06:05 13 Декабря 2019
Прямой эфир
  • EUR3.1900
  • 100 RUB4.5362
  • USD2.8661
Лидер партии Демократическое движение Нино Бурджанадзе

Бурджанадзе: сотрудничество Трампа с Путиным пойдет на пользу Грузии

© Sputnik / Levan Avlabreli
Интервью
Получить короткую ссылку
115265

Экс-спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе уверена в том, что она смогла бы наладить отношения с Россией

Экс-спикер парламента Грузии, лидер партии "Демократическое движение" Нино Бурджанадзе в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия дала оценку политической обстановки в Грузии, подчеркнула важность налаживания отношений между Россией и США и рассказала о своих дальнейших планах.

- Как вы оцениваете текущую ситуацию в стране?

— Ситуацию в стране я оцениваю, как весьма неудовлетворительную как во внутренней, так и во внешней политике Грузии. Практически нет ни одного направления, где можно было бы говорить не то что о каком-либо прорыве, но и о позитиве. Внутренняя ситуация и экономическая ситуация очень тяжелая и, несмотря на огромные обещания, которыt давала "Грузинская мечта", эти обещания не были выполнены, и социальный фон, он очень тяжелый.

Раньше две трети населения жили за гранью бедности. Сейчас по всем параметрам и по всем цифрам можно говорить, что количество этих людей увеличилась. Нет никакого сдвига в экономике, нет никакого сдвига в создании дополнительных рабочих мест.

Растут только цены, и поэтому ситуация достаточно тяжелая. Я уже вообще ничего о говорю об ощущении абсолютного безвластия… Это абсолютная безграмотность власти, некомпетентность, неэффективность. И с другой стороны, совершенно неуважительное отношение, потому что им не важно, что будут говорить, не важно, что скажут, главное: "как мы хотим, так и делаем". Чем это заканчивается, мы неоднократно видели в Грузии.

- Каковы ваши политические планы?

— Мы продолжаем нашу политическую активность. Конечно, у нас были очень серьезные планы относительно парламентских выборов. Я знала, что будет сделано все возможное и невозможное для того, чтобы мы получили минимальное количество голосов. Я знала, что будут использованы определенные механизмы фальсификации голосов, для того, чтобы наш голос в парламенте был ограничен.

Но то, что сделал Иванишвили (основатель "Грузинской мечты" — ред.) со своей командой не только для меня, но и для всех было полной неожиданностью. Поэтому, на самом деле реально выборов не было. То есть, написали, то считали нужным. Иванишвили решил, что Бурджанадзе и ее команда не должны быть представлены в парламенте. Нам написали как минимум в три раза меньше, чем мы взяли на самом деле. И это не трудно доказать. У нас есть огромное количество доказательств.

В Аджарском регионе мы получили в два раза больше, чем по всей остальной Грузии. Это тоже для каждого человека, кто знает специфику Грузии и грузинских выборов, показывает, что мы получили, как минимум 7% и как минимум, мы были в парламенте. Но сейчас в Грузии власть одного человека. Мы подали более тысячи исков относительно нарушений. Но сам факт, что ни один из этих исков показательно не был рассмотрен ни в Центральной избирательной комиссии, ни в судах, еще раз доказывает, что там были серьезные фальсификации, и власть просто опасалась принципа домино. Потому что они прекрасно понимали, что, если они удовлетворят наш иск и откроют хотя бы один участок, где будет видно, что Бурджанадзе и ее команда получили не 3 процента, а 9, 10, 12, то это, конечно же, имело бы принцип домино. Поэтому нам отказали в удовлетворении даже одного иска.

Председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе и президент США Джордж Буш во время визита Джорджа Буша в Грузию. Фото из коллекции Нино Мелия
© photo: Sputnik / РИА Новости
Председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе и президент США Джордж Буш во время визита Джорджа Буша в Грузию. Фото из коллекции Нино Мелия

Тем не менее, конечно же, ситуация сложная. Потому что, если так будет продолжаться, то это доведет до того, что выборы вообще потеряют смысл в Грузии. А когда выборы теряют смысл, мне кажется, любой человек знает, к чему все это приводит рано или поздно. Но, тем не менее мы пытаемся активно продолжать нашу политическую деятельность.

