23:53 05 Апреля 2020
Прямой эфир
  • EUR3.4134
  • 100 RUB4.1072
  • USD3.1576
Грузия
Получить короткую ссылку
217766

Рынок ломбардов в Грузии с каждым годом уверенно растет, они расположены буквально на каждом углу, но мало кто знает, как на самом деле обстоят дела в этой сфере

Ираклий Бадашвили — владелец ломбарда в самом центре Тбилиси. Он занимается этим делом с 2014 года и все еще в процессе набора "своих" клиентов. В интервью Sputnik Грузия Ираклий поделился спецификой работы в ломбарде, раскрыл личности постоянных клиентов, а также рассказал о трудностях, связанных с этим делом.

Расскажите коротко, каково заниматься этим?

Ломбард – это очень сложное дело. Надо знать практически все о жизни. Не только разбираться в тех вещах, которые сдают, также нужно быть психологом. Сюда приходят люди не только сдавать вещи, но и избавляться тоже. Нужно знать, от чего надо отказываться и что надо брать. Для этого существует интернет – читаешь очень много литературы о тех продуктах, о которых не знаешь. Читаешь и на форумах, и на Википедии и так далее. А самая главная практика – это жизнь. 

Владелец ломбарда Ираклий Бадашвили
© photo: Sputnik / Malkhaz Vardiashvili
Владелец ломбарда Ираклий Бадашвили

Как влияет на работу ломбардов то, что они расположены буквально на каждом углу и конкуренция очень большая?

Все думают, лишь бы открыть ломбард и все – все потечет рекой. Это не так. Очень многие сталкиваются с тем, что вкладывают, вкладывают, вкладывают, а в итоге получается очень много проигрышей. Потому что существует очень много подделок. Очень много вещей, которые даже рядом не могут стоять с оригиналами. Это Китай, Корея и Дубай, в основном.

Часто приносят подделки? Бывали ли случаи, когда не замечали ее с первого раза и потом разочаровывались?

Конечно. Когда золотом занимаешься, бывают такие случаи. Клиент не хочет, чтобы ты пилил или разбирал какую-то деталь. Или досконально проверял. Они стараются тебя словом заманить. Это обычное мошенничество, но для этого ты должен быть готов. В начале, конечно, были случаи, когда мы терпели неудачу. Но практика все-таки есть практика. 

Элементарно взять золотую цепочку. Золотая цепь – внутри сталь, сверху покрытая золотом. В очень многих случаях невозможно определить качество на глаз и надо делать надрез. А многие просят его не делать. Поэтому в последнее время мы просто-напросто не берем и все. Но люди очень тщательно все это подкрашивают и дают товару хороший вид. 

Иногда бывает такое, что один и тот же человек приходит и, например, тебе сдает какую-то вещь.Один раз сдал, два, три, и очень часто наши операторы потом уже не проверяют, так как доверяют. В этом уже большая ошибка. Надо абсолютно всегда проверять, каждый раз, когда приносят – хоть в тысячный.

Есть какая-то общая база клиентов, или к каждому относитесь как к пришедшему в первый раз?

Есть, конечно, база. Есть постоянные клиенты. Это в основном люди, которые перезанимают деньги, играют. В основном – наркоманы. Но надо быть психологом, чтобы не попасться на удочку. Всегда все пытаются обмануть. Кто бы ни был. Естественно, очень близкий родственник и друг не будет этого делать, но знакомые, которые появляются здесь, постоянные клиенты – они всегда стараются обмануть. 

Вы упомянули о наркоманах и азартных людях. Если рассматривать вопрос с точки зрения морали – вот они приходят к вам, и вы четко видите, что им нужны деньги на дозу. Это вам не мешает с ним работать?

Понимаете, есть очень много ломбардов. Если он уйдет от меня, и я его один раз оттолкну, ему ничего не стоит пойти в другой, ему абсолютно все равно, что его кто-то отправил домой. Ему лишь бы где-то сдать. Почему я должен проигрывать? Все равно он пойдет куда-нибудь и сдаст.

То есть бизнес есть бизнес?

Не совсем так. Просто проиграешь, больше ничего. Естественно, у нас есть мораль, свое слово, свое "Я", но он пойдет и сдаст все равно через 5 метров. Лучше уж пусть будет у меня, я ему какие-то шаги сделаю навстречу, чтобы он это выкупил в конце концов. 

Один из ломбардов в грузинской столице
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Один из ломбардов в грузинской столице

Почему люди идут в ломбарды, а не в банки?

В банке много документации требуют, чтобы подтвердить подлинность и сдать какую-нибудь вещь. Она должна быть в новом виде, идеальной коробке, с идеальным паспортом. И плюс еще документы на то, что все работает. И в банке очень большие проценты. Мы более мобильные, более быстрые в этом отношении, и у нас своя база.

Какие плюсы помимо этого есть у клиентов, которые обращаются в ломбард?

Человеческий фактор. Конечно, когда приходит время продавать какую-то вещь, мы стараемся пойти навстречу каждому из клиентов, быть более лояльными и более человечными. Мы им морозим время, когда проценты уже зашкаливают, мы им даем шанс. Стараемся помочь всякими путями, чтобы он выплатил. 

