02:43 20 Февраля 2020
Прямой эфир
  • EUR3.0701
  • 100 RUB4.4678
  • USD2.8422
Интервью
Получить короткую ссылку
3461911

Председатель оппозиционной партии "Альянс патриотов Грузии" Давид Тархан-Моурави в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия поделился планами партии, рассказал о том, как можно урегулировать проблему Грузии с Россией и восстановить отношения с осетинами и абхазами.

Единственная сила в парламенте Грузии, которая открыто выступает за диалог с Москвой – это "Альянс патриотов". Ее депутаты ездят в Москву встречаться с членами Госдумы и сенаторами Совета Федерации России, правда, по собственной инициативе. Заявленная цель поездок - налаживание двусторонних отношений. Их требования - придать этим поездкам официальный статус не были удовлетворены властями Грузии. Последняя встреча прошла в Москве 15 июля 2019 года, а следующая планируется в октябре.

- Ваша партия не побоялась поехать на встречу с депутатами Госдумы в Москву. Какие результаты дали эти встречи?

- Главная цель всех этих поездок - нормализовать наши отношения с Москвой. Да, наши визиты неофициальные. Мы несколько лет требуем, чтобы им был придан официальный статус, но власть этого почему-то боится. Открыто представители власти вообще молчат, а в кулуарах говорят, что понимают необходимость сделать эти встречи официальными. Сейчас мы находимся в процессе поиска решения: власти боятся "американских директоров" и не могут решиться, а мы боремся за то, чтобы этот вопрос все-таки решился.

Что сегодня печально для нас – это то, что власть пугливая, дрожащая, всего боится… Вот трагедия в чем. Я вас уверяю, что в самой власти нашу позицию разделяет большинство, но никто не смеет сказать. Наоборот, по телевидению идут совсем другие заявления, чтобы не разозлить "американских директоров". Вот в этой глупости живет наша страна.

Давид Тархан-Моурави
© Sputnik / Vladimir Umikashvili.
Давид Тархан-Моурави

- Каким стало минувшее горячее грузинское лето для вашей партии?

- Что тут сказать… 1 июля Ирма Инашвили, один из лидеров партии, заместитель председателя парламента Грузии, должна была встретиться с Володиным. Это председатель Госдумы РФ. Именно в этот день ожидалось решение об отмене виз. А на следующий должна была состояться наша встреча с абхазами, осетинами...

Я утверждаю, что об этом знали наши враги в лице Саакашвили, Крамера и Брайза. И утверждаю: то, что произошло 20 июня с Гавриловым - это провокация. Ее целью было сорвать как раз такие важные встречи, свести все наработки к нулю.

Тем не менее, я надеюсь, что в результате наших переговоров все-таки удастся восстановить прямое авиасообщение с Россией. Я очень надеюсь, что это произойдет до конца года. И следом, думаю, мы сможем вернуться к вопросу об отмене виз.

- Оппоненты часто критикуют вас за поездки в Москву. Как вы к этому относитесь?

- Спокойно смотрю на это. Не критикуют того, кто ничего не делает. И невозможно нравиться всем. Главное, мы уверены: то, что мы делаем, правильно и положительно для нашей страны.

К сожалению, сейчас в Грузии большой раскол во мнениях по этому вопросу. Есть политические партии, которые считают, что разговаривать с Москвой не нужно. Есть те, кто считает, что с Цхинвали и Сухуми не нужно разговаривать. Есть даже такие люди, которые предлагают отказаться от Сухуми и Цхинвали и двигаться в западном направлении.

Но мы должны понять, что двигаться в направлении Запада совершенно не значит отказаться от Сухуми и Цхинвали. Это не значит, что нужно воевать с Москвой. И двигаться в направлении Запада совершенно не значит, что нужно обязательно вступить в НАТО.

Но хуже другое - четкой и сформулированной позиции не имеет никто. Ни грузинский парламент, ни правительство не могут предложить какую-то единую концепцию по Сухуми и Цхинвали. А в данный момент, и мы должны это понимать, вопрос Сухуми и Цхинвали без самих сухумцев и цхинвальцев решить невозможно. Как и без Москвы: она тоже ключевой игрок. Посредник, который может сыграть очень важную роль.

То есть, когда мы говорим о прямом диалоге с Сухуми и с Цхинвали, нам может помочь только Москва. Но зачем ей, спрашивается, помогать, если мы будем проводить враждебную политику? Нам надо построить нормальные отношения с русскими. Вначале нормализовать эти отношения, потом построить очень искренние отношения, потом построить дружеские отношения и партнерские отношения.

- Есть ли на сегодняшний день ресурс для восстановления дипломатических отношений между Грузией и Россией?

- Ресурс всегда есть. Но к вопросу надо подойти глобально. Ключевой вопрос - военная непричастность. Властям в Грузии достаточно просто сказать, что она будет активно поддерживать вопрос нейтралитета, и после этого очень много чего сдвинется с места. И я знаю, что власть этого хочет. Но у нее не хватает смелости.