Показательно то, что практически все политические партии, за исключением тех, кто находится в парламенте, практически рухнули, как карточный домик. Все за исключением нашей политической партии. Мы не только, как бы не рухнули, но и продолжаем обрастаться еще большим количеством поддерживающих нас людей. Мы работаем как в регионах, так в Тбилиси и готовимся к местным выборам.

Но еще раз могу подчеркнуть, что, конечно, это очень тяжело. Потому что абсолютно неравноправные условия, как на законодательной основе, так и в медиасредствах, потому что вы очень редко сможете меня увидеть по телевизору, тем более по центральным каналам. Ну, в принципе, мы находимся в такой же ситуации – персона нон-грата, как находились во времена власти Саакашвили. Просто тогда нас били и арестовывали, а иногда даже убивали. А сейчас слова богу, методы более изощренные и пытаются убить политически, но более ухищренными методами. Но, ничего, мы выдержим!    

- Кто ваши противники и союзники?

— Наш союзник — огромное количество грузинского народ. Потому что большинство поддерживает ту позицию, которую я декларирую. Это, в первую очередь, интересы грузинского государства, урегулирование конфликтов, это улучшение отношений с Россией, это внеблоковый статус Грузии, это независимость судебной власти и медиасредств. Поэтому я уверена, что благодаря тому, что наши позиции совпадают с позицией очень многих людей, я думаю, что этот прорыв все-таки будет возможным. Хотя, сложно, потому что, пока еще контролируется практически все на уровне избирательных комиссий.

Лидер партии Демократическое движение - Единая Грузия Нино Бурджанадзе
© Sputnik / Levan Avlabreli
Лидер партии "Демократическое движение - Единая Грузия" Нино Бурджанадзе

Противников очень много. Не знаю, это наша сила или наша слабость, но практически все борются против нас. У меня часто было такое ощущение, что все против одного. То есть, Саакашвили и его команда, и Иванишвили и его команда, и так называемая прозападная оппозиция, которая находилась то во власти, то за пределами власти. Очень многие боятся прихода Бурджанадзе к власти, потому что они прекрасно понимают, что я расставлю все на свои места. Те, кто должен ответить перед законом – ответят. Те, кто должен отстраниться от власти – отстранятся. А те, кто должен заниматься делом – будут заниматься делом. Поэтому очень многие противники борются против нас.

- Собираетесь ли вы принять участие в президентских выборах и есть ли у вас уже кандидатура на по пост мэра Тбилиси?

— Нет, кандидата на пост мэра пока нет. Потому что, несмотря на то, что осталось где-то девять месяцев до выборов (в местные органы власти – ред.), я считаю, что все-таки пока рано. Потому что очень многое изменится наверно за это время в политическом спектре Грузии.

Что касается президентских выборов, опять же очень сложно сказать. Потому что сейчас господин Иванишвили, который практически купил страну и положил ее в карман, и который пытается управлять страной, как предприятием одного человека, сейчас практически хочет аннулировать президентский институт до конца и внести конституционные поправки относительно правила выбора президента. То есть, сейчас президент избирается прямым, всенародным, всеобщим голосованием, а сейчас пытаются внести такие изменения в Конституцию, когда президент будет избираться парламентом.

Выборы. Нино Бурджанадзе на избирательном участке
Выборы. Нино Бурджанадзе на избирательном участке

Конечно, в таком случае, для меня нет никакого смысла принимать участие в выборах, потому что никто не осмелится – ну, "Национальное движение" ясно, что меня не поддержит, а из команды Иванишвили, конечно, никто не рискнет даже слова хорошего сказать в отношении Бурджанадзе, не то чтобы поддержать. Я все-таки хотела бы надеяться, что Иванишвили и его команда не смогут принять такие изменения в Конституцию. Потому что это однозначно будет означать, что Грузия абсолютно превратилась в феодальное государство. В государство, которое покоряется человеку (Иванишвили – ред.), который на фоне бедности населения только и занят тем, что переносит дерево из одного региона в свой собственный огород. Поэтому, хотелось бы надеяться, что это не случится. Мы, во всяком случае, будем серьезно бороться против этого. И, если сохраниться возможность прямых выборов, то я думаю, что буду принимать участие в этих выборах.

