Нино Салуквадзе: хочу быть счастливой на своей Родине

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliОлимпийская чемпионка Нино Салуквадзе
Олимпийская чемпионка Нино Салуквадзе - Sputnik Грузия
Сегодня мы завершаем наш проект - "Грузия на Олимпиаде в Рио". С самого начала мы знали, что заключительное интервью цикла будет со спортсменкой, для которой предстоящие Игры в Рио-де-Жанейро станут восьмыми (!) по счету - Нино Салуквадзе.

"Нино всегда была примой, таковой и останется…". Эти слова принадлежат Кириллу Иванову, бывшему тренеру сборной России по пулевой стрельбе. Трудно с ним не согласиться.

Великолепная восьмерка грузинского спорта - Sputnik Грузия
"Великолепная восьмерка" грузинского спорта

Салуквадзе — единственная грузинская спортсменка, на счету которой олимпийские медали всех достоинств. В Сеуле (1988) она выиграла золото в стрельбе из спортивного пистолета на дистанции 25 метров и серебро в стрельбе из пневматического пистолета на дистанции 10 метров. Спустя 20 лет в Пекине, Салуквадзе пополнила комплект олимпийских наград бронзой в пневматике.

Всю жизнь Салуквадзе тренировалась под руководством своего отца — Вахтанга Салуквадзе, сумевшего разглядеть в дочери талант и довести его до совершенства. В конце 80-ых — начале 90-ых этому тандему не было равных в мире. Об этом свидетельствуют шесть титулов чемпионки Мира и четыре золота на чемпионатах Европы. Говорить о призовых местах на этих турнирах даже не приходится.

Но это еще не все. На Олимпийские Игры в Рио квалифицировался уже сын Нино Салуквадзе — Цотне Мачавариани. И это будет первый в истории ОИ случай, когда на одних Играх выступят сын и мать. Да еще в одном виде спорта!

© video: Sputnik / Alexander ImedashviliГрузинская чемпионка по стрельбе Нино Салуквадзе со своим сыном Цотне Мачавариани
Грузинская чемпионка по стрельбе Нино Салуквадзе со своим сыном Цотне Мачавариани - Sputnik Грузия
Грузинская чемпионка по стрельбе Нино Салуквадзе со своим сыном Цотне Мачавариани

- Прежде чем начать, разрешите вас искренне поздравить с тем, что ваш сын Цотне Мачавариани также завоевал лицензию на ОИ в Рио.

— Спасибо большое! На самом деле, никто не ожидал, что так получится. Мы поставили его среди взрослых, а это уже признак того, что где-то в глубине души, пусть и небольшая, но надежда теплилась. Я давала только 30% на благополучный исход. 

- Для вас это уже восьмая Олимпиада, и про ответственность спрашивать бессмысленно. Но это ваши первые Игры, на которые вы едете вместе со своим сыном. Учитывая именно это обстоятельство, Игры в Рио станут особенными?

— Естественно, они будут отличаться от всех остальных. Мы вместе с моим папой передавали весь накопившийся опыт нашим спортсменам и сейчас будем делать это с удвоенной энергией. В данном случае нет никакого значения – это будет мой сын или кто-то другой. Для меня главное, чтобы кто-нибудь из наших спортсменов показал приемлемый результат на внутренних соревнованиях. Потом я их беру под свою опеку и хожу за ними, как за своими цыплятами, как за родными.

И я утверждаю, что на тренировках, на огневом рубеже – сын, дочь, родственник, мама, папа, такого понятия не существует. Там есть спортсмен и тренер – и все. Дома – пожалуйста, а это работа. Да, я очень рада, что после того, как распался СССР, впервые кто-то кроме меня взял Олимпийскую лицензию в стрельбе. Молодой спортсмен, да к тому же мой сын. Это бонус.

© photo: Sputnik / Г. Ахаладзе / Перейти в фотобанкЧемпионка мира по стрельбе Нино Салуквадзе
Чемпионка мира по стрельбе Нино Салуквадзе - Sputnik Грузия
Чемпионка мира по стрельбе Нино Салуквадзе

- Почему был такой провал?

