08:49 29 Октября 2020
Прямой эфир
  • EUR3.7970
  • 100 RUB4.1230
  • USD3.2345
Обзоры
Получить короткую ссылку
112520

С февральской революции прошло ровно 100 лет, и по этому случаю Sputnik Грузия запускает цикл историй "Грузия сто лет назад"

Александр Геловани

Иногда очень полезно оглянуться в прошлое для того, чтобы понять настоящее и почувствовать будущее. Начиная цикл "Грузия сто лет назад", я невольно спросил себя, а зачем это делать. Кому интересно, что было сто лет назад. Это время уже давно ушло, найдя себе место на пыльной полке истории. И все-таки, то что происходило в Грузии в теперь уже далеком 1917 году, не только интересно, но часто и поучительно. Поэтому стоит начать, а начнем мы с того, что представляла собой древняя Иверия в конце второго десятилетия XX века.

Тифлис — центр Кавказа

Сто лет назад Грузия, входившая в состав Российской империи, была разделена на две губернии — Тифлисскую и Кутаисскую. Границы Тифлисской губернии совпадали с границами восточной Грузии, а точнее присоединенной к Российской империи в 1801 году Картли-Кахетинского царства. В губернию на 1917 год входили Ахалкалакский, Ахалцихский, Борчалинский, Горийский, Душетский, Сигнахский, Телавский, Тианетский, Тифлисский и Закатальский уезды.

Согласно переписи населения 1897 года (первой и последней переписи времен Российской империи) в Тифлисской губернии, проживало более миллиона человек, 46% из которых были грузинами (включая имеретинцев, хевсуров, мегрелов и пшавов, составлявших около 2%, и в переписи упоминаемых отдельно). В население Грузии в то время также входили 19% армян, около 10% азербайджанцев (в переписи их называли кавказские татары), 7,5% русских, 6,2% осетин и представители других национальностей, которые испокон веков жили в Грузии или переселились сюда во времена империи. Подавляющая часть русского населения губернии проживала в Тифлисе. Были компактные поселения немцев и молокан.

В образованную в первой половине XIX века Кутаисскую губернию вошли Имеретинское царство, а также владения князей Гуриели, Дадиани и Шервашидзе, а после русско-турецкой войны 1877-78 годов и Батумский округ. К 1917 году в состав Кутаисской губернии входили Зугдидский, Лечхумский, Сенакский, Озургетский, Рачинский, Шоропанский и собственно Кутаисский уезды, а также три округа — Сухумский, Батумский и Артвинский. Грузины составляли большинство населения губернии — по переписи 1897 года, в губернии их было более 80% (включая имеретинцев и мегрелов), более 5% населения составляли абхазы, около 4% турки, около 2% русские, 1,4% греки. Русское население губернии проживало в основном в Кутаисе и Батуме, а абхазы, турки и греки в Сухумском и Батумском округах, соответственно.

Большинство населения жило в деревнях и занималось сельским хозяйством. Хотя промышленный бум в империи конца XIX — начала XX века не обошел стороной и восточную Грузию. В Тифлисе, имперском центре всего Кавказа, особенно бурно развивались финансовые институты. Банки и кредитные учреждения росли как грибы после дождя. Железная дорога, связывавшая восточную и западную Грузию, также способствовала экономическому росту.  А керосинопровод Баку-Батум, сделал Батум важнейшим портом в Европе, из которого нефтепродукты поставлялись в Европу. Имена Ротшильдов и Нобелей, наряду с фамилиями местных миллионщиков, таких как Манташев, вошли в экономическую историю Грузии того периода.

Наместник Николай Николаевич

Последним губернатором был полковник Мандрыка Александр Николаевич, впрочем, учитывая то обстоятельство, что именно в Тифлисе находилась резиденция наместника царя на Кавказе, данная должность не имела того политического значения, как в других губерниях. Последним наместником императора на Кавказе был великий князь Николай Николаевич (младший), внук императора Николая I. На последнем наместнике царя необходимо остановиться поподробнее. Николай Николаевич Романов был персонажем крайне интересным. В отличие от большинства членов рода Романовых, он пользовался несомненным авторитетом. Военная пропаганда всячески прославляла его как героя и образца служения царю и Отечеству. Впрочем, командование армией в первый период мировой войны записать ему в актив никак нельзя. Кроме того, за Николаем Николаевичем, наряду с образом военного героя, тянулся длинный шлейф обвинений в ксенофобии, и весьма грязное дело с ложно обвиненным в шпионаже и повешенным полковнике Мясоедове. Впрочем, тот факт, что его не любила тогдашняя либеральная пресса и около царская камарилья, включая самого Распутина, характеризует его скорее с положительной стороны. Так или иначе, недоброжелателям удалось свалить ненавистного великого князя, и император, относившийся к нему ранее с огромным пиететом, отправил дядю на Кавказ, что, конечно, было ссылкой.