- Что касается внеблокового статуса. Почему это важно?

— Вы знаете, это очень важная инициатива, потому что мир меняется, меняются реалии, меняется ситуация в Грузии и вокруг Грузии. И я очень хорошо вижу, что на сегодняшнем этапе у Грузии, во-первых, нет перспективы быть членом НАТО, а во-вторых, даже если такая перспектива вдруг станет реальной, в сегодняшней ситуации это для Грузии не только не выгодно, но и вредно. Потому что на нашей территории находятся российские военные базы, и сделать Грузию полигоном двух противодействующих сторон, то есть на одной стороне Грузии российские военный базы, а на другой части Грузии – военные базы НАТО, это было бы катастрофой для нашей страны. Поэтому, я, советуясь со своими однопартийцами и учитывая настроения очень многих людей в Грузии, мы решили объявить инициативу о внеблоковом статусе Грузии. Я считаю, что это ключ к улучшению российско-грузинских отношений, это ключ к улучшению отношений с абхазами и осетинами, это ключ к улучшению ситуации в Грузии.

- Что касается предоставления особого статуса Абхазии и Южной Осетии. Этот вопрос также рассматривался в рамках Конституционной комиссии. Какова ваша позиция?

— Моя позиция, что мы в первую очередь должны разговаривать с абхазами и осетинами. Когда я еще была зампредседателя и председателем комитета по юридическим делам, была членом конституционной комиссии, это было еще с 1995 по 2000 год, даже тогда я говорила, что мы не имеем право писать какой-либо статус Абхазии и Осетии в нашей Конституции, не разговаривая с этими людьми, не договариваясь с ними, не учитывая их мнение. Сейчас говорить о том, что сейчас мы должны внести в Конституцию, предоставить или де-факто положить это перед абхазами и осетинами, я считаю это абсолютно неправильным.

Премьер-министр России Владимир Путин встретился с Нино Бурджанадзе в Доме приемов
© photo: Sputnik / Алексей Никольский
Премьер-министр России Владимир Путин встретился с Нино Бурджанадзе в Доме приемов

Это изначально говорит о том, что мы что-то решаем и что-то делаем без учета интересов, и как минимум без учета мнения этих людей, этих народов. Это неправильно. К сожалению, "Грузинская мечта" реально уже потеряла четыре года, когда можно было вести прямой диалог с абхазами и осетинами, и ничего не делается для того, чтобы этот прямой диалог открылся. Если бы я была у власти, я бы сделала все, чтобы этот прямой диалог состоялся с абхазами и осетинами, а также прямой диалог с Россией. И уверена, что я бы смогла действительно дойти до какого-то прорыва к улучшению этих отношений. Только потом можно будет говорить о внесении какого-либо статуса в Конституцию относительно этих двух регионов.

- Что мешает началу прямого диалога с Россией?

— Страх, что как бы чего не вышло. Страх, что вдруг там западные партнеры обидятся и деньги давать не будут и поддерживать не будут или деньги отнимут. Страх сделать реальный радикальный шаг вперед. Некомпетентность.

- Как вы оцениваете решение Европарламента в связи с отменой виз?

— Я оценила это решение, как позитивный сигнал со стороны Европарламента. Чем больше будет возможностей без виз путешествовать и ездить в разные страны, тем лучше для государства. Конечно, я была бы рада, если бы такая хорошая весть пришла из Москвы, и аннулировали бы визы со стороны России в отношении граждан Грузии.

Скажем так, сам факт безвизового режима с Европой позитивен. Но тот ажиотаж, который был поднят, совершенно неуместен. Потому что, во-первых, это кратковременные визы, кратковременный доступ к Европе. Это не рабочие визы. А во-вторых, мы же не Абхазию и Южную Осетию вернули. А для меня намного важнее поехать в Цхинвали или в Сухуми, — не в качестве иностранца, а так, как должна ездить в своей собственной стране, — чем поехать в Париж или в Брюссель. Я тоже люблю ездить в Париж, но предпочитаю Цхинвали и Сухуми.

