnik Грузия. – В будущем люди больше внимания будут уделять здоровому образу жизни. Эти два месяца радикально изменили сознание людей. Несмотря на то, что кругом была паника, на меня это не действовало, и я старалась больше думать о хорошем".

А вот журналист Шорена Папашвили, вспоминая о пандемии, в первую очередь, собирается рассказать внукам о личной гигиене.

"Объясню внукам не чихать и не плевать на собеседника. Не целоваться при любой встрече, мыть руки как можно чаще – всему тому, чему нас учили еще в школе, – говорит Шорена. – Я бы разделила эффект от эпидемии коронавируса на три части. Сначала страх – он был спровоцирован той информацией, которая распространялась по ТВ, в социальных сетях. Когда нам показывали, как умирают люди, люди рассказывали всякие ужасы, в информационных выпусках была целая волна ажиотажа. Второй этап уже был этап отрезвления. Когда у людей возникает множество вопросов и когда люди начинают разбираться, что к чему. И третий этап. Когда мы стали пытаться получить ответы на те вопросы, которые возникают у людей, проанализировали различные версии и начали вести собственное расследование. Она религиозный человек и говорит, что при упоминании о коронавирусе в голову приходят размышления об очищении собственной души, когда начинаешь думать о том, что Бог обязательно тебя спасет, и ты должен пытаться стать лучше, чем ты есть".

"Мы все стали больше думать", – уверена Шорена.

Пенсионер Гоги Гудзиашвили говорит, что из всей пандемии коронавируса он лучше всего запомнит бродячих музыкантов в своем дворе.

"Такого я не видел с самого детства. В наш район Тбилиси часто приходили бродячие музыканты, иногда даже целые оркестры ходили. Но в Ваке – сравнительно новом районе Тбилиси – я такого точно не помню. И вдруг, в одно прекрасное утро, появляются трое музыкантов и начинают прямо у нас во дворе исполнять известные тбилисские мелодии. Наверное, до пандемии в ресторане играли, но сейчас же все закрыто. На головы музыкантов так и посыпались монеты из окон квартир. Кое-кто и купюры не пожалел. Вспомнилось детство. Зрелище было незабываемое", – рассказывает Гоги.

А вот ветеран войны в Афганистане Гоча Дзидзигури проводит параллель между войной на настоящем фронте и войной с пандемией. "Конечно же, лучше такую войну вести, чем настоящую. Лучше сидеть дома в самоизоляции в тепле и уюте, чем в окопах под шквальным огнем," – говорит ветеран.

Я, в свою очередь, вспоминая об эпидемии коронавируса, собираюсь рассказать внукам, ну и возможно правнукам, что из любой даже самой сложной ситуации, можно найти выход. Главное не терять надежду, чего людям так не хватало все эти три месяца.

Теги:
Коронавирус COVID-2019


Главные темы

Орбита Sputnik