04:41 16 Мая 2021
Прямой эфир
  • EUR4.1392
  • 100 RUB4.6170
  • USD3.4186
Колумнисты
Получить короткую ссылку
114 0 0

Саудовскую Аравию ждет сложный этап в отношениях со Штатами. После того, как Национальная разведка США опубликовала доклад об убийстве журналиста Джамаля Хашукджи в 2018 году, Белый дом объявил новую стратегию

Американцы настаивают на прекращении войны в Йемене и соблюдении прав человека. Как далеко зайдет Вашингтон и чем может ответить Эр-Рияд — разбирались авторы РИА Новости Софья Мельничук и Галия Ибрагимова.

Несанкционированный принц

Как и ожидалось, очередные заявления — лишь дополнение к озвученным в пятницу намерениям американских властей. Глава Госдепартамента Энтони Блинкен сообщил о визовых ограничениях — так называемом бане Хашукджи — для 76 саудовцев, которые, как предполагают, "участвовали в запугивании диссидентов за границей, в том числе в убийстве Хашукджи". Персональные санкции коснутся также главы Службы общей разведки Ахмада аль Асири. 

Ближний Восток ждет беды: США накажут Саудовскую Аравию>>

В докладе разведки говорится, что к жестокой расправе над критиком саудовских властей, автором газеты The Washington Post, причастен наследный принц Мухаммед бен Салман. С его одобрения журналиста похитили, когда он вошел в здание консульства Саудовской Аравии в Стамбуле, затем расчленили, и останки никто больше не видел. В МИД королевства обвинения категорически отвергли.

Однако личные санкции против наследного принца не ввели, хотя новый президент Джо Байден во время предвыборных дебатов обещал сделать Эр-Рияд изгоем. И это вызвало вопросы.

"Думаю, нужно понимать, что отношения со всей страной приоритетнее, чем с одним человеком", — высказался на эту тему Блинкен. По его словам, администрация пересматривает связи с Саудовской Аравией, однако они все же важны, и США в них особенно заинтересованы. "Мы привержены защите королевства", — добавил Блинкен, поясняя: цель в том, чтобы Эр-Рияд в большей степени отвечал задачам и ценностям Штатов.

Госсекретарь подчеркнул: Белому дому принципиально, чтобы Эр-Рияд разграничивал помощь, которую получает от американцев, и ситуацию в Йемене, где саудиты поддерживают правительство президента Абу Рабу Мансура Хади против шиитского движения хуситов. Иными словами, Вашингтон хочет убедиться, что американское оружие не используют на поле боя в третьих странах.

Наступательная оборона

В основе отношений двух государств — доступ американцев к нефти в обмен на обязательство обеспечивать оборону королевства. Саудовская Аравия — крупнейший покупатель американских вооружений.

Партнерство обеспечивает стратегические интересы обеих сторон. Однако в вопросах ценностей — демократия и защита прав человека — государства расходятся.

В последние годы президентства Барака Обамы союзничество натолкнулось на "разницу во мнениях", как это описывал личный советник короля Салмана. Касались они подхода США к Ирану — главному сопернику Саудовской Аравии в регионе. К тому же, хотя разведслужбы стран успешно сотрудничали в сфере безопасности, саудовские методы борьбы с критиками монархии одобрения у Штатов не вызывали. К этому добавилась и йеменская проблема. Белый дом беспокоило число жертв военных действий, где, вероятно, фигурировало и американское оружие.

С приходом в Белый дом Дональда Трампа отношения потеплели. При этом до вступления в должность он особой симпатии к ближневосточному партнеру не проявлял — говорил, что "точно не фанат" королевства, а Штатам не следует "помогать саудовским террористам". Как бы то ни было, первый официальный визит Трамп совершил именно в Эр-Рияд, а террористической организацией в конце его срока Госдеп признал хуситов. Близкие отношения с наследным принцем экс-президент поддерживал в основном через зятя и советника Джареда Кушнера. Доклад об убийстве Хашукджи был готов еще при прежней администрации, просто его не публиковали.

"Трамп сделал ставку на инвестиции в союзников, чтобы снизить обязательства Вашингтона. Партнеры, в том числе Саудовская Аравия, должны были закупать еще больше вооружений и брать на себя ответственность за происходящее в регионах", — объясняет Максим Сучков, директор Центра перспективных американских исследований ИМИ МГИМО. Штаты же в ответ обеспечивали военно-политическое покровительство и давали зеленый свет важным для союзников инициативам.