- Путин заявил, что не исключает возвращения к безвизовому режиму для Грузии. Почему это до сих пор не произошло? Что мешает этому?

— Мешает абсолютно тупая позиция со стороны Грузии. Потому что, когда российский президент сделал это заявление, на второй день со стороны Грузии была такая реакция, что мы не просили у русских: "если хотят, пускай отменяют". На месте Путина я бы не отменила визовой режим после такого тупого, если не сказать больше, ответа.

- Как будут развиваться отношения между Москвой и Вашингтоном после того, как место президента занял Трамп?

— Вы знаете, то, что я вижу эту истерию против господина Трампа, это ни в какие ворота не лезет. Может быть, у меня есть свое отношение, каким должен быть президент Соединенных Штатов или другого государства, но это не наше с вами дело. Американцы выбрали господина Трампа, выбрали его позицию, и вот эти какие-то акции непонятные, которые проходят то в Брюсселе, то в Париже, то в Лондоне… Не наше дело, что будет делать и говорить американский президент, тем более во внутренней политике своего государства.

Кто вообще дал нам право выскакивать на улицу и кричать, что Трамп не прав, когда он принимает какие-то правила в отношении миграции или своей собственной страны. Это же внутреннее дело американского государства и американского народа. Если хотят, пусть американцы выступают. А почему европейцы, почему грузины должны против этого выступать.

Лидер партии Демократическое движение - Единая Грузия Нино Бурджанадзе
© Sputnik / Levan Avlabreli
Лидер партии "Демократическое движение - Единая Грузия" Нино Бурджанадзе

Для нас главное — какая у него будет внешняя политика. Вот эта истерия, что вот Трамп чуть ли не агент Кремля, это мне тоже кажется абсолютно позорным. Позорным для самой Америки, для самого Запада. То есть, это вообще позор, когда американцы говорят, что вот Путин вмешался в наши выборы и помог избраться нашему президенту. Такого позора, честно говоря, я бы представить себе не могла. Я считаю, что Трамп патриот своей страны. Я считаю, что он сделает многое для того, чтобы, как он заявлял, Америка была действительно великой страной. И, конечно же, он будет исходить не из интересов России, Грузии или Франции, а из интересов Соединенных Штатов.

Я считаю, что то, что он заявляет, что с Россией нужно дружить, это абсолютно разумная политика. И, конечно, хотела бы пожелать ему в этом успеха, потому что, если Россия и США смогут улучшить отношения, я думаю, что мир станет лучше. Если они вместе смогут бороться с "Исламским государством", "Исламского государства" больше не будет. И те позорные кадры, которые мы видели, когда детям отрубали головы только потому, что они христиане, и этого все ровно не было достаточно, чтобы американцы и русские сотрудничали вместе против этого зла — вот это был позор. Вот такого позора в этом случае, надеюсь, не будет. Конечно, все будет не безоблачно, конечно, будут определенные шероховатости. Но, я думаю, что, если удастся наладить прямой контакт между Путиным и Трампом, между Трампом и Путиным, то это будет хорошо не только для России и США, но и для всего мира, в том числе для Грузии.

- Некоторые эксперты считаю, что чрезмерное сближение России и США может нанести ущерб интересам Грузии. Вы согласны с этим?

— Нет конечно. Если мы хотим постоянно быть мишенью и кричать во весь голос, что мы такие хороши, но ничего при этом не получаем, то тогда да. Определенным политикам принесет, конечно. Потому что они свою карьеру и свое финансовое положение строили на противоречиях между Россией и США, и завоевывали себе поддержку определенных западных кругов, махая антироссийским флагом и обзывая Путина чем угодно. А для нормальных людей это улучшение будет только на пользу.

Теги:
Отношения РФ и США, Отмена визового режима с ЕС, Грузинская мечта, Единое Нацдвижение, Нино Бурджанадзе, Дональд Трамп, Путин


Главные темы

Орбита Sputnik