Грузия и Молдова: вильнюсская головоломка - Eastbook

Подписаться на
Соглашения об ассоциации, инициированные Молдовой и Грузией в Вильнюсе, не идентичны. Возможно, существуют очень веские причины для различий, но есть и такие, которые трудно объяснить...

ТБИЛИСИ, 10 июн - Новости-Грузия. Соглашения об ассоциации, инициированные Молдовой и Грузией в Вильнюсе, не идентичны. Возможно, существуют очень веские причины для различий, но есть и такие, которые трудно объяснить...

 

Геополитическая напряженность приковала внимание к саммиту в Вильнюсе и подписанию Соглашений об ассоциации между ЕС, Грузией и Молдовой. Однако более пристальный взгляд на сами соглашения дает возможность узнать много интересного о механизмах за кулисами переговоров между ЕС и партнерами. Некоторые различия в документах, подписанных премьер-министром Молдовы Юрием Лянкэ и президентом Грузии Георгием Маргвелашвили, касаются сотрудничества по социальным вопросам.

Дискриминированный пункт по борьбе с дискриминацией

В разделе VI, главе 14, статье 349 Соглашения об ассоциации Грузии с ЕС указано, что «сотрудничество, основанное на обмене информацией и передовым опытом, может охватывать выделенный ряд вопросов, которые будут определены в следующих областях»; в списках есть ссылка на «равные возможности и борьбу с дискриминацией, направленные на поддержку гендерного равенства и обеспечение равных возможностей для женщин и мужчин, а также борьбу с дискриминацией по половому признаку, расовой или этнической принадлежности, религии или убеждениям, ограниченным возможностям, возрасту или сексуальной ориентации».

В разделе IV, главе 4, статье 32 Соглашения об ассоциации Молдовы с ЕС указано, что сотрудничество может охватывать «равные возможности, направленные на поддержку гендерного равенства и обеспечение равных возможностей для женщин и мужчин, а также борьбу с дискриминацией по всем признакам».

Сравнивая соглашения, можно предположить, что эти два пункта были одинаковыми в предыдущей версии (большинство других пунктов в той же статье в обоих соглашениях совпадают), но этот пункт одна из сторон попросила изменить. В данном случае, «подозрение падает» на Молдову, которой, видимо, не понравилась явная ссылка на «сексуальную ориентацию»; вместо этого, стороны согласились на общую формулировку «борьба с дискриминацией по всем признакам».

Учитывая тот факт, что права представителей ЛГБТ были в центре законодательных разногласий в Молдове и даже яростных столкновений в Грузии, не удивительно, что формулировка этого пункта получила особое внимание. Во всяком случае, учитывая обтекаемую формулировку статьи, которая не принуждает действовать или активно сотрудничать по вопросам дискриминации, этот пункт можно воспринимать как небольшое различие (или даже незначительное) без практических последствий, которое, вероятно, связано с излишней чувствительностью некоторых участников переговоров.

Кто исключил детей?

Тщательное сравнение соглашений, безусловно, показывает огромное количество таких различий: соглашения составляют почти тысячу страниц. Во всяком случае, есть еще одно отличие, которое не только неожиданное, но и более  труднообъяснимое.

Соглашение об ассоциации между ЕС и Молдовой включает в себя целую главу (раздел IV, глава 27) о «сотрудничестве в области защиты и поддержки прав ребенка». В статье 138 указано, что «такое сотрудничество должно включать в себя, в частности: (а) предупреждение и борьбу со всеми формами эксплуатации (в том числе детским трудом), жестоким обращением, халатностью и насилием в отношении детей, в том числе с помощью развития и укрепления правовых и организационных структур, а также информационно-просветительских кампаний в этой сфере; [...] (с) обмен информацией и передовым опытом по борьбе с бедностью среди детей [...] (d) принятие мер, направленных на поддержку прав ребенка в семье и учебных заведениях, а также укрепление потенциала родителей и опекунов для развития ребенка; [...]»

В этом случае, формулировка статьи указывает: «Стороны соглашаются сотрудничать в сфере поддержки прав ребенка [...] Такое сотрудничество включает…», где подразумевается, что сотрудничество в этой сфере должно быть и, как указано в статье 139, должен вестись регулярный диалог по вопросам защиты детей.

В грузинском соглашении эта глава отсутствует. В Соглашении об ассоциации Грузии с ЕС нет ни единого упоминания о защите детей или вопросов уязвимости детей.

Отсутствие пункта даже более поразительно, учитывая, что в резолюции, принятой Европейским парламентом в ноябре 2011 года в ходе переговоров о заключении Соглашения об ассоциации между ЕС и Грузией, есть четкая ссылка на защиту детей. В связи с этим, Европейский парламент явно рекомендует «включить в Соглашение раздел о защите прав ребенка».

Почему пункт исключен? Нам остается только гадать. Трудно себе представить, как участник переговоров встает и говорит «мы не хотим сотрудничать по вопросам защиты детей». Тем не менее, что-то вроде этого все-таки произошло.

Конечно, Грузия сделала важные шаги в улучшении своей правовой системы с точки зрения защиты детей, в частности, что касается процесса деинституализации. Но так ли нежелательно или неважно сотрудничество в этой области, чтобы убрать его из тысяче страничного соглашения?

Eastbook.eu – Портал о Восточном Партнерстве

Статья была первоначально опубликована на Osservatorio Balcani e Caucaso.

 

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала