15:36 22 Сентября 2020
Прямой эфир
  • EUR3.8050
  • 100 RUB4.2349
  • USD3.2295
Обзоры
Получить короткую ссылку
158 0 0

Несмотря на обещания президентов Барака Обамы и Дональда Трампа, американцы остаются в Багдаде, потому что Ирак важен для Вашингтона. Эта страна по-прежнему – заложник американо-иранской конфронтации, пишет РИА Новости

Софья Мельничук, РИА Новости

"Экстремисты продолжат взрывать бомбы, нападать на мирное население и разжигать вражду", — предупреждал Барак Обама, объявляя о прекращении военной операции в Ираке. Коалиция выполнила миссию в стране, пора было возвращаться домой. С тех пор прошло десять лет, однако американцы все еще в Багдаде. Чем обернулась помощь Вашингтона иракскому народу, вспоминает РИА Новости.

Пополнение в "оси зла"

"В эти часы коалиционные войска начинают военную операцию, чтобы разоружить Ирак, освободить его народ и защитить мир от смертельной опасности" — с этими словами президента Джорджа Буша — младшего 19 марта 2003 года США вторглись в Ирак.

Спустя полтора часа "Томагавки" морского базирования из Персидского залива поразили первые цели, а коалиция перешла в наступление на границе с Кувейтом.

Для Соединенных Штатов это был еще один шаг на пути войны с международным терроризмом, объявленной после терактов 11 сентября 2001 года. Боевики "Аль-Каиды"* убили в тот день почти три тысячи человек. Джордж Буш обещал своему народу, что виновных накажут. Война в Афганистане не привела к захвату "террориста номер один" Усамы бен Ладена. Но американцы переключились на другого лидера — Саддама Хусейна. Они настаивали, что, по данным разведки (как позже выяснилось — недостоверным), он потворствовал террористам.

К новой иракской кампании американскую общественность готовили заранее. Впервые о добавлении еще одного звена к "оси зла" Джордж Буш заговорил в январе 2002-го. В сентябре с трибуны Генассамблеи ООН он пригрозил: война станет неизбежной, если Хусейн не разоружится.

Конгресс вскоре передал на подпись президенту резолюцию, разрешающую использовать силу против Ирака, а сенат одобрил увеличение военных расходов на рекордные за десятилетие 37,5 миллиарда долларов — до 355,1 миллиарда.

В январе 2003-го Буш сообщил: у разведки США есть доказательства, что Саддам Хусейн прячет оружие массового уничтожения, в частности споры сибирской язвы. И хотя в итоге в Ираке нашли лишь оставшееся с 1980-х химическое оружие, непригодное для масштабного ущерба, это стало официальным поводом для операции "Иракская свобода".

Вторжение по-быстрому

"Те, кто пришел со злом, враги Господа, родины и человечества, совершили глупость и напали на наше отечество и народ", — объявило в день вторжения иракское радио. Саддам Хусейн в скором времени отправился в бега и в дальнейшем к народу обращался через аудиозаписи.
Войска США и Британии были куда мощнее иракских. За несколько недель под натиском коалиции пали Басра, Кербела, Киркук, Мосул, а 14 апреля — родной город бежавшего иракского лидера Тикрит. На активную фазу операции ушло 26 дней, и уже 1 мая 2003-го все закончилось. Началась долгая оккупация и охота на Саддама Хусейна.

Его поймали спустя девять месяцев в ходе миссии "Красный рассвет". Кадры, на которых растрепанного и дезориентированного Хусейна выволакивают из укрытия недалеко от Тикрита, облетели весь мир. При нем был разряженный пистолет, который Джордж Буш — младший потом хранил как трофей, и чемодан с 750 тысячами долларов.

Спустя два года бывшего президента приговорили к смертной казни через повешение. Однако война не закончилась. Ирак захлестнула волна межрелигиозного насилия.

 

Причинение помощи

"Ирак — одна из самых сложных и пестрых стран региона. Американцы вскрыли множество проблем не только межконфессионального плана, но и на уровне "цивилизованного города" и племенной части иракского общества, пустыни, — указывает Руслан Мамедов, программный директор Российского совета по международным делам. — Одно наслоилось на другое, и получилось нефункционирующее государственное образование, которое после вторжения США столкнулось с огромным количеством трудностей, не преодолимых самостоятельно".

После относительного затишья в 2004-м обострилось противостояние суннитского меньшинства, находившегося при Саддаме Хусейне у власти, с шиитским и курдским большинством.

Спустя год в стране впервые за 50 лет, хоть и под угрозами боевиков расставить возле участков снайперов, состоялись многопартийные парламентские выборы. Правда, сунниты их практически бойкотировали. Тем не менее удалось сформировать переходное правительство, которое должно было представить новую конституцию.

