04:46 11 Апреля 2021
Прямой эфир
  • EUR4.0646
  • 100 RUB4.4399
  • USD3.4260
Колумнисты
Получить короткую ссылку
38110

Магистр внешней политики, правовед Ольга Сухаревская в колонке на Sputnik рассказывает, чем обернется для всех сторон введение очередной порции санкций против России

Вслед за США Европейский Союз ввел очередную порцию санкций против России. На сей раз поводом для "наказания" стало мифическое отравление Алексея Навального. Решение Брюсселя как раз пришлось на время визита главы МИД России Сергея Лаврова в Китай. Естественно, обе державы крайне возмущены и готовы дать адекватный ответ. В чем он может заключаться?

Право силы и сила права

22 марта в Брюсселе прошла встреча глав МИД стран ЕС, где на основании глобального режима санкций были введены ограничительные меры в отношении граждан Китая, КНДР, Ливии, России и Судана. Это решение явно будет подтверждено на саммите Совета ЕС, который запланирован на 25-26 марта. В ответ официальный Пекин запретил въезд в страну 10 членам Европарламента, ряду европейских ученых и политиков, а также прекратил сотрудничество с четырьмя юрлицами ЕС. Как заявили в МИД КНР, если Брюссель "не прекратит политику двойных стандартов в сфере прав человека", КНР пойдет на дальнейшие действия. Готовится дать ответ и Россия. Как все эти процессы соотносятся с международным правом?

Сергей Лавров
photo: courtesy of Press service of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

Глядя на санкционную горячку США и ЕС, невольно вспоминаются строки Джорджа Оруэлла: "Все животные равны, но некоторые равнее других". Естественно, право силы отрицать сложно. Такова уж человеческая природа. Тем не менее, человечество на протяжении всей своей истории пыталось найти механизмы замены права силы на силу права, что породило и саму дипломатию, и традицию заключения договоров с юридическим принципом обязательности их выполнения, и современное международное право как высшую стадию развития международного правопорядка.

Международные правовые нормы в их современном понимании начали закладываться в начале ХХ века, предусматривая и ответственность за их невыполнение. В соответствии с Уставом ООН и полномочиями ее Совета Безопасности против нарушителей могут приниматься принудительные меры, в число которых входят экономические санкции, эмбарго на поставки оружия, финансовые ограничения, запреты на поездки, разрыв дипломатических отношений, блокада и совместные военные действия. Единственным органом, который имеет право вводить принудительные меры, является СБ ООН.

В то же время история закрепила традицию репрессалий, которые впоследствии распались на вертикальные (санкции международных организаций) и горизонтальные, называемые контрмерами. К горизонтальным как раз относятся односторонние принудительные действия "потерпевшего государства" в отношении "государства-правонарушителя" с целью обеспечить надлежащее исполнение обязательств.

В соответствии с позицией главных органов ООН термин "санкции" может применяться лишь относительно мер, предпринимаемых Советом Безопасности ООН на основании раздела VII Устава ООН. Применение отдельными государствами термина "санкции" для своих односторонних принудительных мер "подразумевало бы презумпцию их законности и исключало бы постановку вопроса о международно-правовой ответственности за их совершение". Как видим, ООН выступает против права отдельных государств на введение санкций, более того, предусматривает ответственность за незаконное их введение.

Контрмеры же могут применяться только при наличии трех условий: наличие реального международно-противоправного деяния, предварительное требование потерпевшего государства о прекращении такого деяния и/или возмещения вреда, а также соразмерность контрмеры с международно-противоправным деянием и его последствиями.

А теперь посмотрим внимательнее на "кейс Навального", ставшим поводом для очередного витка санкций. Факт отравления не доказан. Каким образом причинен ущерб Объединенной Европе - непонятно. Соразмерность же обсуждать бесполезно ввиду отсутствия самого факта преступления. Т.е. США, ЕС и другие государства, вводящие против России санкции (точнее, контрмеры), могут быть привлечены к ответственности. Но, как сказано в известном фильме, "кто ж его посадит, он же памятник?"

Здесь мы подходим к крайне интересному моменту. Нормы международного права являются конвенциальными по своей природе, т.е. их защита обеспечивается договоренностями государств, при наличии доброй воли к выполнению обязательств, и наличии сил, способных добиться их соблюдения. И здесь возникает проблема: а судьи кто? В условиях двуполярного мира силовой паритет СССР и США обеспечивал гарантии от злоупотреблений международным правом. Распад же Советского Союза породил у Запада чувство безнаказанности, которое повлекло за собой процесс "перетягивания" странами НАТО на себя функций соблюдения международного права в обход СБ ООН.

Более того, исходя из отсутствия противостоящей военной силы, способной противодействовать этому волюнтаризму, Запад принялся не только устанавливать демократию посредством "гуманитарных бомбардировок", но и превратил само международное право в оружие массового уничтожения. Настоящим жупелом стали "права человека", послужившие основой для санкционного законодательства ЕС.

