На паузе или на взводе? – пресса о развитии "постстатусной" ситуации в Грузии

© photo: Sputnik / Stringer Флаги Евросоюза в центре столицы Грузии
 Флаги Евросоюза в центре столицы Грузии - Sputnik Грузия, 1920, 27.07.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Затишье на грузинском внутриполитическом пространстве эксперты в основном увязывают с истощением идейного арсенала оппозиции. Однако, допускает колумнист Sputnik, на процесс могут активно влиять косвенные, но существенные внутренние и внешние факторы
Покидая Грузию, посол Евросоюза Карл Харцель произнес очень трогательные слова, в искренности которых не возникает сомнений: "Грузия – это чудесная, уникальная страна. Вы стоите на плечах ваших предков, тех гигантов, которые боролись за нее, за ее богатейшее наследство – традиции, культуру, язык" ("Резонанси", 21.07).
Примерно в это же время председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен подписала с Ильхамом Алиевым меморандум об удвоении пропускной способности газового коридора в сторону Европы (20.07). Вслед за этим Грузию посетила делегация Евросоюза, которая отсрочила на 2023 год выполнение рекомендаций для получения кандидатского статуса. "Население Грузии заслуживает того, чтобы жить в мирной, безопасной, свободной, демократической и цветущей стране". Эти слова принадлежат уже руководителю делегации, председателю комитета Европарламента по международным отношениям Дэвиду Макаллистеру (21.07).
Насколько связаны между собой все перечисленные события? Согласитесь, характер пожеланий и оценок, не говоря уже о тоне, менее сухой и строгий, чем, скажем, месяц назад. Что это – в европейских структурах вдруг осознали, что несколько перегнули палку в отношении Грузии? Или за отказом предоставить стране статус кандидата в Евросоюз крылись гораздо более сложные процессы и мотивы, чем те, которые получили отражение в 12 рекомендациях Еврокомиссии?
Грузинские власти должны были осмыслить эти рекомендации еще тогда, когда подписывали ассоциативное соглашение, полагает международник, профессор Георгий Коберидзе. Выход один, продолжает один из лидеров "Лело" Давид Усупашвили: все должны поверить, что мы действительно хотим стать членами Евросоюза ("Квирис палитра", 18-24.07). Правда, за фразами этими трудно рассмотреть что-нибудь, кроме многозначительных слов.
Почему? Попытаюсь обосновать свою мысль. Никто, даже ярые противники, в общем-то, не ставили под вопрос утверждение премьера Ираклия Гарибашвили, что Грузия по выполнению условий членства продвинулась гораздо дальше Украины и Молдовы. Наверняка, это было ясно не только грузинской общественности, но и европейским партнерам, и украинцам, и молдаванам. Однако отказали только нам. И, видимо, проблема тут вовсе не в дилемме, хотим ли мы идти европейским путем. Однозначно – хотим, однако нашего желания, похоже, мало.
Судя по логике заявлений, недостаточно и желания европарламентариев и ответственных зарубежных чиновников. Их личные симпатии к Грузии, невзирая на тон официальных высказываний, никогда не подвергались сомнению. При этом квалифицированные европейские аналитики и эксперты не могли не сознавать геостратегическую важность нашей страны. Особенно когда в кавказский коридор перемещаются важнейшие грузопотоки и транзит энергоносителей. Тем не менее, официальные европейские лица были вынуждены занять достаточно жесткую позицию, которую теперь, похоже, готовы несколько смягчить.
Не возьмусь судить, насколько правдоподобны утверждения левоконсервативных (в Грузии оправданно и такое нелепое сочетание) газет, типа "Асавал-Дасавали" и "Грузии и мира", о заинтересованности многих европарламентариев в смене власти в стране в обход выборов. Отдельные комментаторы даже утверждали, что отказ в предоставлении статуса преследовал целью спровоцировать дестабилизацию, чтобы дать радикальной оппозиции шанс.
Сегодня, однако, вопрос в любом случае так не стоит. Карл Харцель, надо полагать, не случайно подчеркнул на днях, что грузинские граждане каждые четыре года имеют возможность отказаться на выборах от тех, кто не оправдывает их ожидания ("Сакартвелос Республика", 15-17.07). Он как бы подтвердил, что ни о какой революции речь не идет. А оттягивание исполнения рекомендаций Еврокомиссии не были восприняты авторитетными представителями грузинской общественности как решение пожертвовать действующей властью. По мнению поэта и общественного деятеля Дато Маградзе, оно не на пользу оппозиции ("Квирис палитра", 18-24.07)
Собственно, и невооруженным глазом видно, что столица, как и вся страна, получила возможность перевести дух. Площадь перед парламентом свободна от пикетов, транспорт по проспекту Руставели передвигается беспрепятственно. Возможно, конечно, сказывается и то, что на дворе время летних отпусков, однако во всем этом присутствует один существенный момент.
Место перед зданием парламента стало за последние три десятилетия не только символом справедливого массового протеста и гнева. К сожалению, его нередко используют как арену для внутриполитических разборок, выдавая их за народный гнев. А если без патетики, место это –своего рода датчик, измеряющий накал межпартийного противостояния.
К которому общество, заметим, оказывается все более и более безучастно. А потому, перифразировав народную мудрость, можно заключить: не партии красят это место, а, скорее, место красит их. В том смысле, что достаточно горстке активистов перекрыть движение по центральной магистрали, как в городе начинается транспортный коллапс. Незатейливый способ заставить граждан обратить на себя внимание, не заморачивая голову полезными идеями!..
Стиль присущ, как ни печально, и лидерам от власти, и вождям от оппозиции. Высокопоставленные члены правящей команды в совершенстве освоили лексикон пикировок по принципу "лучшая защита – нападение" и постоянно прибегают к неподобающему политикам тону. А оппозиция вольно или невольно провоцирует власть, бурно обрушивая на нее потоки обвинений, не подкрепленных элементарными аргументами, доказательствами и фактами. Претендующие на лидерство нации люди из обоих лагерей, судя по всему, считают политической деятельностью грубую и не отличающуюся особым благородством игру на эмоциях населения.

