19:55 27 Сентября 2020
Прямой эфир
  • EUR3.8812
  • 100 RUB4.2875
  • USD3.3332
Колумнисты
Получить короткую ссылку
2531142

Пережитое горе, угрызения совести и одиночество - все это обычная жительница Грузии поставила на кон и не прогадала

- ... Ты что с ума сошла??? В Португалии одни католики! Какой еще муж??? Они все эти знакомства по интернету одинаковые! Аферист на аферисте! – кричала Теона Ие и не знала, какие еще аргументы привести своей ближайшей подруге, чтоб отговорить ее от предстоящей глобальной глупости. Ия молча ее слушала и не знала, что ответить.

- И мамао тебе наш что сказал? Католики – еретики. Нет у них благодати Святого Духа и папа их... Как его... Экуменист. И крестятся они неправильно.

Ия вздыхала и не находила, что ответить. Теона во всем была права: и про интернетных аферистов, и про папу, и про еретиков. Сама читала об этом. И пальцы складывают по другому. Точнее, не складывают вовсе. Факт есть факт. И мамао категорически против этого брака. У него своя аргументировка: если Богу угодно, Он тебе православного пошлет.

Ия думала как культурней, с минимальными потерями завершить разговор. Зачем лучшую подругу обижать. Тем более, когда у человека за нее душа болит, и они с детства подруги, временем проверенные.

Теона была с Ией в самые трудные моменты. Когда Иин муж Серго переживал ряд депрессий, выкарабкивался из них, потом снова летел в пропасть. Теона знала, сколько душевных сил ушло у Ии в ее желании забеременеть и как Серго отказывался обратиться к врачу.

Потом случилось страшное – Серго повесился. Его уход принес жене еще одну муку – угрызения совести. Не так была добра с ним, не так сказала, там не промолчала, не смогла своей любовью уберечь мужа от этого необратимого шага.

Первое время после самоубийства Серго Теона звонила в день по пять раз, чтоб поддержать Ию и вместе с ней бегала в патриархию, чтобы добиться отпевания.

Митрополит, принимавший Ию, дал ей год для усиленной молитвы и потом обещал отпеть Серго как совершившего самоубийство в невменяемом состоянии. Ия весь год, как могла, подавала милостыню за Серго и читала акафист мученику Уару, добавляя специальное прошение.

Через год митрополит отпел Серго и предал его земле. Ия почувствовала огромное облегчение и сказала сама себе: "Теперь я свободна. Сделала для Серго все, что могла".

И зажила тихой, неприметной жизнью. Работала, смотрела фильмы на YouTube, пристрастилась к Фейсбуку. Собрав деньги, решила поехать в Европу, сменить обстановку. Там в Милане совершенно случайно познакомилась с Педро, жителем португальского города Фатима.

Пообщались пару дней и разъехались в разные стороны. Потом списались через Фейсбук. Сперва писали друг другу с помощью гугл-переводчика. По мере переписки выяснилось следующее: Педро никогда не был женат, работает компьютерщиком в одной фирме и очень хочет найти свою половинку.

Ию в начале напряг этот факт. Что–то с человеком не то, как это может быть, дожил до 45 лет и ни разу не женат. Но Педро продолжал писать и присылать фотографии своего дома с описаниями каждодневной жизни и своих увлечений. Ия мучалась с переводом, но постепенно втянулась в переписку.

Потом Педро сделал ей предложение. Ия взвешивала, прикидывала и так, и этак. Пошла посоветоваться с мамао. Тот запретил однозначно. Напирал на богословские нескладушки: католик, символ веры и прочее, о чем спорят несколько веков с нулевым результатом.

Теона как ближайшая подруга не осталась в стороне. Душой болела и разрывалась на мелкие частички и осколки. Не хотела, чтоб Ия совершила ошибку. Вот и перечисляла все весомые и невесомые минусы, начиная от интернетских донжуанов, кончая теологическискими разногласиями. Ия выслушала подругу, но продавила свою уже решенную линию:

- А я все-таки попробую. В конце концов, что я теряю? Мне не 17 лет. В крайнем случае разведусь и вернусь в Тбилиси.

Теона еще что-то попыталась вякнуть про грех ослушания. Но Ия сказала абсолютно не церковную фразу:

- Кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Теона испуганно ойкнула на том конце провода и поставила на разговоре холодную студенистую точку:

- Твое дело.

Ия повесила трубку и села к ноутбуку заказывать билеты. Благо Педро предусмотрительно выслал ей необходимую сумму, причем на обратный билет с плавающей датой. Так он хотел показать, что не маньяк и последнее слово останется за Ией.

Через пять месяцев Ия, к тому времени уже сменившая свою фамилию на фамилию мужа, подсчитывала итоги своего эксперимента. Оказалось, что католики вовсе не такие бездуховные личности, как ей виделось сидя в Тбилиси. А очень даже наоборот.

Институт семьи и христианских ценностей у них в почетном квадрате, а может в кубе. Разводов относительно мало. Мужчины, если женятся, то разводиться не спешат, детей бросать и алименты не платить – последнее дело. Плюс законы такие, что не хочешь, да раскошелишься. А по воскресеньям большинство в церкви вокруг своих падре снуют и суетятся.

Борьба с чипизацией, или Почему 4G можно, а 5 - уже конец света!? >>>

Сам Педро с первых дней не мог нарадоваться на Ию. Непритворно восхищался на ломанном русском, который освоил за время переписки, решив, что лишний язык международного общения не помешает. Грузинский ему показался намного сложнее. Сварит, скажем, Ия самый примитивный чахохбили из курочки средней паршивости, Педро попробует ложку и аж заходится в похвалах и восторгах:

- Gostoso! (вкусно - на порт.).

Потом освоил слово გემრიელია (вкусно - на груз.) и стал его употреблять раз пять в день по самым минимальным подсчетам. Сделает Ия ткемали. Педро распробует и тут же звонит родителям, кричит, жестикулирует, мол, мы ждем вас к себе на обед в воскресенье. Вы такого не пробовали. Ия слушает и не понимает, что за реакция на простые обыденные вещи.

Потом выяснилось исподволь. Португалки с готовкой не заморачиваются, предпочитают рестораны, а их мужья все это выполняют. Потому как-куда ж им, бедным деваться. Развод – дело дорогостоящее, потом и вовсе алиментами кирдык сделают. Вот и терпят, как цуцики, не пытаются устраивать сексуальную революцию, как бы хуже не вышло.

Повесит Ия какую-то примитивную занавесочку с двумя с половиной оборочками, у Педро опять восторг немереный:

- Ах, дорогая, ты постоянно заботишься о нашем доме. И дальше, и тому подобное, что в Тбилиси никак себе и представить нельзя было. Были, конечно, у Педро и свои местночтимые тараканы, но после фокусов и депрессий Серго эти милые насекомые не шли ни в какое сравнение. Ия с ними справлялась на раз, два, три. И быстро восстанавливала семейный мир и нерушимый покой в отдельно взятой четырехкомнатной квартире.

Вишенкой на торте оказалась находка православного храма в другом городе. А там русский священник. Ия рванулась побеседовать и исповедоваться одновременно. Выслушал он Иино повествование и сказал: "Слава Богу за все. Не всем Господь дает такие эксклюзивные подарки".



Главные темы

Орбита Sputnik