02:02 28 Сентября 2020
Прямой эфир
  • EUR3.8812
  • 100 RUB4.2875
  • USD3.3332
Колумнисты
Получить короткую ссылку
68751

Руководитель Института Евразии, политолог Гулбаат Рцхиладзе в своей колонке на Sputnik рассказывает о специфике "бархатных" или, как уже принято их называть, "цветных" революций

Бархатная vs цветная
А вы знали, что собирательные названия "бархатная" и "цветная" революция – это продукт СМИ, журналистов? "Бархатными революциями", как правило, называли массовые антикоммунистические выступления граждан ряда восточноевропейских стран, не считая Румынии, исключительно мирными средствами добившихся существенных уступок со стороны коммунистического руководства в своих странах.

"Бархатные революции" привели к фундаментальному изменению социально-политического устройства этих государств и ознаменовали прекращение существования социалистического блока под лидерством СССР – ОВД, а затем и самого Советского Союза. В этом смысле "бархатная революция" реально оказались революцией, которая сама по себе подразумевает фундаментальные изменения социально-политического обустройства страны, государственного строя, переход от одной системы к другой. При этом не имеет решающего значения, насколько важную или незначительную роль сыграла политическая, агентурная и прочая активность западного блока государств в успехе "бархатных революций". В любом случае "бархатные революции" имеют свой конкретный исторический контекст и они завершились в конце 1980-х годов.

От "революции роз" до "кровавого киевского майдана"
Другое дело "цветные революции", то есть феномен, который появился в начале 2000-х годов в уже бывшей Югославии (2000 г.), а также в Грузии (2003 г.). Нам приходится говорить о "цветных революциях" в настоящем времени как о процессе, который время от времени и довольно часто проявляется в той или иной стране. Сначала география этих революций ограничивалась посткоммунистическим пространством Европы (упомянутые выше Югославия, Грузия, а также Украина 2004 г., Беларусь 2006 г. и т.д.), но и азиатская часть бывшего Союза ССР (Кыргызстан, Узбекистан) была охвачена ими. События в Ливане 2005 года тоже принято называть "цветной революцией", а также известные события в ряде арабских стран – так называемая "арабская весна". Конечно же, события на Украине 2014 года тоже относится к продолжению "цветных революций" на территории бывшего СССР, и мы являемся свидетелями еще одной попытки такой "революции" в эти дни в Беларуси.
В отличие от "бархатных", "цветные" революции последних двух десятилетий проявляют следующие характерные черты и тенденции:

• Отсутствие стремления и готовности к принципиальной смене государственного строя;

• Готовность и даже склонность к насилию ради достижения смены существующей власти;

• Неприкрытая поддержка и даже управляемость процессов извне.

Отмечу, что сам термин "цветные революции" в западных СМИ и политологической литературе используется гораздо реже, чем в российских. На Западе охотно именуют это явление в каждом конкретном случае под известными нам всем названиями – "революция роз", "оранжевая революция", "революция дынь", "арабская весна" и т. д. На Западе в большинстве своем принято считать эти явления выражением народной воли, процессом демократизации, свержение власти называется "сменой режима" и т. п., то есть, сам процесс воспринимается позитивно, ответственность за все негативные стороны (насилие, кровопролитие, провокации) возлагается на "режимы", а еще почему-то на... Москву. Западное вмешательство априори воспринимается как "поддержка демократии". Критика "поддержки" чаще всего звучит из-за ее "недостаточного" характера, а так сама по себе она воспринимается как вполне легитимное и нужное явление. Не только журналисты, но и множество университетских политологов следует именно по этой мысленной колее.

Взгляд из России
В российских политических, журналистских и университетских кругах в целом тоже наблюдается своего рода консенсус в восприятии и оценке описанного выше явления. Это восприятие для меня лично приемлемее, так как оно куда более ближе к реальности, чем западная точка зрения. "Цветные революции" - это орудие в руках Запада, свергать неугодные западным элитам правительства за рубежом. Внешнее оживление политических процессов в той или иной постреволюционной стране, появление политиков-"реформаторов" и начало осуществления ими реформ, проведение политики открытости в отношении Запада, появление иностранных инвесторов еще не приносило ни одной из этих стран реального развития, особенно в социально-экономическом смысле.


