19:28 02 Декабря 2020
Прямой эфир
  • EUR3.9722
  • 100 RUB4.3634
  • USD3.3185
Обзоры
Получить короткую ссылку
Грузинская диаспора России (40)
191971

Штаб по поддержке грузинских соотечественников, оказавшихся в сложной жизненной ситуации из-за пандемии COVID-19, уже месяц работает в Москве

Корреспондент Sputnik Грузия Александра Оболонкова пообщалась с сотрудниками штаба и выяснила, как и какую помощь там оказывают десяткам ежедневно обращающихся людей.

"Сейчас-сейчас, буквально минутку, отправлю письмо", - мягким голосом просит подождать оператор штаба Кристина. Заставлять ждать тех, кому сейчас нужна помощь, она не может. Ведь им и так непросто. "Хоть мы и говорим, что работаем с 11 до 19, обращения поступают в разное время, – говорят в штабе. – И знаете, слушаешь людей – и сердце сжимается…"

Оказалось, людям не на что купить хлеб

"В разгар пандемии ко мне и к другим ребятам из диаспоры стали обращаться наши соотечественники, - рассказывает руководитель штаба Давид Цецхладзе, - кому-то нужно было найти транспорт, чтобы добраться до Грузии, кому-то – врача, кто-то не мог отправить тело умершего человека на родину… Масштаб обращений был уже такой, что стало понятно, необходимо что-то предпринимать".

11 мая в Москве при Фонде Возрождения и развития русско-грузинских отношений заработал Департамент по делам диаспор, а 12 мая при нем открылся Штаб по поддержке грузинских соотечественников, оказавшихся в сложной жизненной ситуации из-за пандемии COVID-19. Президент фонда Давид Цецхладзе, пресс-секретарь диаспоры Андро Иванов и руководитель секретариата фонда, а в данный момент старший специалист штаба Кристина Порчхидзе "в ручном режиме" ищут пути решения конкретных вопросов и координируют работу волонтеров.

Когда штаб только открывался, было понятно, что основная масса вопросов будет связана с документами и выездом из страны. Но оказалось, что помимо этих проблем есть и другие, более насущные – многим людям просто не на что купить хлеб.

"Человек звонит и говорит, я хочу купить еду, чтобы накормить ребенка, – рассказывает Андро Иванов. – Есть нечего! Понимаете? Часто думают, разве может такое быть в Москве? Да, именно в Москве! Потому что сюда многие едут в надежде на лучшую жизнь. Москва – прекрасный город, но она же слезам не верит…"

Было сложно, а потом случилась пандемия

Режим "нерабочих дней" и самоизоляции, ограничивший в той или иной мере трудовую деятельность в России с марта по июнь, коснулся практически всех слоев населения. Без работы вовсе или в неоплачиваемом отпуске оказалось огромное количество людей, в том числе – приехавших на заработки или постоянно проживающих в стране выходцев из Грузии. При этом никаких сбережений, которые помогли бы пережить период карантина, у них не оказалось.

"Большинство из тех, кто нам звонит, не занимали какие-то супердолжности, они работали на рынках, нянями, продавали цветы в переходах. Далеко не все с официальным оформлением, - продолжает Андро. – Есть, правда, и те, кто имел неплохую работу. Например, обратилась женщина – директор магазинчика. Но дело в том, что здесь она снимала квартиру, а все остальные деньги отправляла в Грузию, где у нее ребенок растет с бабушкой. Она ничего не откладывала "на потом". И вот все закрылось – месяц она как-то продержалась, а потом ей просто нечем стало заплатить за жилье…"

Еще одна категория нуждающихся – мамы с детьми, мужья которых именно сейчас оказались за границей. Кристина Порчхидзе поясняет: "Пришел срок, он поехал получать в Грузию новую визу, и все это совпало с пандемией. Он там – семья здесь. Их выгоняют из квартиры, потому что нечем платить, они ютятся у знакомых. Вот буквально вчера одной такой маме с двумя детьми, шесть лет и полтора года, была доставка: продукты, подгузники, детское питание – и у нее слезы были на глазах".

Все разговоры – потом

"Первой за продуктовой помощью к нам обратилась девушка, - рассказывает Давид Цецхладзе. – Она давно живет в Москве, работает в торговом центре, кажется, в магазине одежды, снимает квартиру. Я удивился: она молодая – неужели не может выкрутиться как-то? А потом подумал: ведь она может сбиться с пути, пойти не по той дороге, оказаться на улице… Надо помочь! И с такими проблемами к нам стали обращаться разные люди…"

Специалист выясняет состав семьи, гражданство, материальное положение, как и почему оно изменилось в период пандемии, какие есть потребности и нужды. В большинстве случаев заявка обрабатывается в течение суток, и либо сотрудники штаба сами оформляют онлайн-заказ и доставку всего необходимого (стандартный набор продуктов с учетом особых потребностей семьи), либо передают волонтерам, которые или удаленно делают заказ, или сами привозят все адресату. Если звонки поступают из других регионов, то в штабе ищут местные объединения диаспоры, если их нет – стараются оказать помощь своими силами.

