11:59 23 Апреля 2017
Тбилиси+ 20°C
Прямой эфир
Грузинская деловая пресса

Ахиллесова пята бизнеса в Грузии

© Sputnik / Alexander Imedashvili
Мнение
Получить короткую ссылку
43541

Что мешает развитию бизнеса в Грузии и созданию благоприятной бизнес среды, рассказывает аналитик Sputnik Александр Геловани

Александр Геловани

То, что бизнес климат важен для любой страны, прописная истина. Однако для таких стран, как Грузия, не обладающих запасами природных ископаемых, обеспечивающих ренту жителям страны, и не имеющей мощного промышленного потенциала, способного обеспечить достойной работой граждан, фактор бизнес климата, несомненно, является решающим. А учитывая то обстоятельство, что Грузия не входит ни в одно из больших пространств и, в сущности, является изолированным рынком, для страны с населением около четырех миллионов человек наличие комфортной бизнес среды является необходимым условием для выживания.

Вопреки распространенному мнению о том, что государство способно или, что еще хуже, должно в таких странах, как Грузия, открывать, патронировать, стимулировать или производить еще какие-то манипуляции с бизнесом, подобные попытки обречены на провал. Единственное, что может сделать государство, так это создать для бизнеса комфортные условия, при которых внутренний инвестор не убежит, а внешний придет на рынок и вложит деньги. Конечно, само понятие бизнес климата интегрально и состоит из многих абсолютно необходимых компонентов. Тут и наличие современной инфраструктуры, и прозрачная система налогообложения, желательно с низкими налогами, и четко работающая судебная система. Есть ли такая система в Грузии? Однозначно ответить на этот вопрос сложно, но увы, скорее, нет, чем да, и вот почему.

Когда мы говорим о компонентах, из которых складывается бизнес климат, следует учитывать то обстоятельство, что отсутствие или недостаточное развитие даже одного из компонентов, сводит на нет всю систему. Например, в Сомали не просто очень низкие налоги, их там просто нет, как нет и государства. Значит ли это, что в Сомали хороший бизнес климат? Думаю, ответ очевиден. Впрочем это крайний пример, и давайте вернемся в Грузию. В Грузии достаточно прозрачная налоговая система, хотя сама по себе налоговая нагрузка на предприятия, составляющая более сорока процентов, и это без учета акцизов и сборов, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Есть и определенный уровень развития инфраструктуры, не лучший в мире и даже в регионе, но вполне себе приемлемый для ведения дел в стране. Правда, в последнее время темпы развития инфраструктуры снизились, но и того, что есть, пока вполне достаточно.

О судебной системе и степени доверия к ней говорить излишне. Это ахиллесова пята грузинской бизнес среды, а ведь без гарантий судебной защиты собственности и справедливого разрешения споров хозяйствующих субъектов говорить о привлечении серьезных частных инвестиций излишне. Есть один компонент, который, с одной стороны, является несомненным конкурентным преимуществом Грузии, а с другой, может стать серьезным препятствием для развития экономики страны. Давайте рассмотрим его поподробнее. 

Речь идет о рынке труда и регулирующем его трудовом законодательстве. После распада Советского Союза, при любой власти — и при Шеварднадзе, и при Саакашвили, и при нынешней "Мечте" — проблема безработицы считалась главной проблемой Грузии. Многочисленные социологические опросы свидетельствуют о том, что именно проблему безработицы население Грузии воспринимает как проблему номер один. А между тем это не совсем релевантное восприятие. Проблема безработицы в Грузии, конечно, есть. Но гораздо более серьезная проблема — это проблема низкой производительности труда и, как следствие, крайне низкий (по меркам европейской страны) уровень доходов населения. Поэтому многие работающие люди воспринимают себя как безработные. Речь идет прежде всего о самозанятых: таксисты, уличные торговцы, большинство крестьян и так далее. А таких не много, не мало — более миллиона человек, то есть подавляющее большинство трудоспособного населения страны. И вот тут мы подходим к главному вопросу для грузинской экономики — как решить данную проблему.

С одной стороны, решение проблемы лежит на поверхности — необходимо увеличить реальную денежную массу в стране, то есть не напечатать деньги, а реально увеличить их оборот. Это возможно только при росте экономики, открытии новых предприятий и привлечении инвестиций. И, конечно, рынок, рынок для товаров и услуг, которые будут производиться в Грузии. И насчет рынка очень интересно. Не так давно правительство Грузии подписало договор о свободной торговле с Европейским Союзом, то есть практически у нас есть доступ на самый большой рынок в мире. К этому власти страны, как прошлые так и нынешние, шли много лет. Но тут мы получили классическую вилку.

