15:40 17 Сентября 2019
Прямой эфир
  • EUR3.2699
  • 100 RUB4.6206
  • USD2.9608
Города России, Екатеринбург

Танцуют, учатся, путешествуют: как живут молодые грузины в России

© photo: Sputnik / Pavel Lisitsyn
Обзоры
Получить короткую ссылку
Грузинская диаспора России (36)
1861133

Незнакомые между собой молодые грузины из диаспоры признались в одинаковой любви к танцам своей родины

Тимур Селиванов

Грузинок и грузин в России — не менее миллиона. Такие данные приводит Федеральная Грузинская национально-культурная автономия. Почему они покинули родину? Как им живется за рубежом? Хотят ли они вернуться?

С этими вопросами корреспондент Sputnik обратился к Кристине, Тамазу и Важе — молодым людям из трех городов России. Их объединяет любовь к грузинским танцам и желание вновь и вновь приезжать на родину.

Сам себе юрист

Кристина Шишинашвили, 19 лет, Екатеринбург

Я родилась в Тбилиси. Была третьим ребенком в семье, после брата и сестры. Когда мне было два года, мы с родителями переехали в Екатеринбург. Папа открыл здесь грузинское кафе, поэтому я с детства знаю на вкус все блюда родной кухни.

Училась разговаривать я параллельно на двух языках, но учительница русского языка не ставила мне пятерку из принципа. Она прямо заявляла об этом: "Не может грузинка знать русский язык лучше русских!". Так и осталась у меня твердая четверка.

Диаспора, Кристина Шишинашвили из Екатеринбурга
© photo: Sputnik / Timur Selivanov
Диаспора, Кристина Шишинашвили из Екатеринбурга
Сейчас я — первокурсница Уральского государственного юридического университета. Мои знания уже помогают мне на практике — я самостоятельно оформляю российское гражданство. Правда, из-за больших очередей в паспортных столах я получу документы разве что через год.

Слезы, цветы и воздушные шарики

Первый раз я полетела на родину в январе 2017 года, одна, чтобы получить грузинский паспорт. Родственники меня не видели с двух лет, поэтому встреча была очень горячей — радость, слезы, цветы и воздушные шарики.

Мой дядя — юморист Мераб Гегечкори. В одной из передач он рассказал, что к нему приехала племянница, которая не была в Грузии с детства, но не потеряла связь с родной культурой. По приезде у меня брал интервью канал "Инкогнито". Там работают дети — будущие журналисты.

После интервью мы прошлись по местам, где со мной в детстве гуляла мама. Дядя привел меня в один из самых больших храмов Грузии — Цминда Самеба. Сейчас, когда я пересматриваю фотографии из этой поездки, мне очень хочется вернуться на родину снова.

На родину — состоявшейся

Грузия у меня ассоциируется с танцами "картули" и "ачарули". Танец — это язык, на котором можно передать свои чувства к родине.

Я сама танцую с детства. Поначалу я разучивала движения дома, перед зеркалом, смотрела видеоуроки. Когда мне было 17 лет, в местной диаспоре появился профессиональный хореограф, и я некоторое время занималась с ним. Сейчас, правда, учебу и танцы совмещать не получается.

В Екатеринбурге работает общественная организация "Сакартвело". Я руковожу в ней молодежным крылом. Скоро мы поучаствуем в межнациональной спартакиаде, будем играть в футбол.

Вернуться в Грузию хочется, это, как-никак, моя родина. Сейчас мне нужно встать на ноги, чего-то добиться — чтобы, когда я поехала туда, у меня был багаж знаний, возможности заняться своим бизнесом и быть независимой.

Слишком холодно

Тамаз Лорчошвили, Иваново, 25 лет

Родился я в Сухуми в Абхазской АССР. Через сорок дней после моего рождения началась война, и мы, беженцы, перебрались в Тбилиси, а потом в Поти.

Первый класс я окончил в Грузии, а когда мне было восемь, наша семья отправилась в Россию. За месяц до переезда мамина подруга научила меня немного читать и писать на русском. Я успешно прошел тест для поступления в ивановскую школу и продолжил учиться со второго класса.

Диаспора, Тамаз Лорчошвили из Иваново
© photo: Sputnik / Timur Selivanov
Диаспора, Тамаз Лорчошвили из Иваново
Мы приехали в Россию холодной зимой. Я до сих пор так и не привык к холоду, стараюсь в мороз не выходить на улицу.

С детства в искусстве

Вся моя жизнь с малых лет была в искусстве. Мама рассказывает, что я начал подпевать артистам по телевизору раньше, чем научился говорить. Сейчас я выступаю с грузинским танцевальным ансамблем "Иберия". Недавно ему исполнилось десять лет.

Вся наша семья связана с танцами и пением. Мой папа Михаил Анзорович — хореограф, участник Абхазского государственного ансамбля. Я многому научился у него. Элисо, моя мама, предложила создать "Иберию" и всегда следит за ее успехами.

Младший брат Анзор часто выступает со мной на одной сцене. Он окончил колледж культуры на красный диплом, а сейчас получает высшее хореографическое образование, как и отец.