Еще одна проблема – на часть оказавшихся сегодня без работы и средств к существованию граждан Грузии не распространяется автоматическое продление срока нахождения на территории России, так как он истек задолго до закрытия границ. Впереди – депортация, и дожидаться ее, не голодая, можно было бы в центре временного пребывания, но в разгар пандемии вируса – это вряд ли безопасное место. "Да, эти люди сами довели до того, что оказались в безвыходной ситуации, – говорит Андро. – Но мы никогда и никому не говорим: сами виноваты! Все разговоры потом. Они и сами все понимают. А сейчас главное – все это пережить".

Андро Иванов
© Sputnik / Alex Shlamov
Андро Иванов

Здесь в полной мере исполняется христианское правило "просящему у тебя – дай". Но в штабе надеются, что злоупотреблений чужой добротой не будет, ведь помощь оказывают такие же простые люди из своих личных средств.

Услышать не стыд, а голод

Первые обращения сотрудники штаба целиком брали на себя, сами делали и оплачивали онлайн-заказы, покупали лекарства, оказывали материальную помощь. Затем стали привлекать свой ближний круг.

"Мы начали эти истории распространять среди своих друзей и знакомых – и грузинских, и русских, - говорит Давид Цецхладзе, - и никто не отказывал. Так, например, обратилась женщина, у которой умер муж, и я рассказал о ней своей знакомой, которая несколько лет назад тоже похоронила супруга. Сейчас у нее все в порядке, но она узнала себя в этой ситуации и сразу оказала помощь этой семье. Примеров, когда люди прониклись чужой бедой, много. Они сами звонят в штаб, получают от Кристины всю необходимую информацию, помогают и потом отчитываются нам".

Давид Цецхладзе
© Sputnik / Levan Avlabreli
Давид Цецхладзе

О волонтерах Штаб рассказывал на своих страницах в Интернете, и люди стали приходить со стороны. Иногда оказывалось, что помогали они своим ближним. Одна волонтер совершенно случайно через штаб узнала, что в беде оказалась… ее подруга, и помогла ей анонимно. "Это так по-человечески, - рассуждает Давид, - можно голодать, но стыдиться сказать знакомым, что нет хлеба…"

"Мы называем наших волонтеров "героями нашего времени", но публикуем в Сети лишь малую часть историй, - признается Андро, - потому что многие хотят делать добро инкогнито. Но рассказать – это ни в коем случае не похвастаться. Это нужно для того, чтобы кто-то, прочитав, понял: я тоже могу помочь. Или не постеснялся попросить, увидев, что каждый может оказаться в такой ситуации, и услышал не свой стыд, а свой голод. Потому что не надо голодать!"

Проблем хватает, будем решать

"Часто говорят, что люди сейчас – и русские, и грузины – разрознены, равнодушны, пройдут мимо и не помогут, - говорит Давид. – А у нас был такой случай: Кристина заказала доставку через какое-то стороннее приложение, а не через конкретный онлайн-маркет, и почему-то в процессе сумма заказа изменилась на 800 рублей. Она стала звонить в эту фирму, объяснять, что действует от имени фонда и не может распоряжаться чужими средствами, ей обещали перезвонить... А в итоге со своего личного номера перезвонила сотрудница этой компании, сказала, что услышала разговор и хочет от себя возместить ущерб. На самом деле, стоит людям создать условия, и они с радостью будут помогать. И слава Богу, что у нас сейчас есть такая возможность и некий лимит доверия, чтобы объединять людей".

Весь мир постепенно возвращается к обычной жизни. Часть из тех, кто сейчас так нуждался в поддержке, уедет в Грузию. Часть – вернется на рабочие места в России.

"Мы уверены, количество обращений будет уменьшаться, - говорит Давид Цецхладзе. - Сейчас к нам поступают запросы на содействие в трудоустройстве, постепенно будут решаться миграционные и рабочие моменты. Но мы не свернем работу, будем следить за ситуацией, а штаб при Департаменте по делам диаспор фонда переформатируем в консультационный центр, и будем оказывать помощь по необходимости".

Необходимость, очевидно, будет. Так, еще в мае, позвонила женщина и рассказала, что до карантина помогала двум семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации, но сейчас она сама очень ограничена в возможностях. Штаб взял на себя заботу о ее подопечных. Нашлась также мама с ребенком-инвалидом, которая тоже нуждается в постоянной поддержке.

"Проблем, не связанных с пандемией, у наших соотечественников тоже достаточно, - признается Давид Цецхладзе. – Будем работать. Просто, не по 18 часов в сутки, как сейчас…"

***

Для удобства обработки информации и налаживания связей внутри диаспоры Департамент по делам диаспор Фонда "ВРГО" создал онлайн-регистратор "Анкета соотечественника". Теперь каждый желающий может получить поддержку или оказать ее, заполнив специальную форму и дождавшись, когда с ним свяжется оператор штаба.

Темы:
Грузинская диаспора России (40)


Главные темы

Орбита Sputnik