Процесс застопорился из-за противоречий между шиитами, курдами и суннитами. Последних не устраивали перспектива федерального устройства страны, ликвидация партии "Баас" и другие положения, больше отвечавшие интересам шиитов и курдов. Но конституцию все же приняли и сформировали новый парламент. Однако это не уберегло страну от насилия.

Сунниты, к которым традиционно принадлежала основная часть политической элиты страны, в том числе Саддам Хусейн, не хотели отдавать власть. "Новая политическая элита — по сути, ставленники США. Их отцы и деды занимали ключевые посты во времена монархии, до 1958 года. Связи с обществом они не имели", — объясняет Мамедов.

Кровопролитие продолжалось, мирные жители гибли и бежали из страны. В 2007-м Буш отправил в Ирак еще 21,5 тысячи военных и пересмотрел стратегию, которая получила название "Большая волна". Предполагалось, что она потушит межконфессиональный конфликт, но ничего не вышло. В итоге даже самый охраняемый район Багдада — "зеленая зона" — перестал быть безопасным. Эффективность американского урегулирования вызывала сомнения.

С приходом Барака Обамы в Белый дом американские войска из Ирака решили вывести. К лету 2010-го на родину вернули 90 тысяч военных. В стране оставалось около 50 тысяч. А 31 августа Обама обратился к нации и сообщил о полном прекращении военной операции США в Ираке.

Шокирующий результат

Государственность и институты безопасности, которые США пытались строить в Ираке, по мнению Руслана Мамедова, оказались несостоятельными: "Эти структуры не были готовы отвечать ни на внешние, ни на внутренние угрозы. Неудивительно, что после окончания американской кампании и выборов в Ираке тогдашний премьер Нури Аль-Малики пошел на жесткие шаги по централизации власти, устроил гонения на неугодных политиков, обвинял их в террористической деятельности. С уходом США его уже ничто не сдерживало, и в итоге значительная часть иракского общества, в частности сунниты, были маргинализированы".

Однако главный просчет Вашингтона — суннитские ополчения, которые помогали американцам в борьбе с радикальными группировками. "Молодые ребята просто разошлись по домам с оружием. Эти группы не включили в общую систему безопасности, они остались без зарплат, их лидеров преследовали", — перечисляет Мамедов. Именно тяжелое положение суннитов привело к распространению радикальных идей. "В 2014-м все испытали шок: "Исламское государство"* захватило северо-запад страны, и иракское правительство потеряло контроль над половиной территории", — говорит Мамедов.

Ирак все-таки победил ИГ*, в том числе из-за возвращения американцев. Но в целом назвать операцию США удачной — огромное преувеличение, подчеркивает эксперт.

До сих пор точно не известно, сколько иракцев погибло во время войны. По данным американских СМИ — от 100 до 300 тысяч. ВОЗ отмечает, что только в первые три года жертвами стали от 150 до 223 тысяч человек. Есть оценки и в 700 тысяч.

Американцы понесли куда меньшие потери — около 4,5 тысячи солдат погибли, 30 тысяч получили ранения. Всего службу в Ираке прошли полтора миллиона граждан США. Налогоплательщикам вторжение обошлось более чем в два триллиона долларов с учетом всех выплат ветеранам и их семьям.

В США нет единого мнения о целесообразности той миссии, отмечает Виктория Журавлева, руководитель программы североамериканских исследований ИМЭМО РАН: "Несмотря на отсутствие оружия массового поражения и связей Хусейна с "Аль-Каидой"*, в Республиканской партии позиция однозначная — решение было верным с точки зрения психологического воздействия на любого, кто задумает что-то в духе 11 сентября. Кампания возмездия удалась".

И все же в обществе операцию в Ираке воспринимают скорее как необязательную и чрезмерную. Особенно после публикаций мемуаров о том, что Буш принял решение под давлением, замечает Журавлева.

"Конечно, есть те, кто поддерживает державные настроения: мол, США должны всегда подтверждать лидерство, — продолжает она. — Однако доминируют настроения "поствьетнамского синдрома" — только короткие кампании считают успешными, если же они затягиваются и США несут потери, общество относится к этому максимально негативно".

Несмотря на обещания Барака Обамы и Дональда Трампа, американцы остаются в Багдаде. Ирак важен для Вашингтона. Эта страна по-прежнему — заложник американо-иранской конфронтации. Белый дом оставляет иракскую дверь открытой.

* Террористические организации, запрещенные во многих странах мира, в том числе в России и США

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Теги:
Ирак, США


Главные темы

Орбита Sputnik