02:15 06 Декабря 2020
Прямой эфир
  • EUR4.0304
  • 100 RUB4.4551
  • USD3.3115
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Политический кризис в Грузии 2020: оценки и прогнозы (71)
185835

Очередной политический кризис разразился в Грузии сразу после выборов – страсти снова выплеснулись на улицы

Страна фактически находилась в предвыборном режиме полтора года, после июньского кризиса прошлого года, а сейчас накал страстей только набирает обороты.

Почему эти выборы самые важные?

Почему эти выборы важнее, например, президентских? Ответ прост: по Конституции Грузия является парламентской республикой и именно парламент страны решает все самые важные вопросы - формирует правительство, утверждает премьер-министра и всех министров, принимает законы, вводит и отменяет чрезвычайное положение (что в последнее время стало особенно актуальным), объявляет войну и заключает мир.

Взгляд из Москвы на выборы в Грузии: протесты будут, революция – нет >>

Обладая большинством депутатских мест в парламенте, политическая партия, а точнее, партийный истеблишмент и лидер правящей партии могут формировать правительство и архитектуру власти в целом. Решать куда и как тратить бюджетные деньги, какие регуляции вводить, а какие - отменять. То есть решать практически все за всех. Именно поэтому парламентские выборы самые важные выборы в Грузии.

Пропорциональные страсти

Однако это ещё не все. Выборы 31 октября были самыми важными еще по нескольким причинам.

Выборы впервые проходили по новой системе и у этого своя предыстория.

О необходимости перехода на пропорциональную избирательную систему говорили все политические партии начиная с начала нулевых. И "Национальное движение", и "Грузинская Мечта", находясь в оппозиции, торжественно обещали всему честному народу перейти на эту систему, но успешно "забывали" о своих обещаниях придя к власти.

В чем тут фишка? Все достаточно просто - в мажоритарных округах власть, как правило, без проблем выигрывает, просто потому что имеет несравненно больший ресурс нежели оппозиция, да и народ в регионах живет победнее.

В таких условиях шансы на победу оппозиции были близки к нулю. Исключение составили выборы 2012 года, но это то самое исключение, которое только подтвердило правило. В 2012 году у нас были не выборы, а электоральная революция.

Наиболее близка Грузия была к выборам по пропорциональной системе осенью 2019 года, но и тогда остановилась буквально в полушаге. "Взбунтовавшиеся" депутаты-мажоритарии отказались поддержать изменения в конституции, а так как для таких изменений необходимо было конституционное большинство, изменения были успешно провалены.

Это вызвало крайне болезненную реакцию общества, уход части молодых депутатов из правящей партии, уличные протесты оппозиции и давление со стороны западных партнеров Грузии.

В итоге, после многочисленных и нервных консультаций между оппозицией и властью при посредничестве представительства Европейского Союза и посольства Соединенных Штатов, власти приняли "соломоново" решение - мажоритарии остаются, но их количество сокращается до тридцати, а остальные места - уже по пропорциональной системе.

Кстати, один из зачинщиков "бунта" мажоритариев, аптечный король Кахи Окриашвили на этих выборах успешно телепортировался в ряды оппозиционного "Национального движения", откуда он и пришел в "Грузинскую Мечту" в 2012 году будучи депутатом от все того же ЕНД.

Черно-белое кино

У оппозиции и гражданского сектора была абсолютная уверенность в том, что пропорциональная система раз и навсегда покончит с черно-белым кино грузинской политики, где основная борьба идет между "Грузинской Мечтой" и "Национальным движением", а остальным политическим партиям, коих в Грузии более двухсот, отведена роль статистов.

На самом деле этим надеждам не суждено было сбыться, ну по крайней мере на этих выборах.

Предвыборные баталии

Сказать что предвыборная кампания в Грузии шла как-то запредельно - было бы большим преувеличением.

Конечно, для большинства европейских, да и не только европейских стран, то, что происходило в Грузии, было бы оценено как адский ад, но по сравнению с той же кампанией 2012 года, нынешняя была более чем вегетарианской.

Конечно были компроматы, взаимные обвинения, расследования страшных деяний политических оппонентов, но ведь к этому в Грузии давно привыкли. А ничего нового и экстраординарного ни власти, ни оппозиция предложить зрителям не смогли.

Самым скандальным эпизодом оказалось задержание двух экспертов министерства иностранных дел, которые при прошлых властях скрыли какую-то карту, которая доказывает, что та часть спорной территории монастырского комплекса Давид Гареджи, на которую претендует Азербайджан, принадлежит Грузии. Лояльная к властям телекомпания "Имеди" на время выборов даже поставила мини-баннер "Гареджи - это Грузия" в верхний угол экрана.

Но сказать, что это произвело сильное впечатление на избирателя, было бы сильным преувеличением. Даже после ареста экспертов большинство зрителей пожало плечами.

Все ждали, по пользуясь термином ливанского философа Насима Таллеба, "жирных черных лебедей" (неожиданные события), однако лебеди так и не прилетели.

Как не прилетели и многие международные наблюдатели, ковид внес свои коррективы в график поездок профессиональных оценщиков электорального процесса. Впрочем, это далеко не главные последствия ковид.

