17:15 17 Мая 2021
Прямой эфир
  • EUR4.1392
  • 100 RUB4.6170
  • USD3.4186
Колумнисты
Получить короткую ссылку
60936

На пути в Североатлантический альянс Грузия на много лет "зависла" в статусе "партнера усиленных возможностей", перспективы дальнейшего движения не просматриваются. При этом обороноспособность страны практически не зависит от партнерства с НАТО

Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили и прибывший в Тбилиси с рабочим визитом председатель военного комитета НАТО фельдмаршал ВВС Стюарт Фитч 29 апреля обсудили вопросы двустороннего сотрудничества – на фоне торжеств по случаю 30-летия национальной армии. Напомню, "Партнерство ради мира" началось в 1994-м, а в 2006 году национальный парламент единогласно проголосовал за интеграцию Грузии в НАТО – за минувшее время можно было немало преуспеть. Однако "существенный пакет" 2014 года остался камнем преткновения, новые инициативы буксуют (о них чуть позже).

Особое внимание Гарибашвили и Фитч уделили безопасности Черного моря (военно-морских сил Грузия не имеет), роли Тбилиси в поддержании общей евроатлантической безопасности (в мировом рейтинге военной мощи Global Firepower страна занимает 92 место и объективно не может влиять на глобальные процессы), завершению миссии в Афганистане (где жертвы Грузии оказались напрасными, ведь побеждает террористическая группировка "Талибан"*).

На торжественном мероприятии по случаю 30-летия основания Сил обороны Грузии председатель военного комитета НАТО заявил, что имеется "очень долгая и достойная история, которая символизирует прочное партнерство между НАТО и Грузией" и "Североатлантический альянс продлил для Грузии статус партнера усиленных возможностей еще на три года". Якобы это взаимовыгодно, хотя польза Грузии неочевидна, и даже через 15 лет после "старта" членства никто не гарантирует.

Премьер-министр Грузии отметил зависимость развития национальной армии от "тесного международного сотрудничества, которое является одной из главных основ обороноспособности" страны.

Конкретными цифрами или фактами комплементарные оценки партнерства не подтверждаются, торжественно упомянутые "демократические ценности" на поле боя никакого значения не имеют. Правда состоит в том, что вступление Грузии в Альянс может привести к серьезному конфликту с Россией, которого никто в НАТО не желает. Терять выгодный плацдарм на Южном Кавказе стратегам в Вашингтоне и Брюсселе не хочется, поэтому вечному "аспиранту" периодически обещают манну небесную и новые горизонты.

Безопасность Черного моря

Для обеспечения безопасности прибрежной акватории Грузия располагает несколькими патрульными катерами МВД, которые в состав корабельных групп НАТО интегрироваться не могут технологически – слишком маломощны и плохо вооружены.

Однако морской порт Поти удобен для заходов ВМС старших партнеров (отдых экипажей, пополнение запасов, логистическая база для "проекции силы" в отношении России, Ирана и других стран). Одностороннее, корыстное использование Альянсом грузинской портовой инфраструктуры трактуется как обоюдная польза и укрепление обороноспособности страны. Итогом большой совместной работы не могут считаться рейды "укрепления безопасности" в изначально безопасном Черном море (процесс совершенно бессмысленный).

О многом говорят обнародованные в феврале планы Вашингтона по формированию в Черноморском регионе военного блока Грузия-Молдова-Украина. Военно-морской потенциал в этом "волшебном треугольнике" практически отсутствует, проект разрабатывается в интересах США и против РФ, как инструмент "сдерживания". Закономерное реагирование российского Черноморского флота (и Южного военного округа) на откровенно враждебную активность в своей зоне ответственности безопасности Грузии не прибавит.

Афганские уроки

За 20 лет афганской войны американцы и их союзники не смогли победить террористов. Вместе с военнослужащими США Афганистан покидают союзники и партнеры, в том числе достаточно многочисленный грузинский контингент – 860 человек. По данным Минобороны Грузии, за время миссии в Афганистане (с 2004 года) погибли 32 грузинских военнослужащих. Цели этой войны не достигнуты, но премьер-министр Гарибашвили ранее заявил, что таким образом Грузия доказала право на полноценное членство в НАТО.

Правильные выводы не сделаны. Проиграв плохо вооруженным талибам, американцы стремятся сегодня "защищать" Европу от назначенного ими же противника с гиперзвуковыми ракетами и самым большим в мире ядерным потенциалом. И рекрутируют сопредельные страны для войны чужими руками. Зачем это Грузии?

Реальная обороноспособность страны не имеет ничего общего с членством в НАТО, с участием в военных операциях Альянса, с одобрительным похлопыванием по плечу иностранным фельдмаршалом. Как уже отмечалось ранее, Грузия занимает 92 место в мировом рейтинге военной мощи Global Firepower – сразу после Зимбабве. Армия в количестве 20 тысяч "штыков" имеет на вооружении 160 танков, 150 артиллерийских установок, 50 систем залпового огня, десяток стареньких штурмовиков Су-25, и пригодна для участия в натовских операциях на Ближнем Востоке. Однако Грузия имеет весьма ограниченное военно-политическое влияние в "домашнем" регионе, и натовские войска никогда не будут отвоевывать для нее некие утраченные территории. Мы наблюдаем "улицу с односторонним движением".

Бесконечность реформ

Стремясь не принять, но "приблизить Грузию к Альянсу", натовские специалисты разработали 16 новых инициатив – для реализации оборонных реформ, повышения оперативной совместимости Грузии с НАТО, для повышения устойчивости, подотчетности и прозрачности. Якобы "новый пакет" будет охватывать воздух, землю, море, киберпространство – на тактическом, оперативном и стратегическом уровнях, включая проведение регулярных совместных учений НАТО-Грузия. И все-таки здесь больше слов, чем реального укрепления обороноспособности.

МИД РФ пообещал адекватный ответ на усиление присутствия НАТО в Черном море>>

К примеру, три "совершенно новые" инициативы – это развитие военно-медицинского потенциала, расширение в стране возможностей обучения английскому языку, совершенствование системы кодификации и стандартизации. Новых самолетов или танков старшие партнеры точно не дадут, им важнее подготовить в Грузии обслуживающий персонал с хорошим знанием английского и кодификации (логистическая площадка для будущих войн). Подобные реформы можно "извлекать из воздуха" десятилетиями, используя "аспиранта" как и где угодно.

* – террористическая организация, запрещенная в России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Главные темы

Орбита Sputnik