— Потому что не было никаких условий. Не было и нет. Олимпийские Игры, чемпионат Мира, чемпионат Европы – все соревнования такого уровня проходят на открытом стрельбище, при естественном освещении. А у нас элементарно открытого тира нет. Закрытый, да – но всего пять установок. 

Стреляем по-прежнему в бумажные мишени, как до нашей эры. А все уже на компьютере стреляют и результаты смотрят на мониторе. Мы тут 25-метровый тир переделали. Взяли светофоры, приспособили старую технику и оборудование, стреляем в бумагу и смотрим через оптику, куда попали. Это не дело. Я уже не говорю про открытый тир. Поэтому часто приходится выезжать на сборы за пределы Грузии.

- То есть финансирование находится на низком уровне?

— Финансирование? Да, для меня — Нино Салуквадзе — правительство делало все. Куда и когда надо, всегда выезжали. Но я не хочу ездить одна. Нам нужно развивать спорт, нам нужно думать о молодых спортсменах. Поэтому достаточно часто я отказываюсь от поездок на те или иные соревнования, чтобы пустить эти средства на развитие молодежи.

И что самое главное, уже есть результаты. В прошлом году наши молодые ребята взяли на чемпионате Европы третье командное место, до этого одна девушка впервые попала на чемпионат Европы, другая была четвертой на Мире и пятой на Европе. Это уже достижение. 

Для того, чтобы у команды были такие показатели, приходится чем-то жертвовать. Потому что без сборов не будет никаких результатов. Я наблюдаю за ними здесь на месте и, если вижу, что результат уже закреплен, беру их на сборы. Потому что именно на сборах ты видишь полную картину и понимаешь, что из себя представляет тот или иной спортсмен. 

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliВ тире Нино Салуквадзе
В тире Нино Салуквадзе - Sputnik Грузия
В тире Нино Салуквадзе

- Выявляете талантливых и способных?

— Да, конечно. А потом уже идет оттачивание навыков. 

- Спрашивать про тир для стрельбы на 50 метров у мужчин бессмысленно?

— В принципе, да, потому что у нас просто нет возможностей. Несмотря на это, мой сын в прошлом году попал в финал чемпионата Европы и занял пятое место. Это парадокс.

- Может быть, генетика?

— На одной генетике и таланте, без работы далеко не уедешь. Про них тогда можно забыть. Сейчас любой спорт так стал развиваться, что одного таланта для достижения цели недостаточно. 

- На предстоящих ОИ вам вновь предстоит столкнуться с Ясной Шикарич. У вас продолжается с ней заочное соперничество на ОИ и на других турнирах?

— Вы знаете, мы столько лет уже знаем друг друга, что за пределами стрельбища уже нет никаких соперников. Есть только подруги и друзья. Мы по возможности стараемся помогать друг-другу и поддерживать. В прошлом году к нам на сборы приезжали болгарские спортсменки. Да, мы конкуренты друг для друга на соревнованиях, но вне – мы должны помогать друг другу. Это в крови и у моего папы, и у меня. Мы так воспитаны. 

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliНино Салуквадзе рядом со своими наградами, заслуженными на международных соревнованиях по стрельбе
Нино Салуквадзе рядом со своими наградами, заслуженными на международных соревнованиях по стрельбе - Sputnik Грузия
Нино Салуквадзе рядом со своими наградами, заслуженными на международных соревнованиях по стрельбе

- Вы едете уже на восьмые Игры. Может ли Олимпиада стать рядовым событием при такой частоте?

— Между ОИ такой большой интервал, что эти соревнования не могут иметь даже аналогов. Каждая Олимпиада – она индивидуальна и своеобразна. И никакой опыт тебе в этом не поможет. К каждым играм ты готовишься с нуля и открываешь чистую страницу.

Ни одни соревнования не могут быть похожи на другие, тем более ОИ. И "очередными" их назвать никак нельзя. Все спортсмены мечтают просто даже участвовать в Играх. Лично для меня это большой праздник и большое событие. 

- Где вы получили лицензию на Игры в Рио?

— На чемпионате Европы в Мариборе, где я заняла четвертое место. Очень сложно она мне далась. Там разыгрывались всего две путевки. Из восьмерки надо было пройти в полуфинал и потом финал. У четверых уже была лицензия, а у четверых нет. Но в тот момент я этого не знала. Для меня главное — самой хорошо отстреляться, а не смотреть на результат соперников. Попав в финал, где выступали четверо спортсменов, я автоматически получила лицензию, потому что у двоих она была, а у двоих нет.