Рекорд на Кипре

Больше всего в концертных поездках запоминается не город, куда мы держим путь, а сама дорога, дух путешествия. Мы дурачимся, поем, танцуем на железнодорожных станциях и в аэропортах.

Недавно мы летали на международный конкурс на Кипр. Перед кипрским рейсом в аэропорту мы сделали из чемоданов небольшую сцену, включили музыку и стали танцевать. Все пассажиры подходили к нам, снимали наше выступление и фотографировались. А в самом конкурсе мы побили мировой рекорд — наша группа участвовала в танце на 450 человек!

Моя любимая грузинская песня — "Тетри геди" Мераба Сепашвили, она — о любви к Грузии. Первый ее куплет и припев я пою на грузинском, а второй куплет — на русском. Любимый грузинский танец — аджарский, он очень легкий и веселый, передает ощущение полета. Ты в красочном костюме радуешься и прыгаешь, как кузнечик, под музыку.

Здравствуй, дом

После переезда наша семья не возвращалась на родину двенадцать лет. В 2012 году мы отправились туда на машине. Тогда я заново увидел Грузию — и сердце сжалось, почувствовал, что это мое, родное.

При этом насколько я люблю Грузию — настолько же и Россию. Мне хочется быть грузином в России, я горд тем, что могу представлять свою страну здесь. Когда я пою песни своей родины и танцую грузинские танцы, люди рады видеть и слышать меня, принимают меня так, как мне и хотелось.

Я чувствую душевное спокойствие в Иваново, это мой знакомый маленький город. Всего здесь хватает для того, чтобы быть счастливым. Каждый раз, возвращаясь сюда, я говорю: "Здравствуй, мой дом" — и на душе становится спокойно.

Хлопки выстрелов

Важа Пачулия, 30 лет, Калининград

Мой родной город — абхазская Очамчира. В 93-м мы уехали оттуда из-за войны. Несмотря на то, что мне тогда было четыре года, я отчетливо помню хлопки выстрелов и огромные заторы на мосту через Ингури. Какое-то время мы скитались, жили в Зугдиди, Кутаиси, потом осели в Тбилиси. Оттуда в 97-м году мы переехали в Кострому.

Диаспора, Важа Пачулия из Калининграда
© photo: Sputnik / Timur Selivanov
Диаспора, Важа Пачулия из Калининграда
Во время переездов по Грузии я сменил шесть школ, а за одиннадцать лет обучения — около десяти. Поначалу было сложно привыкать к новым компаниям, но после третьего-четвертого раза я адаптировался. Благодаря этому у меня теперь большой круг знакомых.

Я приехал в Кострому в июне 1997 года и тогда не знал по-русски ничего, кроме "Здравствуйте". Не было ни грузинских спецшкол, ни преподавателей, которые могли бы "перевести" меня с одного языка на другой. Я учился языку прямо на улице, у ребят из двора, и никакого негатива к себе никогда не чувствовал.

После школы потянуло в Калининград — я бывал там в гостях у дяди. Город мне сразу понравился и нравится до сих пор. Здесь я окончил юридический факультет и отслужил.

Танцы и церковь

В Калининграде мы со знакомыми арендовали здание, чтобы заниматься грузинскими танцами. Других танцевальных студий в Калининграде, к сожалению, нет — зато благодаря этому к нам приходят учиться азербайджанцы, армяне, представители Северного Кавказа, даже русские и украинцы.

Спустя некоторое время нас начали приглашать на концерты. Чтобы все было официально, в 2015 году мы с нашим хореографом Тамарой Гулашвили и ее супругом создали грузинский культурный центр "Тамар". Я в нем отвечаю за работу с молодежью.

В Калининграде строят храм святой равноапостольной Нины — это святая покровительница Грузии. Два года назад настоятель храма отец Владимир встречался с Католикосом-Патриархом Илией II. По плану при церкви откроется грузинский просветительский центр.

Разбросало по миру

Каждый год у меня новые путешествия. Никогда не пользуюсь услугами туроператоров, строю маршруты сам. Люблю горы, они мне даже снятся, тянет туда. Не помню, кто сказал: "Не любит горы тот, кто их не видел".

В 2017 году я проехал из Калининграда в Польшу, оттуда — самолетом до Кутаиси, потом Тбилиси, Батуми. Объездил страну, был на свадьбе брата. Домой поехал через Владикавказ в Сочи, а уже оттуда — на поезде до Калининграда.

Важное для меня место в Грузии — Гелати, где находится Гелатский монастырь. Там наша большая семья — почти шестьдесят человек, собралась вместе в последний раз после бегства из Абхазии. Мы, беженцы, повидали голод и холод, но, тем не менее, это время в Гелати было счастливым.

Сейчас всех нас разбросало по миру. Кто-то остался в Абхазии, кто-то — в Тбилиси, мои двоюродные сестры живут во Франции и Голландии. Я живу в России, но уверен, что когда-нибудь мы вернемся на земли своих предков и так же, как они, будем жить в мире и дружбе со всеми нашими соседями.

Темы:
Грузинская диаспора России (36)
Теги:
Грузинская диаспора, Россия, Грузия


Главные темы

Орбита Sputnik