Вакцина, вирус, пучок нейтронов: наука меняет подход к лечению рака

© photo: Sputnik / Kyrill Kallinikov / Перейти в фотобанкОткрытие цифровой лаборатории для диагностики рака
Открытие цифровой лаборатории для диагностики рака - Sputnik Грузия, 1920, 25.07.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Благодаря открытиям в разных областях науки лечение рака становится эффективнее и безопаснее. При этом у России есть собственные перспективные наработки
О новом оружии против злокачественных опухолей читайте в материале автора РИА Новости Николая Гурьянова.

Ударь крота

Общеизвестно: чем раньше выявят онкологическое заболевание, тем эффективнее терапия и тем дольше человек останется здоровым.
"И способы ранней диагностики, и методы лечения манифестных стадий онкозаболеваний серьезно улучшились за 15-20 лет. Конечно, это уже не то же самое, что было в 1990-е. Такое параллельное движение в разных частях света устроено по-разному, и мы должны понимать, что доступ к медицинской помощи неодинаков в мире, в том числе к диагностическим системам, а к терапевтическим — тем более", — говорит старший научный сотрудник Института онкологии имени Н. Н. Блохина Игорь Самойленко.
Опухоль сложно убить — она способна меняться и скрываться от лечения. Это напоминает детскую игру, когда крот появляется из разных нор и его надо бить кувалдой. Благодаря достижениям молекулярной биологии сегодня появились способы заблаговременно засечь попытки злокачественных образований уклониться от удара. Медицина научилась достаточно надежно предсказывать изменения опухоли для таких опасных видов онкологии, как рак легкого и толстой кишки.
"В первую очередь это так называемая жидкостная биопсия: в образцах плазмы крови обнаруживают микроскопические изменения, свидетельствующие о том, что лекарство перестало работать. Хотя самочувствие пациента остается прежним и даже инструментальные исследования — например, томография — ничего не показывают. После этого можно выбрать лекарственный препарат, не дожидаясь бурного прогрессирования болезни", — поясняет Самойленко.
Еще лет 20 назад гематологи научились с помощью жидкостной биопсии устанавливать молекулярно-биологические рецидивы для рака крови. А сейчас тот же метод применят уже и для со́лидных опухолей — то есть для тех, которые имеют осязаемое, видимое проявление.

Вакцина от рака

Любая опухоль, как правило, развивается из нормальной клетки и в ходе эволюции набирает дополнительные повреждения, которые медики относительно недавно научились замечать. Эти мутации бывают очень индивидуальными для каждого конкретного человека. Определив, чем именно раковые клетки отличаются от исходной, можно действовать двумя способами.
Во-первых, на ранней стадии детектировать возвращение болезни. Так работают несколько компаний, в том числе — американская Natera, которая сделала тест Signatera для заблаговременной диагностики рецидивов опухоли. Самойленко называет это важным шагом вперед для всего направления жидкостной биопсии.
"Есть вероятность, что это заменит такие тяжелые обследования, как маммография или колоноскопия, — вместо них достаточно будет анализа крови. В России на финальной стадии создания — похожая система, над которой работают ученые из Института Блохина и новосибирского Института молекулярной биологии. Эти тесты в ближайшее время могут поменять нашу практику", — говорит специалист.
Второй способ распорядиться информацией о том, как именно опухоль отличается от нормальной ткани, — сделать специализированное лекарство: так называемую пептидную вакцину.
"Самая поверхностная история — когда берут измененные куски белков, отличающие опухоль от нормальной клетки, и выделяют фрагменты, которые способна распознать иммунная система. Можно сконструировать такие иммунные конструкции, как химерные антигенные рецепторы. Они активируют T-клетки против пептидов, отличающих опухоль от здоровой ткани у конкретного Иванова, Петрова, Сидорова", — объясняет эксперт.
Хотя в этом направлении идет интенсивная работа, до сих пор результаты были разными, в том числе провальными. Но надежда на успех есть.
"Сейчас нет крупных исследований III фазы (предваряющей регистрацию препарата — Прим. ред.), продемонстрировавших успех, но маленькие шажочки в рамках I и II фаз делаются для разных локализаций — для рака легкого, меланомы, рака толстой кишки. Есть сигналы, что это может неплохо сработать", — рассказывает Самойленко.