- На Играх в Лондоне вы были знаменосцем сборной Грузии. Есть негласное правило, что давать нести флаг спортсменам, которым предстоит выступать в ближайшие дни после церемонии открытия, или тем спортсменам, у которых задействованы руки, не рекомендуется. Не помешало вам?

— Если вы внимательно смотрели, то я несла флаг в левой руке. Так что не помешало. Но на самом деле, это очень большая честь, поэтому я не могла отказаться. Хотя я выступала уже через день.

Надо отметить, что в Лондоне организация была на высшем уровне. Мы недолго стояли на открытии, как обычно по 4-6 часов. Я семь ОИ прошла и только трижды была на церемонии открытия. Мы прошли только пол стадиона и потом этот флаг забрали. Он, кстати, был очень легкий, а не тяжелый, как обычно.

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliНаграды Нино Салуквадзе
Награды Нино Салуквадзе - Sputnik Грузия
Награды Нино Салуквадзе

- В женском мировом рейтинге стрельбы на дистанцию 25 метров ведущие позиции занимают азиатки. У мужчин на 50 метрах аналогичная ситуация. Почему? За счет чего происходит доминирование спортсменов из Азии?

— Объясню. Дело в том, что Китай и Индия поздно включились в Олимпийское движение. При этом они быстро прогрессируют, так как уделяют огромное внимание и значение здоровому образу жизни. 

В Индии, вообще, первый Олимпийский Чемпион был по стрельбе из винтовки. Это произошло в Пекине. После такого успеха в Индии стрельба стала чуть ли не национальным видом спорта. 

Потому что спорт – это один из способов ознакомить мир со своей культурой. Когда еще твой флаг поднимают. Не это ли самое главное для любого спортсмена? Всех политиков знать не будут, а хороших спортсменов будут знать все и везде.

Олимпийские Игры и Олимпийское движение – одни из самых мирных событий. Поэтому очень трудно переварить и осмыслить, когда в 2008 году во время Игр в Пекине началась война. Даже до нашей эры все войны прекращались на время Олимпиад. Даже когда страны были не такого уровня – они до этого додумывались. А что у нас произошло? Где наш уровень развития?

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliОлимпийская чемпионка Нино Салуквадзе
Олимпийская чемпионка Нино Салуквадзе - Sputnik Грузия
Олимпийская чемпионка Нино Салуквадзе

- То, что сделали вы на церемонии награждения, заслуживает истинного восхищения. (Салуквадзе обняла Наталью Падерину из России, занявшую второе место, показав всему миру, что настоящий спорт, спорт сильных духом, находится вне политики — прим. ред.). Тогдашний президент МОК Жак Рогге даже сказал: "Это и есть истинное проявление олимпийского духа в его сути".

— Ну а что я должна была сделать? Мы с Натальей дружим очень много лет. И продолжаем. Еще раз повторю – никто не хочет войны. Никому она не нужна. А то, что политики намутили, то пусть сами между собой и разбирают. Страдают всегда простые люди.

Война – это та же самая торговля, только с оружием. Поэтому в такого рода авантюру я не втянусь. 

Ведь вы были одной из тех, кто высказал протест против того, чтобы покинуть ОИ в Пекине?

— А кому бы это принесло пользу? Я тогда сказала – если вы решите, что надо покинуть ОИ, то я не буду "белой вороной" и буду вместе с командой. Но это решение было бы неправильным. Хорошо, что решили остаться. 

- Вы можете назвать три основных качества, необходимых стрелку?

— Во-первых, это стойкость в психологии. Трудолюбие и концентрация внимания. Теория Узнадзе имеет огромное влияние на наш вид спорта. Когда ты о чем-то думаешь, то потом организм, хочешь ты этого или нет, это материализует. 

Правильно мыслить, правильно думать, правильно настроиться, правильно провести соревнования – вот что самое важное. Потому что технику я могу вам поставить за полчаса. Ее вы можете освоить очень легко и быстро. А вот потом наступает момент психологической борьбы. 