- В последнее время вы стали активно призывать власти и граждан Грузии уйти от агрессивной риторики по отношению к России. Избавление от слов "оккупант", "враг" - это важный шаг навстречу к сближению?

- Что такое дипломатия? Дипломатия, если коротко – это разумное, умное слово. И не могут быть слова "оккупант", "сепаратист". Здесь нужна настоящая дипломатия, нужны разумные, умные слова, которые ведут не к негативу, а позитиву. Никто ничего не должен накалять. От этих терминов нужно отказаться, искать другие термины. Уверен, найдется правильное решение.

- Вы не скрывая говорите о том, что Грузию пытаются заполучить оппозиционеры, лжепатриоты, за которыми стоит Запад. Зачем большому Западу маленькая Грузия?

- Надо понимать, что и в Америке, и в Европе тоже существуют разные политические силы, разные политики. В той же Америке мы видим, что Трамп и его администрация имеют одну позицию, но ее не поддерживают в Сенате и Конгрессе; Госдепартамент часто проводит такую международную политику, которая не нравится президенту США.

Мы должны понимать, что в большой Америке множество политических сил и все эти силы имеют различные влияния. И в такой маленькой стране как Грузия, где живет всего 3,5 миллиона человек, даже один человек, Сорос, смог профинансировать так называемую "розовую революцию".

Сегодня мы видим, как совершенно разные люди, из лагеря, скажем, Обамы и Клинтона, и из лагеря Маккейна объединяются в различные организации и влияют на какую-то политику. В частности, на политику в маленькой Грузии.

В итоге Саакашвили и его партия до сих пор остаются безнаказанной и пытаются влиять на политику. И это та бывшая власть, которая уличена в том, что всю страну превратила в большую тюрьму, уличена в отнимании имущества и убийствах...

А бывший соратник Саакашвили Бокерия (лидер оппозиционной партии "Европейская Грузия – свободные демократы" - прим. ред.) вообще сейчас сидит в парламенте, и это происходит как раз с покровительства таких людей. Посольства США и европейских стран однозначно поддерживают и покровительствуют им. Им покровительствуют NDI, IRI, различные организации, которые делают "важные и правдивые" исследования в Грузии. Вот только при внимательном изучении становится ясно, что зачастую их опросы сфабрикованы в пользу конкретной горстки людей.

- И какова конечная цель?

- Все эти "Маккейны" и "Клинтоны" - это коршуны. Чего они все хотят?! Вот это важно теперь. Что хотят все эти люди, если Трамп этого не хочет? Идеология коршунов известна. Суть этой идеологии очень простая - поместить Россию в абсолютную изоляцию. Сделать так, чтобы она оказалась в таком же положении, котором находится Иран или Северная Корея, страны, абсолютно изолированные от мира. У коршунов есть задача - развернуть весь мир против России. И Грузия в этой игре – тоже инструмент.

Но, хочу сказать, что в этом случае, как раз о Грузии никто и не думает. Я пытаюсь это сказать грузинскому народу. Саакашвили и сейчас хочет, чтобы Россия присоединила к себе Цхинвали, чтобы произошла война между Россией и Грузией, чтобы в результате этой войны Грузия разделилась на 20 частей. Он не патриот, его Грузия вообще не интересует! Проблема в том, что в попытке воплотить в жизнь планы приводит к разрушению и уничтожению таких государств как Грузия.

- Вы согласны с утверждением, что начало прямого диалога с де-факто властями Абхазии и Южной Осетии означает признание их независимости?

- Я совершенно с этим не согласен. Это говорят люди, которые вообще не понимают ситуацию.

Надо понять одну вещь: ничего не получится, если мы не изменим наше отношение к Сухуми и Цхинвали. Мы должны понять, что фактическая ситуация сейчас совершенно другая. Там есть люди, там есть парламент, есть правительство, они неоднократно избирались, и если мы будем их оскорблять, то никогда никаких разговоров не будет. Сейчас мы должны с ними говорить о том, что нужно перешагнуть ту пропасть войны, нужно примириться. Второе, что мы должны понять, что это де-факто руководство, сегодня они и есть власти, с ними нужно открыто говорить, а не называть сепаратистами.

Давид Тархан-Моурави и Ирма Инашвили
© Sputnik / Vladimir Umikashvili.
Давид Тархан-Моурави и Ирма Инашвили

- Следует ли ждать каких-либо изменений на фоне обострения отношений между странами после волны протестов?

- Считаю, что существующий Женевский формат не эффективен, он не может предусматривать глобальное решение проблем... Нужен прямой диалог с участием Москвы. Правильный формат переговоров — это Тбилиси-Сухуми, Тбилиси-Цхинвали. Мы должны все эти форматы задействовать, и роль Москвы здесь будет ключевой.