"Что бы ни говорили теперь противники Трампа, такую формулу отношений по умолчанию принимали обе партии. Когда убили Хашукджи, демократы обрушились с критикой на республиканцев. Обвинили в игнорировании нарушений прав человека в Саудовской Аравии, невнимании к жестокой операции саудитов и их союзников в Йемене, которой сами демократы потакали при Обаме, и укорили за "добрую химию", сложившуюся между зятем президента Кушнером и наследным принцем", — перечисляет Сучков.

По мнению демократов, добавляет он, это сформировало у Мухаммеда бен Салмана ощущение безнаказанности и уверенность в том, что любой вопрос с Вашингтоном можно решить деньгами.

Изменения курса при новой администрации ждали, и первые шаги уже сделаны. Байден сообщил о прекращении поддержки наступательных операций в Йемене, в том числе за счет экспорта оружия. Сообщали, что это коснется одобренных в декабре поставок трех тысяч высокоточных бомб GBU-39 на 290 миллионов долларов, а также семи тысяч бомб Paveway IV на 478 миллионов долларов. Вашингтон объявил, что собирается решать йеменский конфликт дипломатическим путем. Кроме того, в феврале хуситов убрали из списка террористических группировок.

Новый поворот

И все же говорить о полном пересмотре отношений двух стран нельзя, полагают эксперты. "Пожурят, сделают "втык", но переоценки сотрудничества не произойдет", — считает специалист по Ближнему Востоку Алексей Хлебников. По его словам, речь скорее о "перекалибровке" — то есть в стратегическом плане ничего не изменится. 

С ним согласен Руслан Мамедов, менеджер ближневосточных проектов Российского совета по международным делам. Коррекция напрашивалась уже давно, отмечает он.

"Еще со времен Обамы американцы росли в плане собственной энергетики, вышли на первое место по добыче нефти в мире и стали меньше нуждаться в Саудовской Аравии, — говорит эксперт. — У некоторых людей в новой администрации другое видение внешней политики США. Речь о ее перебалансировке: чтобы опираться на несколько региональных держав и немного развязать руки".

Мамедов подчеркивает, что во внутрирегиональной динамике многое зависит от иранской ядерной сделки. Эр-Рияд — один из главных партнеров США в отношениях с Тегераном. Если жестко подходить к Саудовской Аравии, это автоматически сыграет на руку Ирану. И ради того, чтобы наказать тех, кто стоит за убийством Хашукджи, Штаты на это не пойдут.

Совместный всеобъемлющий план действий, заключенный в 2015-м, стал для монархий залива своего рода "последней каплей", поясняет Алексей Хлебников. За последние десять лет в регионе произошло несколько событий. Восстания в Тунисе и Египте, после которых без поддержки США президенты лишились своих постов, затем — переворот в Египте и, как следствие, приостановка американской военной помощи Каиру. И наконец — сделка с Ираном. Все это, по словам политолога, "подтолкнуло королевства, в том числе Саудовскую Аравию, к диверсификации дипломатических портфолио и укреплению контактов с другими крупными державами, например Россией и Китаем".

Москва также продает Эр-Рияду вооружения: в 2019-м начались поставки первых партий по договоренностям 2017 года. Тогда королевство заключило с Россией меморандум о покупке и локализации производства тяжелых огнеметных систем ТОС-1А, противотанковых комплексов "Корнет-ЭМ", гранатометов АГС-30 и автоматов Калашникова АК-103. В начале 2021-го сообщали, что саудиты могут приобрести и российские зенитные ракетные комплексы С-400 и истребители Су-35. 

Немаловажно и то, что страны координируют политику на нефтяном рынке, напоминает Мамедов.

"В отношениях Эр-Рияда с Москвой важно учитывать и эффект от сделки ОПЕК+. Она позволила обеим сторонам много заработать. Это очень прагматичный расклад, все получают выгоду — ты мне, я тебе".

Впрочем, указывает он, визиты Владимира Путина в Саудовскую Аравию или короля Салмана в Россию часто рассматривали как инструмент в играх с Вашингтоном.

У монархии есть возможности устроить американцам проблемы в регионе, считает Мамедов. Однако в конечном итоге все понимают, что США чрезвычайно важны для Эр-Рияда, а подобные маневры — только способ привлечь внимание.

"В Саудовской Аравии полагают, что отношения с США не зависят от того, кто сейчас в Белом доме, по их мнению, контакты двух стран фундаментальны, формировались десятилетиями и выдержат любые пертурбации", — заключает эксперт.

Десятилетия партнерства сказались на многом: практически вся саудовская элита получает образование в США, саудовский риал привязан к доллару, вооружение и обучение военных — главным образом американское. Чтобы это изменить, потребуются долгие годы. Поэтому диверсификация внешнеполитических контактов — скорее тактический ход, многосторонний трек, который отвечает требованиям нового многополярного мира.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Главные темы

Орбита Sputnik