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliНино Салуквадзе в своем спортивном тире в столице Грузии
Нино Салуквадзе в своем спортивном тире в столице Грузии - Sputnik Грузия
Нино Салуквадзе в своем спортивном тире в столице Грузии

- Как стрелки снимают стресс? Ведь по сравнению с другими видами спорта выброс адреналина в стрельбе незаметен болельщикам. Никто не кричит, никто не делает кульбитов — на стрельбище все происходит очень размеренно, даже когда кто-нибудь выигрывает.

— Согласна. Со стороны не видно нашего напряжения — все внутри нас. Вот, скажем, бегун. У него один старт и один финиш. У нас же — 60 стартов и столько же финишей. Для нас каждый выстрел — это как отдельно взятый старт и финиш. И сохранять один настрой на всей дистанции — очень сложно. Фактически невозможно. Это требует нечеловеческих ресурсов. Вот этому надо учиться и тренироваться. Ко всему этому добавляется элементарный мандраж.

- Мандраж появляется в тот момент, когда спортсмен уже чувствует близость победы, или в какой-то другой момент? 

— Если ты считаешь свои очки, то именно тогда начинаешь волноваться. Я, например, этого не делаю. За меня считает компьютер. Я просто смотрю на результат каждого отдельно взятого выстрела. 

Если у тебя все с самого начала пошло хорошо, то еще раз повторю — надо уметь сохранить такой настрой. И наоборот, если у тебя не заладилось с самого старта, то нужно перестроиться. Вот что самое сложное в нашем виде спорта.

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliОлимпийская чемпионка Нино Салуквадзе
Олимпийская чемпионка Нино Салуквадзе - Sputnik Грузия
Олимпийская чемпионка Нино Салуквадзе

- Получается, что стрелкам гораздо тяжелее, чем скажем спринтерам?

— Да. Вы правильно заметили. Во многих других видах спорта ты можешь разозлиться, после чего начнешь активнее нападать (если это борьба) или сильнее бить по мячу (скажем, если футбол). Происходит сильнейший выброс эмоций и адреналина. А у нас наоборот. Ни в коем случае нельзя злиться. Наоборот — надо успокоиться. Если ты сделал плохой выстрел, то просто не имеешь права впадать в панику. И, естественно, со стороны этого не видно. Но что творится внутри — вы просто не представляете. К тому же надо успокоиться за очень короткий промежуток времени. 

- Кто занимается вашей психологической подготовкой? Ваш отец?

— И отец, и психологи, и я сама уделяю этому много времени. Я работала со многими психологами, в том числе и спортивными. Психология — вообще очень тонкая работа. Может показаться, что это очень легко, но это не так. Каждый спортсмен, в каждом виде спорта индивидуален. И ты как специалист обязан знать психологию этого вида спорта и каждого спортсмена и соответствующим образом подобрать нужные слова, конкретно для этого спортсмена и конкретных обстоятельств. Иногда можно человеку дать пощечину и помочь этим, а иногда хватает и доброго слова. Все зависит от ситуации. Но кто бы тебе ни помогал, ты, в первую очередь, учишься бороться с самим собой. 

Вы обращали внимания, как не азиатские тренеры переживают за своих подопечных? Кричат, выплескивают эмоции, бегают по бровке… И сравните их с азиатскими наставниками. Они само спокойствие. И как видно, это спокойствие себя оправдывает.

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliСертификат грузинской Национальной Федерации по стрельбе, подтверждающий, что Нино Салуквадзе является лучшим стрелком Грузии всех времен
Сертификат грузинской Национальной Федерации по стрельбе, подтверждающий, что Нино Салуквадзе является лучшим стрелком Грузии всех времен - Sputnik Грузия
Сертификат грузинской Национальной Федерации по стрельбе, подтверждающий, что Нино Салуквадзе является лучшим стрелком Грузии всех времен

- В вашем виде спорта важна только психология или физическая подготовка тоже имеет значение? 

— Имеет и еще какое. В первую очередь важна выносливость. Она нам просто необходима. Мы каждый день уделяем время физподготовке. Каждый день. Это и штанга, и бег, и плавание. Без этого стрелок просто не сможет приобрести необходимую выдержку и выносливость. Во время соревнований пульс достигает 170-200 ударов. Это невозможно вынести, если сердце не готово и не привыкло к таким нагрузкам. Спортсмен не выдержит на соревнованиях. 