Ты виноват лишь тем…

Не имея международно-правовых оснований для санкционной политики, Европа вслед за США принялась разрабатывать национальные законодательные нормы, позволяющие путем репрессалий вводить ограничения на торговлю и сотрудничество с государствами-соперниками, вмешиваться в их внутренние дела, искусственно менять баланс внешнеторговых отношений, ограничивать свободу передвижения и блокировать экономический рост конкурентов. При этом никто даже не скрывает, что законы эти односторонние.

Так, "Руководящие принципы санкций", принятые в 2003 г., гласят, что "ЕС может принять решение о применении ограничительных мер. В тех случаях, когда принятие ограничительных мер в рамках ООН невозможно, Европейский Союз должен поощрять более широкую поддержку международным сообществом своих автономных мер".

Основанием является Договор о создании ЕС, а введение санкций регламентируется принципами общей внешней политики и политики безопасности.

Сейчас в Европе идет дискуссия о том, чтобы передать полномочия по введению санкций от Совета ЕС Европейской комиссии. Т.е. брюссельские чиновники, которых никто не избирал, произвольно смогут вводить ограничительные меры против других государств, оказывающие огромное влияние на экономику стран-членов ЕС.

Глава грузинской диаспоры в РФ: никогда не поздно начать исправляться в лучшую сторону >>>

7 декабря 2020 г. Совет ЕС утвердил режим санкций за нарушения прав человека, ставший механизмом Плана действий по правам человека и демократии на 2020-2024 годы. Единственное принципиальное отличие этой "дубины" от американской – это то, что Евросоюз не сделал их экстерриториальными (что вообще не имеет никакого отношения ни к международному праву, ни к законности). Впрочем, "мировой гегемон" такими тонкостями не заморачивается.

22 марта в Брюсселе прошла встреча глав МИД стран ЕС, где на основании глобального режима санкций были введены ограничительные меры в отношении граждан России, Китая и ряда других стран.

Само собой, что проблема отнюдь не в "правах человека". Как совершенно справедливо заметил глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров, "укрепляются новые центры экономического роста, финансового могущества и политического влияния. К сожалению, этим объективным тенденциям становления подлинно многополярного, демократичного мира пытаются помешать некоторые западные государства во главе с США, которые хотят любой ценой сохранить свое доминирование в глобальной экономике и международной политике, навязать всем и вся повсюду свою волю и требования". Санкции ЕС и США являются лишь частью политики сдерживания России и Китая, блокирования их экономического, технологического и военного развития.

По сути, односторонние и противоречащие международному праву ограничительные меры – это ведение войны экономическими и юридическими средствами.

Чем ответить?

Если с малыми государствами санкционное давление Западу сходило с рук, то применение этих методов в отношении России и Китая может слишком дорого стоить. Объединенная мощь Москвы и Пекина вполне способна сокрушить европейскую и американскую экономики.

Пока что можно сказать, что стороны "ведут пристрелку". Так, Россия ограничилась продуктовым эмбарго в ответ на "украинские" санкции, а в отношении контрмер по Навальному Минпромторг РФ заявил, что будут ускорены программы импортозамещения, и российские деньги, которыми мы оплачивали импорт, "будут оставаться внутри страны, пойдут на зарплаты сотрудников и развитие новых технологий и производств". Китай же даже еще "стрелять" не начинал.

Ответ на европейское давление необязательно должен быть симметричным. Россия и Китай обладают значительными преимуществами в сфере производства, ресурсного потенциала, количества населения и рабочей силы, объемов реальной экономики. Недаром РФ называют кладовой ресурсов, а Китай – мировой фабрикой. Сам факт санкционной войны толкает их к координации действий для противостояния объединенному Западу.

Причем, если США и ЕС пытаются "сохранить свое место под солнцем", то Россия и Китай могут продолжать свою политику, которая ведет к смене структуры мировой экономики и распределения ВВП, снижению роли "развитых стран" и, соответственно, их влияния. Ответные экономические санкции могут просто ускорить процесс "заката запада".

Если говорить о конкретных мерах, то РФ, например, может прекратить поставки титана и палладия, суперпрессов, тяжелых вертолетов, а также ограничить программы космического сотрудничества со странами ЕС. Поднебесная же, являющаяся лидером по производству лития, способна полностью похоронить планы по переходу Европы на электромобили. Причем емкость рынка двух государств сама по себе достаточна для экономического и технологического развития, а если добавить к этому переориентацию экспортных потоков в развивающиеся страны, то европейская авиация и автомобилестроение вынуждены будут очень "притормозить". Это лишь малая часть примеров, каким образом Россия и Китай могут повлиять на темпы роста западных экономик.

Не менее важным является и повышение экономического и финансового суверенитета. Как подчеркнул во время визита в Китай Сергей Лавров, "нужно снижать санкционные риски путем укрепления своей технологической самостоятельности, путем перехода к расчетам в национальных валютах и в мировых валютах, альтернативных доллару. Нужно отходить от использования контролируемых Западом международных платежных систем". По данным Global Times доля доллара США в двусторонней торговле Китая и РФ снизилась с 90% в 2015 г. до 46% в первом квартале 2020 г. Но этого мало. Необходимо сконцентрировать усилия на заключении экспортных контрактов в рублях и юанях, создании параллельных международных платежных систем с привлечением незападных государств, переводе внешней торговли на национальные валюты.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Главные темы

Орбита Sputnik