10:33 14 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR3.8523
  • 100 RUB4.4253
  • USD3.1701
Обзоры
Получить короткую ссылку
185793

Обозреватель Sputnik Грузия продолжает цикл о становлении строительного рынка независимой Грузии. В очередной статье – анализ того, какие архитектурные нюансы и коммунальные привычки внес в облик Грузии период президентства Эдуарда Шеварднадзе

Александр Геловани

В девяностые годы, которые для Грузии были периодом полного экономического маразма, в стране, в основном, строились рестораны и церкви. И дело даже не в том, что грузины любят вкусно поесть и помолиться. Дело в том, что именно эти два бизнеса были наиболее прибыльными.

Первую часть обзора строительного рынка Грузии читайте на сайте Sputnik Грузия >>

Насчет ресторанов все понятно, сколько бы ни было денег в кармане, традиции надо блюсти, а угостить гостя блюдами грузинской кухни и выпить с ним несколько литров доброго грузинского вина — святое дело. Кроме того, практически все деловые вопросы решались за застольем. Кстати, это привело к очень интересному тренду, многие крупные и даже средние предприниматели, после элементарных подсчетов, сколько денег они оставляют в ресторанах, приходили к решению, что проще открыть свой собственный ресторан, нежели платить другим. С храмами Божьими, думаю, все понятно, и объяснять дополнительно не стоит.

Конечно, нельзя сказать, что в приснопамятные времена Эдуарда Амвросиевича кроме ресторанов и церквей ничего не строилось. Строились и дома, и даже торговые центры, но счет подобным строительствам шел на единицы, и все это было, в основном, в столице.

Не у всех соседей в домах, где возводились пристройки, находились деньги на завершение строительства. Некоторые же выступали против такого способа увеличения жилплощади - обычно протестующие проживали на первых этажах зданий. Но это не мешало остальным жильцам строить пристройки на своих этажах.
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Не у всех соседей в домах, где возводились пристройки, находились деньги на завершение строительства. Некоторые же выступали против такого способа увеличения жилплощади - обычно протестующие проживали на первых этажах зданий. Но это не мешало остальным жильцам строить пристройки на своих этажах.

Причины столь плачевного состояния отрасли лежат на поверхности. И главная из них — разрушение старого хозяйственного уклада. Коррупционная система, сложившаяся в шестидесятые-восьмидесятые годы минувшего столетия, не могла существовать в условиях рыночной экономики. Но дело не только в этом. Строительный сектор в советское время действительно был одним из самых передовых в Грузии. В республике существовала серьезная система подготовки кадров, от сети профессионально-технических училищ, которые были практически во всех городах республики, до Грузинского Политехнического Института, который являлся не только учебным, но и крупным научным центром.

Рынок жилья в первые годы независимости Грузии напоминал болото. Подавляющее большинство строек, начатых в советскую эпоху, были заморожены. Мрачные каркасы недостроенных домов стояли, как памятники периоду безвременья.

Пристройки к жилым домам грузинской столицы
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Пристройки к жилым домам грузинской столицы
После определенного всплеска в начале девяностых, к середине девяностых все успокоилось, но это было спокойствие кладбищенское. Сам всплеск активности на рынке жилья был связан с тем, что многие стали покидать разрушенную, неустроенную и банально опасную в то время Грузию, продавая квартиры за бесценок. И даже тем, кому уезжать было некуда, часто для того, чтобы выжить, приходилось продавать семейные гнезда и переезжать в районы города подешевле или в деревни чтобы выжить.

Кстати, это сильно изменило и понятие престижности столичных районов, вернее понятие престижности осталось, но содержание изменилось полностью. Так самый престижный район Тбилиси Ваке, где, в основном, жила научная и творческая интеллигенция, преподаватели вузов, ученые, художники, писатели итак далее, постепенно превратился в район новых нуворишей. Позднее по тому же Ваке был нанесен ещё один удар, но об этом позже.

За десять с лишним лет постсоветского периода население столицы Грузии не сократилось, а изменилось. И это при том, что население страны сократилось почти на четверть. Новое жилье практически не строилось, на него у населения не было денег. Но острая нехватка квадратных метров была крайне серьезной проблемой, решать которую было необходимо.

Выход был найден, и состоял он в том, что населению разрешили так называемые пристройки. То есть, жители жилого корпуса получили возможность самостоятельно пристраивать к своей квартире лоджии, что позволяло серьезно увеличивать жилплощадь. Иногда на треть, а иногда даже наполовину, если с двух сторон получалось пристроить. Итогом этой инновации было то, что фасады домов даже самые престижные районы городов превращали в нечто, напоминающее трущобы. О внешнем виде фасада, как вы сам понимаете, никто особо не заботился, вот и получалось, кто в лес, кто по дрова.

Пристройки к жилым домам в столице Грузии, которые массово стали появляться в начале 90-х годов, обычно соединялись с ними жестким креплением, что при просадке фундамента пристроек могло привести к деформации основного здания
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Пристройки к жилым домам в столице Грузии, которые массово стали появляться в начале 90-х годов, обычно соединялись с ними жестким креплением, что при просадке фундамента пристроек могло привести к деформации основного здания
Другой напастью. практически уничтожившей инфраструктуру городского быта стали гаражи. Гаражи массово строили, а чаще ставили железные клетки, все кому не лень, благо разрешения для этого никто не спрашивал. В итоге дворы быстро превратились в фантасмагорические нагромождения строений непонятного происхождения и формы.