Берешь пистолет, становишься на рубеж и стреляешь — это не так. Когда это развлечение — то пожалуйста, а когда речь идет о профессиональном спорте — тут совершенно другой подход.

- Притом, что вы являетесь и спортивным функционером — удается находить время для тренировок?

— Помогают. Хочется успевать работать и в Олимпийском комитете. Знаете, как у меня было? После родов я оставляла детей своей маме, и меня всегда охватывало чувство, что меня им не хватает. Вот такое же ощущение в НОК Грузии (смеется). У меня чувство, что я там провожу недостаточно времени и не успеваю сделать многое из того, что нужно.

© Т. КулумбегашвилиСалуквадзе стала почетным рыцарем спорта
Салуквадзе стала почетным рыцарем спорта - Sputnik Грузия
Салуквадзе стала почетным рыцарем спорта

- Сколько времени в день вы уделяете тренировкам?

— У нас есть система. Тренироваться каждый день тоже не совсем правильно.

- Что за система, если не секрет?

— Да никакого секрета здесь нет. Нельзя все время только тренироваться. Нужно обращать внимание и на отдых, чтобы эти тренировки пошли на пользу. А то через месяц загнешься и будешь только лечиться. Поэтому идеальный вариант — это три дня тренировки и один день отдыха. Из-за этого у нас не существует суббот и воскресений. Все идет по графику и плану. 

- Сколько обычно длится тренировка?

— Смотря, какая тренировка. Если это 10 метров (пневматика) — то три часа, со всеми элементами вполне достаточно. А если 25 метров — то часа четыре. 

- Это конкретно вам достаточно?

— Да.

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliОдна из наград Нино Салуквадзе
Одна из наград Нино Салуквадзе - Sputnik Грузия
Одна из наград Нино Салуквадзе

- Вы неоднократно заявляли, что 25 метров любите больше, чем 10. Почему?

— Наверное, потому, что это все-таки малокалиберное огнестрельное оружие. Я его чувстсвую что ли лучше. Там есть и медленная, и быстра стрельба. А 10 метров — только медленная. Вот как раз Шикарич больше любит пневматику. Поэтому в финале сеульской Олимпиады я никого не боялась и ее тоже. 

- У вас индивидуальное оружие?

— Да, конечно. У спортсменов, которые выше среднего уровня и у которых есть какие-то результаты, у всех уже индивидуальное оружие. Индивидуальная рукоятка, подогнанная под руку спортсмена. 

- У вас только один пистолет?

— Нет, несколько. Потому что как ни крути — это механизм, который имеет свойство ломаться. Сколько раз у меня портилось оружие на соревнованиях. В Пекине сломался пистолет во время пробных стрельб. После медленной стрельбы у меня был второй или третий результат. И на rapid fire вообще оторвался целик, и оружие вышло из строя. Не знаю, как это произошло, потому что я ни на секунду не оставляла оружие. Оно все время было при мне. Первые пять выстрелов пробные — это три секунды и потом семь секунд отдыхаешь. Вот за эти семь секунд я умудрилась вставить целик и кое-как достреляла до восьмерки. До сих пор не могу объяснить, что произошло. И таких случаев у меня было очень много. 

Похожий случай произошел на чемпионате Европы. После медленной стрельбы у меня сломался курок. Как может сломаться курок — трудно себе представить, но тем не менее. Поменять никак не успевали. Нашли чей-то пистолет, дали мне. Главное, такой же марки. Рукоятка не моя, лежит в руке плохо. Но ничего — отстрелялась и выиграла тот турнир. Только потом узнала, что пистолет принадлежал кому-то из мужчин сборной СССР. Что поделать — всякое случается (смеется).

© photo: Sputnik / Levan AvlabreliНино Салуквадзе
Нино Салуквадзе - Sputnik Грузия
Нино Салуквадзе

- Обывательский вопрос — стреляли когда-нибудь из снайперской винтовки?