Причем, они совершенно упускают в своих расчетах, что имеют претензию на управление страной, где высшее образование всегда было не просто в почете, но и своего рода культом, фантомом. Что ж тут удивляться, если в итоге большинство наших так называемых политиков не способны не только оказывать благотворное идеологическое влияние на граждан, но и утратили их элементарное доверие.

В стране образовался политический вакуум, пишет профессор Торнике Шарашенидзе. С одной стороны, у правящей партии возникли проблемы с легитимностью, а с другой - среди оппозиции не видно силы, которая могла бы этот вакуум заполнить ("Квирис палитра", 11-17.07). Тема революции в стране исчезла из повестки дня, высказывает надежду поэт и общественный деятель Давид Маградзе. Однако, оговаривается он, не ясно, снята ли она или попросту отсрочена?
Голословные заявления и изжившие себя методы агитации, рассчитанные на людей, не имевших в свое время широкого выбора источников информации, в информационном обществе обречены. Но еще хуже, что они на корню губят конструктивный протест и любое полезное начинание.
Пример?
Лидеры оппозиции легко впадают в самообман, принимая позицию граждан, выступающих в пользу европейского будущего, за требование отставки правительства. Представители же правящей команды заявляют, что людей на митингах вообще нет – и это уже не самообман, а политическое самомнение и нежелание начать наконец что-то решать.
Будут ли политические процессы поставлены на паузу до осени – задает вопрос "Резонанси" (19.07). Ответить непросто, однако не надо забывать, что любое затишье может оказаться затишьем перед бурей…
По материалам грузинской прессы
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
Лента новостей
0