- А что все-таки случилось на международной конференции в Тбилиси с участием бывшего представителя Госдепа США Дэвида Крамера? Это было настоящее шоу!

- Эта конференция в пятый раз проводится. Мы никогда туда не ходили: знаем реально – это антигрузинская конференция. Но в этот раз все три дня речь шла только о нас. Всевозможную ложь рассказывали о нас на этой конференции. Ирма Инашвили пошла туда одна, вошла и попросила слово, сказала, что хочет выступить. Больше ничего.

И тут выскочил Дэвид Крамер, который сейчас говорит, что не знал Ирму… Но это ложь. Во-первых, мы с ним знакомы лично, встречались с ним и в Вашингтоне, в Интернете есть даже фотографии наших встреч, на которых они вместе сидят с Ирмой. 

Во-вторых, это абсурд, когда ты проводишь пятую конференцию с участием депутатов и не знаешь, кто такой заместитель председателя парламента? Это обыкновенная ложь.

Он выскочил, начал кричать: "Убирайтесь!" Ирму толкал рукой. Тем не менее, Ирма вошла и выступила. И сказала всего две вещи. Все, что здесь говориться о нашей партии – ложь. А второе: дайте точную схему, каким образом Грузия должна войти в НАТО. Больше ничего. Но они именно этого боялись.

Самое главное, что там спали маски, стало видно, что все эти люди возомнили из себя "директоров" Грузии.

В следующие дни на нас обрушилась еще большая ложь, которую распространял Мэтью Брайза - на данный момент кадровый сотрудник дипломатического корпуса США. Сначала он сказал, что Ирма кого-то поцарапала. Но у Ирмы даже ногтей нет. После этого мы потребовали, чтобы были опубликованы все видеоматериалы, там же все записывалось, и подали заявление в прокуратуру. Потом, на второй день, он поправил себя, сказал, его не так поняли, она не поцарапала, а кому-то испортила пиджак, даже назвал имя его хозяйки. Но в ответ мы предъявили видео, где видно, что девушка была в платье, и никакого пиджака в помине не было. После этого он вообще замолчал...

© video: Sputnik . Vladimir Umikashvili / Anna Anastasiadi
Против Крамера и НАТО: "Альянс патриотов" пришел к посольству США

- И какие выводы из всего этого можно сделать?

- Главное, мы увидели, что Крамер – человек, предрасположенный к насилию, который себя в Грузии считает "директором". Может орать, кричать на прессу. А наша принципиальная пресса молчит…

А представьте, если бы себя так повел не Крамер, а скажем, человек с русской фамилией, к примеру Комаров? Вот что было бы? Здесь был бы вой! А Крамеру можно?!

Мы видим, что люди, которые пытаются здесь чем-то руководить, управлять, быть "директорами", не уважают и не любят ни грузин, ни Грузию. Для этих людей Грузия – разменная монета. Никто из них за нас переживать не будет.

- Расскажите, пожалуйста, как вашей партии удалось собрать достаточное количество сторонников, чтобы попасть в парламент? Этого не смогли добиться многие известные к тому времени партии.

- Наша партия сравнительно молодая, пять-шесть лет, но она создавалась не на пустом месте. Я был председателем движения "Сопротивление" много лет. До того мы с Ирмой Инашвили организовали телекомпанию "Объектив". Потом это движение, а в него входили очень известные грузинские политики, представители науки, культуры, постоянно организовывало митинги. И именно мы опубликовали тюремные кадры о насилии над людьми.

Нами была сформирована политическая сила с большим опытом организации протестных акций. Мы имели большую поддержку у населения. И это ложь, что мы с трудом получили пять процентов. Я вас уверяю, что уже тогда у нас было гораздо больше процентов. Больше, чем у Бокерия и того же Саакашвили. И они это знают.

- Чего вам удалось достичь за эти годы в парламенте?

- Мы всегда боролись за интересы Грузии. И все эти годы мы живем в этой непрекращающейся борьбе. Будь то турецкая экспансия в Аджарии, пограничные споры в Давид-Гареджи или вопросы с Россией. Дважды мы заставляли принять мораторий на продажу грузинских земель иностранцам. И даже сейчас избирательная реформа - эта та реформа, которую мы требовали.

Любопытно получается, мы за что-то боремся, требуем, власть молчит… Зато через год, от своего имени, внедряет это что-то как положительное нововведение в стране…

- Изменился ли электорат "Альянса патриотов Грузии" с тех пор, как партия прошла в парламент? И каких результатов вы ждете на предстоящих в 2020 году выборах?

- Конечно, изменился. Многие люди, которые раньше поддерживали другие партии, теперь поддерживают нас. А это многое значит…

Теги:
Давид Тархан-Моурави, Грузия


Главные темы

Орбита Sputnik