— Нет. Из автомата приходилось, из "Макарова", из других пистолетов тоже, но вот из снайперской не приходилось. Но из оптики стреляла — по "бегущему кабану". Это очень интересное упражнение, которое сняли с программы ОИ и поэтому этой дисциплине уделяют очень мало внимания. На мой взгляд, это был самый интересный и зрелищный вид.

- Насколько разные ощущения, когда мишень видишь сквозь мушку и через оптику?

— Это совершенно разные вещи. Но у оптики совершенно другое предназначение. Я вообще на оружие смотрю исключительно, как на спортивный инвентарь. И никак по другому.

- На охоте не были?

— Нет и не собираюсь. Никогда не смогу выстрелить в зверя. Неоднократно предлагали и звали, но это бесполезно.

Цотне Мачавариани - Sputnik Грузия
Цотне Мачавариани - представитель династии стрелков едет на ОИ в Рио

- А с утюгом тренировались?

— Нет, это выдумки журналистов. Зачем мне утюг нужен, когда дома оружие лежало (смеется). Папа всю жизнь стрелял. В 27 лет он начал заниматься стрелковым спортом. Выигрывал чемпионаты СССР, "спартакиады", но дальше не брали. 

- Зато он воспитал прекрасного спортсмена.

— Он так и говорит: "Хорошо, что не брали, а то не было бы тебя".

- Как вообще произошло ваше знакомство со стрельбой? Это заслуга папы? 

— Он не хотел, чтобы я занималась стрельбой. Я была физически очень слабой. Папа не думал, что я это потяну. Еще в школе я четыре года занималась баскетболом и даже была чемпионкой города среди школьников. Помню, что первая моя фотография в газете была связана с баскетболом. Но потом случилось так, что я оставила и баскетбол, и музыку, и танцы. Заниматься музыкой терпеть не могла (смеется). Очень люблю музыку, но заниматься — увольте. Не умею, и не мое (смеется). 

Так получилось, что какое-то время я никуда не ходила. Тогда мама сказала отцу: "У нее много свободного времени, все время во дворе — возьми ее с собой" — в школе я очень хорошо училась и быстро справлялась с уроками. Да и дворы раньше были другими — никакой опасности не было. 

Так что это моя мама настояла (улыбается). Сначала я очень не хотела ходить, потому что после баскетбола — игрового вида спорта, где и весело, и развлекаешься, стрельба нечто совершенно другое. Стоять на рубеже надо спокойно, разговаривать нельзя, смеяться тоже. После тренировки — пожалуйста, делай что хочешь. Но во время нее ты должен быть самим спокойствием. Это для меня было тяжело и непривычно. Тем более нам — южанам, с нашим темпераментом (смеется). 

© photo: Sputnik / G.Akhladze / Перейти в фотобанкЧемпионка мира по стрельбе Нино Салуквадзе
Чемпионка мира по стрельбе Нино Салуквадзе - Sputnik Грузия
Чемпионка мира по стрельбе Нино Салуквадзе

И все же вы остались?

— Да. Получилось так, что уже через два года я выиграла "спартакиаду" школьников и пошло-поехало. Из-за этого, не смогла сдать экзамены ни в восьмом, ни в десятом классе. 

Потом поступила в физкультурный институт, хотя готовилась совершенно к другому. Всегда очень любила анатомию и биологию. Просто подумала, что хорошего специалиста из меня может не получиться, потому что все время буду в разъездах, а так буду учиться по профилю.

Хотя, если в физкультурном заниматься по-настоящему, то здесь многому можно научиться. Психологию, педагогику, физиологию, анатомию, биомеханику преподают на очень хорошем уровне, и все это очень полезно для спортсмена. Это должен знать каждый тренер.

Грузинские спортсмены, которые отправляются на XXXI летние Олимпийские игры - Sputnik Грузия
Траволта, ИГ, вирус Зика, или Скандал из-за формы грузинских олимпийцев
 

- Как Цотне оказался в спорте?

— О, Цотне! Это тоже тяжелый вопрос (улыбается). Мой муж — бывший регбист Гоча Мачавариани. Я тоже очень люблю регби, потому что это очень мужественный вид спорта. Тем более когда знаешь правила и специфику — очень интересно смотреть. К тому же, я еще не встречала ни одного регбиста, который был бы плохим человеком. 