Ковид и выборы

Предыдущий год был неудачным для властей как в политическом, так и в экономическом отношении. Рейтинг власти в 2019 году достиг исторического минимума. Ситуацию был призван спасти новый премьер-министр Георгий Гахария, который несмотря на все обвинения, звучавшие со стороны оппозиции, особенно по вопросу о разгоне митинга 20 июня, среди населения имел репутацию хорошего, энергичного менеджера. А потом в Грузию пришел ковид.

Вернее, так и не пришел. Причем не пришел во многом благодаря эффективным действиям правительства, которое скрупулезно выполняло все рекомендации ВОЗ. В итоге Грузия имела не только самый низкий показатель заболеваний в регионе, но и один из самых низких в мире. Об уникальном грузинском опыте и "трех мушкетерах", главных специалистов по борьбе с короной в Грузии, которые успешно победили эпидемию в своей стране, писали все мировые СМИ. Рейтинги правительства взлетели вверх, и вот уже к лету более половины граждан считало, что Грузия развивается в правильном направлении, чего не было с 2014 года, и правительству доверяет большинство населения.

Однако у любой победы есть своя цена. Жесткие локдауны и полное закрытие страны на несколько месяцев нанесли тяжелый удар по экономике и социальной сфере. Летом было не так тяжело: внутренний туризм хоть и немного, но все-таки оживил экономику, люди зарабатывали и могли сводить концы с концами.

С наступлением осени стало тяжелее, а за две недели до выборов в Грузию пришел ковид. Сначала счет шел на десятки, потом на сотни, потом на десятки сотен инфицированных, и к дню выборов – уже на тысячи. Соответственно росла и летальность. Система здравоохранения стала давать серьезные сбои. У людей появился страх. Весь положительные эффект от весенней победы над ковид ко дню голосования был смазан.

День выбора

В день выборов в борьбу вступило сорок восемь политических партий и два избирательных блока. Казалось бы, низкий барьер прохождения в парламент давал шансы если не всем, то почти всем.

Ну действительно, что стоит набрать каких-то пару десятков тысяч голосов для уважаемого человека. А ведь в политику идут исключительно уважаемые люди. Так что многие ожидали увидеть если не пятьдесят, то хотя бы двадцать партий в нашем парламенте. Однако реальность оказалась несколько иной.

По данным ЦИК, в парламент прошло всего девять партий. И тут опять черно-белая арифметика.

"Грузинская Мечта", получившая 48%, и "Национальное движение", получившее 27%, существенно оторвались от "Европейской Грузии", которая немного не дотянула до 4%.

Партиям "Лело для Грузии", "Альянс патриотов", "Стратегия Созидания" и "Гирчи" досталось по 3% и наконец партии "Граждане" и лейбористам - по одному проценту.

Из тридцати мажоритарных округов правящая партия победила в четырнадцати, а в остальных шестнадцати были назначены вторые туры. Международные наблюдатели оценили выборы как в целом свободные и конкурентные.

Казалось бы вполне достойны и приемлемый результат как для власти, так и для оппозиции. Однако не тут-то было. Весь день выборов оппозиционные телеканалы крутили кадры нарушений с избирательных участков, а после того как ЦИК объявил результаты выборов, почти все оппозиционные партии объявили о том, что выборы сфальсифицированы.

ЦИК объявил первые результаты в половине четвертого утра, тогда как обычно это происходит в одиннадцать вечера, и это накалило ситуацию до предела.

Что дальше

Практически все оппозиционные партии от "Альянса патриотов" до "Единого Национального движения" отказались признать выборы, участвовать во втором туре и требуют проведения новых выборов с новыми избирательными комиссиями. А это означает ничто иное, как политический кризис в Грузии.

Партия власти заявляет, что это означает капитуляцию, так как оппозиция знает, что выборы во втором туре она проиграет. 

Выборы отказались признавать легитимными и представители "Единой Грузии" Нино Бурджанадзе и даже ультрарадикалы "Грузинского марша", которые не прошли в парламент.

Международные организации, посольство США и представительство Европейского Союза посоветовали оппозиции собрать все доказательства нарушений и фальсификаций выборов, и предоставить им, чтобы это было отражено в окончательных отчетах по выборам, а также обратиться с этими документами в Центральную Избирательную Комиссию и в суд. До этого, правда, они не нашли нарушений, которые позволили бы им считать выборы не состоявшимися и призвали всех сохранять спокойствие и выдержку.

Но вместе с тем не отрицали права граждан на протест.

Протесты не замедлили себя ждать. Уже первого ноября оппозиция собрала на проспекте Руставели несколько тысяч человек и анонсировала большую акцию на воскресенье. Одновременно с этим оппозиция пообещала собрать и представить доказательства нарушений и фальсификаций, причем помочь ей этом обещали представители гражданского сектора, которые мониторили выборы.

На самом деле речь идет о нескольких процентах разницы в показателях экзитполов и официальными данными ЦИК. Однако именно эти проценты и имеют решающее значение в вопросе, кто будет формировать правительство - "Грузинская Мечта" или коалиция оппозиционных партий.

Поэтому в Грузии опять все только начинается. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Темы:
Политический кризис в Грузии 2020: оценки и прогнозы (71)


Главные темы

Орбита Sputnik