Само по себе коммунальное хозяйство ветшало и приходило в упадок. Тогда же в Грузии появилось такое явление, как платные лифты. В кабинке лифта устанавливался железный ящик, и до тех пор, пока в него не бросить копеечку, лифт не ехал. Зато в таких домах лифты работали, так как люди, собирающие "копеечки" были заинтересованы в получении дохода.

К слову, и пристройки и платные лифты сохранились в Тбилиси и по сей день.

Также, как еще одна примета времени – ликвидация системы центрального отопления. Оставшееся в наследство от советской власти система подачи горячей воды приказала долго жить вместе с советской властью. Вплоть до середины нулевых по дворам ходили люди, предлагающие бесплатно избавиться от громоздких труб и батарей, занимающих в квартирах лишнее место. Потом все это "советского наследие" сдавалось на металлолом.

Пристройки к жилым домам грузинской столицы
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Пристройки к жилым домам грузинской столицы
Та же судьба постигла и систему газоснабжения. Сначала люди отапливались печками — буржуйками. Те, кто бывал в Грузии в начале девяностых, наверняка, запомнили сюрреалистические картины жилых корпусов, из окон которых торчат дымящие трубы. Потом жители потихоньку перешли на современные турецкие печи, работающие на керосине. Запах от этих печей был не из приятных, но все равно лучше, чем топить дровами. Тогда же продажа керосина стала едва ли не одним из самых прибыльных бизнесов в Грузии. Продавали и газ в баллонах, заправочные станции газа были во всех микрорайонах городов. И только к 2001 году в столице Грузии была проведена газификация и поставлены счетчики.

Про то, что в Грузии девяностых не было электроэнергии, знают все. Но мало кто, кроме жителей грузинских городов, может себе представить, что с точки зрения инфраструктуры представляли собой жилые корпуса в то время. Это были опасные для жизни кустарные энергоузлы, с обветшавшей проводкой внутри подъездов и тянущимися к корпусам "альтернативными" линиями электропередач.

У жильцов дома слева нашлись деньги только на строительство веранд, в то время как жильцы дома напротив капитально застроили кирпичами свои пристройки, возведя стены и сделав себе дополнительные комнаты
© Sputnik / Alexander Imedashvili
У жильцов дома слева нашлись деньги только на строительство веранд, в то время как жильцы дома напротив капитально застроили кирпичами свои пристройки, возведя стены и сделав себе дополнительные комнаты

Это означало, что когда на одной линии нет электроэнергии, то она будет на другой. Самые удачливые проводили к себе в квартиру линии от полиции или медицинского учреждения, где свет был более или менее постоянно. Другие решали проблему генераторами, работающими на бензине – впрочем, это было решение для состоятельных людей. К тому же движки часто воровали. Еще для освещения квартир в ход шли аккумуляторы от грузовых машин, которые подзаряжались, пока был свет. На рынках продавались специальные преобразователи тока, которые местные умельцы выпускали едва ли не в промышленных масштабах.

А про электрораспределительные подстанции, "фидеры", в Грузии вообще слагались легенды. Горели они постоянно, оставляя жителей нескольких корпусов без света тогда, когда свет был у других. А это было особенно обидно. Короткие замыкания в подъездах были делом обыденным. Проблема была решена только в 2002 году, да и то только в столице Грузии, где власти все-таки решились приватизировать местные электросети. Именно тогда была заменена практически вся инфраструктура и обеспечена стабильная подача электроэнергии.

Надстройка в шесть этажей над пятиэтажкой т.н. хрущевского типа в центре грузинской столицы. В таких домах изначально не было лифтов, поэтому справа можно заметить размещенную в пристройке лифтовую шахту на все 11 этажей новостройки.
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Надстройка в шесть этажей над пятиэтажкой т.н. "хрущевского типа" в центре грузинской столицы. В таких домах изначально не было лифтов, поэтому справа можно заметить размещенную в пристройке лифтовую шахту на все 11 этажей "новостройки".
Стоит ли удивляться тому, что в подобных условиях строительного сектора в Грузии в девяностые практически не существовало. Отдельные исключения только подтверждали правило — строить дома и другие объекты в стране с низким уровнем доходов населения, с разрушающейся инфраструктурой и отсутствием перспектив развития просто невыгодно.

Показательна судьба строительства так называемого "дома Лужкова" в Батуми. Строительство началось в 2000 году, а домом Лужкова объект назвали потому что, в его открытии принимал участие тогдашний мэр Москвы, находившийся как раз с визитом в Батуми. Строители достаточно резво возвели черный каркас первого современного, образцово-показательного корпуса в Батуми, а потом строительство остановилось. Место, кстати было выбрано шикарное, прямо на берегу моря, рядом с "домом КГБ", где жил сын властителя Аджарии Аслана Абашидзе, Георгий, по совместительству занимающий кресло мэра города. Это к тому, что дом располагался в одном из самых безопасных районов города. Но по каким-то непонятным причинам строительство дома было остановлено, и объект на долгое время превратился в долгострой. Даже строительный бум нулевых не сумел реанимировать проект, который был закончен только в 2011 году. И этот пример показателен.

Положение изменилось после 2003 года – и об этом в следующей повествования. А приметы времени, такие, как "пристройки" и платные лифты остались в наследство городам Грузии, поражая туристов и постепенно становящиеся своего рода достопримечательностями.

Теги:
Грузия

Главные темы

Орбита Sputnik