Для того, чтобы что-то продавать в Европе, надо это что-то производить. Для того, чтобы это что-то производить, необходимо иметь соответствующие технологии, которые, как известно, не велосипед, и изобрести их самим вряд ли удастся. Значит, эти самые технологии должны прийти вместе с инвестициями из той же Европы. Задача не такая уж и неподъемная, учитывая географическую близость Грузии к Европе и серьезный задел в промышленной культуре и образовании, созданный ещё в советское время. Но все дело в том, что вместе с договором о свободной торговле подписывался и договор об ассоциации с ЕС. А этот договор предусматривал соответствие законодательства страны европейским стандартам, в том числе и трудового законодательства.

Тут власти Грузии, имеются в виду как прошлые, так и нынешние, попали в классическую вилку. С одной стороны, отсутствие жестких регуляций на рынке труда было явным конкурентным преимуществом Грузии в деле привлечения инвестиций. И если прошлые власти всячески пытались избежать уж слишком дословного выполнения рекомендаций Брюсселя, то власти нынешние, пришедшие в 2012 году на волне социального популизма, с энтузиазмом принялись реализовывать эти самые рекомендации.

Однако, как говорится, гладко было на бумаге, но забыли про овраги. А главным оврагом в деле исполнения законов, обеспечивающих охрану труда, была и остается реальная экономическая ситуация в Грузии. Вот и получается, что законы, отпугивающие инвесторов, есть, а реальной защиты прав трудящихся нет. В качестве примера того, как хорошо работают новые законы, часто приводят пример заключения коллективного договора между владельцами и работниками зестафонского завода ферросплавов. Действительно, в результате приведения трудовых отношений на данном предприятии в соответствие нормам грузинского законодательства, были повышены зарплаты, улучшены условия труда, обеспечен минимальный социальный пакет. Можно было бы только порадоваться, если бы это не был едва ли не единичный случай. 

В подавляющем большинстве случаев, на крупных предприятиях и компаниях работники просто боятся защищать свои права и требовать чего-то, потому что прекрасно понимают, что конкуренция за рабочие места огромна, и вряд ли им удастся удержаться на своем месте, если будут испорчены отношения с начальством. Про "найти новую работу" речь уже не идет.

Показателен пример с работниками супермаркета "Фуршет", компании торговой сети Fresco, которые в начале февраля лишились рабочих мест. После того, как их уволили, они вышли на акцию протеста, утверждая, что им не выплатили зарплату за два месяца. Однако на вопрос журналиста о том, почему они не протестовали раньше, уволенные откровенно ответили, что боялись увольнения, хотя и догадывались, что такая развязка неизбежна. Учитывая то обстоятельство, что медиа практически не обращает внимания на подобные случаи "классовой борьбы", есть темы гораздо горячее и интереснее широкой публике, сам по себе протест не имеет особых перспектив. Например, та же акция теперь уже бывших работников "Фуршета" была освещена не в новостях ведущих телеканалов, а в еженедельном экономическом обзоре "Бизнес Курьер" телекомпании "Рустави 2".

Еще хуже ситуация в едва сводящем концы с концами мелком и среднем бизнесе, владельцы которого даже при всем желании не могут выполнять регуляции. Выполнение законов просто добьет их бизнес. Вот и получается, что законы есть, а толку от них нет. И на этом фоне наше министерство здравоохранения и социальной защиты, которое по совместительству занимается и охраной труда, говорит о необходимости введения новых, еще более жестких регуляций. Что, честно говоря, звучит немного странно.

Из всего вышесказанного следует очень простой вывод — не может быть зрелости до совершеннолетия. Любые, даже самые хорошие законы хороши только тогда, когда они работают на развитие, а не вредят. Ну а желание жить, как в Европе, не работая при этом, как там, тут речь ни в коем случае не о лени, а о целом ряде факторов, о которых говорилось выше — от емкости рынка до производительности труда, похоже на благие пожелания, которыми выстлана дорога известно куда. 

Теги:
Грузия, Экономика, бизнес и финансы
Правила пользованияКомментарии


Главные темы

Орбита Sputnik