Постреволюционные страны становятся ареной для различных, довольно сомнительных социально-политических экспериментов, наносится удар по традиционным ценностям, исторически сложившимся воззрениям и отношениям внутри общества. Политическая верхушка, бюрократия, весь государственный аппарат прямо подкупается извне через разного рода "программы поддержки", экономика сажается на "иглу" кредитования, проводится радикально правая экономическая политика под диктовку МВФ. При этом правительство может демагогически прикрываться левыми лозунгами о социальной справедливости, страна фактически теряет умение и желание осуществлять свою суверенную внутреннюю и внешнюю политику, фактически теряет суверенитет. А если говорить о странах, окружающих Россию, их еще, как марионеток, использует в геополитической игре против этой самой России.

Понятно, на такое сложно не обращать внимание, это вызывает недовольство и раздражение в Москве. Конечной целью "цветных революций" является полное "окружение" России недружественными режимами ради ее ослабления и (или) осуществление такой же революции непосредственно в России для установления послушного Западу режима. События на Болотной площади в 2012 года рассматриваются как попытка внешних сил дестабилизировать обстановку внутри России.

Потом была точно не "бархатная", а самая кровавая революция на Украине в 2014 году. Россия была вынуждена и, исходя из своих жизненных, а не второстепенных интересов, реагировать самым решительным образом. В феврале 2017 года министр обороны России Сергей Шойгу предупредил об угрозе расширения географии "цветных революций". В апреле того же года уже президент Путин заявил о том, что не допустит такой революции в России и, более того, окажет помощь партнерам России по ОДКБ. Поэтому неудивительно, что попытка свергнуть президента Лукашенко в Беларуси вследствие еще одной революции оказалась категорически неприемлемой для Москвы.

Но такая позиция Кремля не была предопределена с самого начала "цветных революций". Свержение Милошевича в Сербии в 2000 году было встречено нейтрально, а "Революция роз" даже была поддержана, когда секретарь Совета Безопасности Игорь Иванов прилетел в Тбилиси, уговорив Эдуарда Шеварднадзе оставить пост президента, и несколько месяцев спустя направился в Батуми, откуда на своем самолете забрал противника "революционеров", лидера аджарской автономии Аслана Абашидзе. Владимир Путин в феврале 2004 года принял у себя свежеиспеченного президента Грузии Михаила Саакашвили, и встреча прошла в очень теплой атмосфере. Но отношения испортились летом того же года, когда Саакашвили, вопреки предупреждению Путина, начал так называемый "гуманитарный штурм" Цхинвали; "гуманитарного" там было мало, но была ограниченная и весьма бессмысленная военная операция, пролилась кровь.

С этого момента настороженность Москвы к "цветным революциям" усилилась. Украинская "оранжевая революция" конца 2004 года уже была встречена с меньшим энтузиазмом. Вкупе с другими моментами, связанными с действиями США и НАТО в Восточной Европе, наращивая военное присутствие в странах бывшего социалистического лагеря, подход Владимира Путина к Западу изменился серьезно и манифестировался в знаменитой "Мюнхенской речи" 2007 года.

Вопросы для размышления
Но как реагировать России на "цветные революции"? Или, точнее, надо реагировать или действовать на опережение? Как перехватить инициативу у Запада?

Еще раз хочу подчеркнуть, что "цветные революции" не возникают на ровном месте. Им предшествует многолетняя кропотливая работа западных структур во всех странах, потенциально подверженных этому явлению. В первую очередь, налаживается разветвленная сеть неправительственных организаций и "независимых" СМИ, представителей политических партий, чиновников, журналистов и других категорий приглашают в западные страны на стажировки, выделяются финансовые средства для поддержания тех или иных проектов, "воспитывается" молодежь, идет скрытная пропаганда в "нужном" направлении... То есть происходит классическое "pénétration pacifique" – "мирное проникновение" (франц.) современными методами. И методы эти малозатратны, отдачи у Запада в итоге больше, чем затрат.

В России много говорится о "мягкой силе", которая по идее призвана противостоять такой политике (которая тоже характеризуется как "мягкая сила") Запада. Задача России оборонительная, не экспансионистская и поэтому легитимная. Однако осуществлять эту задачу стоит более активно, работать с расчетом на годы вперед, организовывая общественность во всех актуальных для России в геополитическом смысле странах. Ведь только так можно укрепить доверие между постсоветскими странами.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции



Главные темы

Орбита Sputnik