Что выгоднее: чтобы вещь выкупили или она у вас осталась?

Естественно, нам не выгодно, чтобы осталась какая-то вещь. Потому что нужно проводить государственный аукцион, и через него продавать их. Это очень-очень сложная процедура и занимает очень долгий срок – почти 6 месяцев. Нам выгоднее как-то заставить его выкупить.

Ломбард в одном из районов грузинской столицы
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Ломбард в одном из районов грузинской столицы

Какого возраста и типа приходят люди?

Игроки. Нет разницы молодые или взрослые. Просто люди перезанимают деньги. Туда-сюда крутятся-вертятся, не понимают, что все это плохо. Как бы ты не объяснял, у них мания, они потерянные люди, их нужно лечить от этого. Женщины тоже приходят.

Возникали ли какие-либо серьезные конфликты?

Конечно. У каждого игрока нет никакой морали, у него идет затмение в глазах, и ему неинтересно, когда объясняешь, что этот продукт не нужен, что для ломбарда он проигрышный. Ему все равно – ему нужны деньги. Он не понимает, что для ломбарда нечто может быть приемлемо, а может – нет, и, когда отказываешь клиенту, он становится агрессивным. На этой почве он может бить руками стекло, материться и так далее. Для этого у нас есть система безопасности: мы вызываем полицию, они приходят, усмиряют их и, если нужно, арестовывают.

Какую самую дорогую вещь вам приносили?

Золотые часы Zenith. Стоимостью 60 тысяч долларов.

А самую абсурдную?

Аппарат для измерения давления. 

Один из ломбардов в грузинской столице
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Один из ломбардов в грузинской столице

Что больше приносят: технику или драгметаллы?

Вы видите, у нас музыкальные инструменты, телефоны, лэптопы, телевизоры, мини-бар даже. Приносят абсолютно все, что ценится, и мы сами регулируем, что брать. Но акцент мы делаем на часы. Даже повторяем каждому клиенту, что больше денег дадим, если они хорошие и больше возможностей выкупить, чем за компьютерную технику, например, монитор, процессор и т.д. Они большие, и хранить их тяжелее, а часы маленькие – их легче.

Что по-вашему главное для успешной работы ломбарда?

Быть всегда на чеку, не думать о другом, не расслабляться, никогда не связывать дело и личные интересы. Очень много потеряешь, если будешь лояльным. К каждому клиенту надо относиться по мере возможностей. Ты должен на человека смотреть и шифровать, какого типа этот человек, как к нему подойти. Здесь не главное, что ты берешь у него процент. Главное, чтобы он второй, третий, десятый раз пришел. К каждому нужен индивидуальный подход. 

У вас хорошо получается читать людей?

Я думаю, что неплохо. За свою жизнь я проработал в таких местах, что с очень многими людьми сталкивался. Прошлая жизнь помогает в этой работе. Я чувствую себя, как рыба в воде, в ломбарде. Мне это очень нравится. В бизнесе не только деньги зарабатывать главное, но и дело должно нравиться. А мне оно очень нравится. Я поглощен.

Кортик немецкой армии 1937 года
© photo: Sputnik / Malkhaz Vardiashvili
Кортик немецкой армии 1937 года

Очень часто бывает старинные вещи приходят, и я окунаюсь и ухожу в какой-то другой мир, меня машина времени уносит в другие времена, я там плаваю. У меня это бывает часто. Но, к сожалению, не всегда получается так, как ты хочешь. У людей нет уже подобных вещей, чтобы их приносить, потихоньку это все угасает. 

Например,это кортик немецкой армии 1937 года. Когда Гитлер только стал канцлером. Он даже не был фюрером пока своего народа. Это очень редкая вещь, и надо понимать, если вы разбираетесь – это хорошо, но если вы в чем-то ошиблись, то это не стоит уже ничего. На нем даже свастика есть, но изувеченная, потому что во времена СССР тщательно старались убрать ее. И везде, где она присутствует, она чуть стерта, что дает еще больше шарма и дороговизны.

Кортик немецкой армии 1937 года
© photo: Sputnik / Malkhaz Vardiashvili
Кортик немецкой армии 1937 года

В среднем сколько не выкупают вещи?

Где-то 20% не выкупают. Мы стараемся давать столько денег,чтобы невыгодно было у нас оставлять. Иногда бывает такое, что одна вещь окупает 4-5 месячную прибыль, иногда – может годичную окупить. Это тоже своеобразная лотерея. 

Что в условиях нынешнего рынка необходимо для открытия собственного ломбарда?

Лицензия и деньги, один-два миллиона. Причем неважно доллары или лари – чем больше, тем лучше.

И последнее: опишите весь свой опыт в этой сфере одной фразой. 

Обычный бизнес, ничего больше. Люди для того и живут, чтобы зарабатывать, а мне это еще и доставляет удовольствие. 

Теги:
Ломбард, Грузия


Главные темы

Орбита Sputnik