Успехи Николая Николаевича на Кавказе были вполне прогнозируемы. Решительный и жесткий военный, Николай Николаевич сумел нейтрализовать угрозу из Персии и добиться значительных успехов на южном фронте против турок. Экспедиционный корпус генерала Баратова (Бараташвили) в результате Хамаданской операции очистил от османских войск северный Иран, где они стояли с января 1915 года, тем самым снял угрозу наступления на один из главных промышленных центров империи, на Баку. Еще один генерал, вошедший в российскую историю начала ХХ века, в бытность Николая Николаевича командующим, достиг больших успехов и прославился своими действиями на Кавказском фронте. Речь идет о генерале Юдениче, войска которого сумели овладеть такими крупными центрами Османской империи как Эрзерум и Трабзон, а к концу 1916 года взять под контроль большую часть Западной Армении. И хотя, конечно, османские аскеры не шли ни в какое сравнение с отлаженной немецкой военной машиной, с которой Николаю Николаевичу приходилось иметь дело прежде, в организаторских способностях ему трудно отказать.

Ну и наконец, последний штрих к портрету великого князя, иллюстрирующий ту роль, которую Николай Николаевич играл, или скорее мог сыграть в истории последних дней Российской империи. Хорошо известный факт, что в феврале 1917 года последний император Николай II пал жертвой не столько революции, сколько сразу нескольких заговоров, осуществленных против его власти. Вернее, сама по себе революция явилась результатом заговоров. Так вот 1 января 1917 года заговорщики во главе с князем Львовым предложили императорский престол кому бы вы думали? Правильно, внуку императора Николая I, Николаю Николаевичу Романову.

Рискованное предложение

Об этом эпизоде в своих воспоминаниях пишет Александр Иванович Хатисов (Хатисянц), тогдашний городской голова Тифлиса и председатель Кавказского комитета Союза городов. Именно он передал это предложению Николаю Николаевичу от тогдашнего главы объединенного комитета Земского Союза и Союза городов России, князя Георгия Львова. Пройдет совсем немного времени, и князь Львов сам станет главой исполнительной власти России, возглавив Временное правительство. Впрочем, к его фигуре, как и к фигуре Александра Ивановича Хатисова, мы еще вернемся не раз. Ну а тогда, в январе 1917 года в Тифлисе Николай Николаевич отказался, заявив о том, что что "мужик" и "солдат" не поймут. Правда, отказался через два дня размышлений. Здесь можно, конечно, предположить, что у Николая Николаевича были основания не доверять как минимум Хатисову, который не скрывал своих связей с партией армянских националистов "Дашнакцутюн". Но с другой стороны, великий князь думал два дня и не дал приказ об аресте заговорщиков, что он несомненно должен был сделать, как преданный слуга императора.

Бывший начальник охраны ставки императора в Могилеве, генерал-майор Отдельного жандармского корпуса Александр Спиридович так описывает этот эпизод в своих воспоминаниях: "Признаюсь, — говорил мне Хатисов, — я очень сначала волновался и с большой тревогой следил за рукой Вел. Князя, который барабанил пальцами по столу около кнопки электрического звонка. А вдруг нажмет, позвонит, прикажет арестовать… Но нет, не нажимает…

Это подбодрило. Хатисов доложил, что Императрицу Александру Федоровну решено или заключить в монастырь, или выслать за границу. Предполагалось, что Государь даст отречение и за себя, и за Наследника. Хатисов просил Вел. Князя ответить, как он относится к этому проекту и можно ли рассчитывать на его содействие, так как он должен сообщить ответ князю Львову. [16] Великий Князь выслушал доклад и предложение спокойно. Он не высказал ни удивления и никакого протеста против проекта низвержения царствующего Императора…

3 января Хатисов вновь явился во дворец. На этот раз Вел. Князь принял его в присутствии генерала Янушкевича. Великий Князь заявил Хатисову, что, подумавши, он решил отказаться от участия в предложенном ему деле. И вот по каким мотивам. По его мнению, народ, т.е. "мужик" и "солдат" не поймут насильственного переворота, и он не найдет сочувствия и поддержки в "армии". Великий Князь просил высказаться генерала Янушкевича и генерал кратко ответил, что и по его мнению солдаты не поймут насильственного переворота. Генерал смотрел в свою записную книжку и говорил, что армия включает не то десять, не то пятнадцать миллионов. Он делал какие-то подсчеты. На прощанье Вел. Князь пожал Хатисову руку, дружески с ним распрощался и Янушкевич. Хатисов послал князю Львову условную телеграмму об отрицательном ответе".

О том, как повел себя Николай Николаевич в дни февральской революции и как волею судеб Тифлису довелось стать одним из ее центров, несмотря на тысячи километров, отделяющих этот город от столицы империи, мы поговорим в следующем материале, посвященном Грузии сто лет назад. А пока только констатируем факт — к февралю 1917 года дела в империи были настолько плохи, что конец, пожалуй, был неизбежен. Достаточно вспомнить, что тот же Хатисов прибыл к Николаю Николаевичу с совещания у Львова, а уж в этом ведомстве точно знали об уровне коррупции поставок в действующую армию. И это многое объясняет…

Теги:
Февральская революция 1917 года, Георгий Львов, Александр Хатисов, Николай I, Николай Николаевич (младший), Николай II


Главные темы

Орбита Sputnik