Спасительный вирус

Рак можно убить вирусом, ведь внутриклеточная противовирусная защита в опухоли работает плохо или не функционирует совсем. Это открытие привело к созданию онколитических вирусов — как на базе естественных, так и полностью искусственных. Они заражают только опухолевые клетки, а здоровые игнорируют. Некоторые препараты уже сертифицированы для лечения.
Подобные разработки вели еще в СССР, но после его распада производство препарата осталось в Латвии, где зарегистрировано лекарство под названием Rigvir. В США и нескольких европейских странах допустили к применению препарат на основе герпес-вируса Imlygic производства компании Amgen.
Его используют в терапии злокачественной меланомы, рака кожи. В Китае также существует подобный препарат — для лечения опухолей орофарингеальной зоны (головы и шеи), но у него нет регистрации в других частях света.
"Это не суперэффективное средство. Но пациентам, у которых мало других вариантов лечения, иногда удается помочь. Направление развивается довольно бурно. Сегодня есть с десяток разработок с вирусами, похожими по смыслу действия. Они сейчас на второй фазе исследования и даже запускаются в третью", — говорит онколог.

Разбудить иммунитет

Большой прорыв произошел в области молекулярной и иммунной биологии: исследователи научились модифицировать клетки иммунитета. Это лекарство, которое можно конструировать под любые задачи. У него довольно широкий спектр действия, в отличие от, например, химиопрепаратов.
"Сегодня существует большой набор коммерчески доступных препаратов для лечения гематологических заболеваний, основанных на химерных антигенных рецепторах. В России их тоже индивидуальным образом предоставляют нуждающимся в терапии. В Институте Рогачева их делали на месте для своих пациентов", — объясняет врач.
"В Институте онкологии имени Блохина эта технология для солидных опухолей потихонечку подходит к финальному этапу тестирования — у нас этим занимается профессор Михаил Кисилевский. Сделали CAR-T (генетически модифицированная иммунная Т-клетка, чье действие направлено специально против определенных патогенов) против рецептора her2 — терапевтической мишени при распространенных видах злокачественных образований. Доклинические исследования показали, что это безопасно, испытания на животных дали эффект. Если все пойдет хорошо, то клинические испытания не за горами", — считает Самойленко.

Ядерные реакции в тебе

Лучевая терапия тоже не стоит на месте. "Успехи в области радиобиологии и инжиниринга лучевых аппаратов позволяют с хирургической точностью подвести высокую дозу облучения к патологической области — метастазу или опухоли. Этого не делали еще двадцать, а может и десять лет назад. Сегодня аппараты достаточно безопасны для здоровых тканей и надежны", — говорит Самойленко.
Набирают популярность и новые для лечения рака виды энергии. Речь прежде всего о протонной терапии. Ее преимущества в том, что она лишена токсичности и побочных эффектов, которые обычная лучевая терапия все еще может давать, отмечает врач.
Развивается методика бор-нейтронозахватной терапии. Место, которое нужно облучить, насыщают специальным веществом с высоким содержанием атомов бора, после чего через тело человека пропускают безвредный нейтронный пучок. Там, где есть бор, происходит повреждение ткани за счет ядерных реакций. Бор захватывает нейтроны, удерживает их, и в результате возникает излучение, повреждающее опухоль на очень коротком расстоянии в несколько миллиметров. По словам эксперта, для некоторых локализаций — например, области шеи и головы — это очень перспективная, надежная техника. Наиболее активно ее разрабатывают в Японии и Корее.
Лента новостей
0