Поэтому, когда родился мальчик, мой супруг очень хотел, чтобы Цотне тоже занимался регби. И он четыре года ходил на регби. У него было много травм, и в конце он получил такое повреждение, которое дает о себе знать и по сей день. Но параллельно Цотне ходил и в тир. Правда, сначала относился к стрельбе несерьезно, если можно так выразиться. А когда уже перестал заниматься регби, стал появляться в тире все чаще и чаще. 

Как-то раз я взяла его на соревнования в Кутаиси. Он показал хороший результат — не свойственный ему. Потом были следующие соревнования, и он постепенно вошел во вкус. Там победил, тут выиграл. Потом взяли на сборы, и уже втянулся серьезно в стрельбу. В итоге за три года тренировок — лицензия на ОИ. 

© FB/Нино СалуквадзеНино Салуквадзе и Цотне Мачавариани
Нино Салуквадзе и Цотне Мачавариани - Sputnik Грузия
Нино Салуквадзе и Цотне Мачавариани

- На стрельбище и в тире вы само спокойствие, а какая вы дома?

— Мой муж очень шумный и темпераментный. А я его балансирую (смеется). Хотя, на самом деле, я очень эмоциональная, очень. Просто не всегда это проявляю, но все чувствую, все понимаю, переживаю. Я спокойно не могу смотреть фильмы, где плохо обращаются с детьми — не могу сдержать слез. 

Конечно, каждый вид спорта воспитывает характер и влияет на его формирование. Но не до такой степени.

- У вас есть четкое разграничение, спорт — это работа, но вы "закрываете" дверь и становитесь просто Нино?

— Да, конечно. Дома я — жена, мама, дочка и невестка. Свекровь живет с нами и никуда от нас не хочет уходить. Спросите у нее сами, если хотите (смеется). 

Я чувствую от людей, от коллег большое уважение и любовь. Вот это самое главное. 

- В одном из интервью перед ОИ в Атланте вы сказали, что для вас самое главное — самореализация. Спустя 20 лет вы можете сказать, что вы полностью самореализовались или есть еще к чему стремиться?

— Вот говорят — восьмая олимпиада и т.д. Но для меня важнее качество, а не количество. Как, скажем, Виктор Санеев — три золота и серебро. Хотя на ОИ в Москве тоже золото было, хотя официально это серебро. 

После 89 года мы прошли такое время, что это даже удивительно, что мы вообще остались как спортсмены. И как смогли выжить в этой стране, и смогли сохранить не только спортсменов, но и вид спорта. Это уже парадокс. Вот что обидно.

Если бы у нас была хотя бы половина тех условий, что у Сеула, я думаю, этих медалей было бы больше. Просто обидно. 

Когда в Атланте, в финале я была второй, и там что-то произошло с компьютером, до сих верю, что это так было. До сих пор спрашиваю Бога: "За что ты меня так наказал? Потому что только ты знаешь, как я готовилась, как я пришла к этим олимпийским играм". В условиях, худших, чем у меня, наверное, даже в Сомали никто не готовился.  

Но такая волна была в 90-еы годы. И она влияла и на людей, и на спортсменов — на всех.

— Когда произошел распад СССР и в 90-еы годы, многие спортсмены из постсоветских государств сменили гражданство и стали выступать за другие страны. Вам не предлагали подобное?

— Предлагали и не только в эти годы. Еще с 85 года были предложения — начиная с ЮАР и заканчивая Швейцарией. Предлагали. Перспективная, молодая — почему нет.

Но мой папа очень мудрый человек. Он сказал: "Я хочу быть счастливым на своей Родине". И эти его слова я всегда помню.

P.S. Я всегда говорю журналистам — если хотите помочь нам спортсменам, то должны прекратить все интервью перед Олимпиадой, чтобы мы могли нормально заняться подготовкой.

Потому что все и всегда задают один и тот же вопрос – что вы ждете от Олимпийских Игр? Для меня это уже пройденный этап, но молодой спортсмен не всегда правильно реагирует на такие вопросы.

© photo: SputnikАвтограф Нино Салуквадзе для Sputnik
Автограф Нино Салуквадзе для Sputnik - Sputnik Грузия
Автограф Нино Салуквадзе для Sputnik
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала