21:51 17 Ноября 2019
Прямой эфир
  • EUR3.2779
  • 100 RUB4.6531
  • USD2.9723
Мифической Колхидой занялись научные работники

Описание Колхиды, называемой теперь Мингрелией

© video: Sputnik .
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Знаменитости в Грузии (59)
27288196

Проект "Великие в Грузии" основан на одноименной книге российского и грузинского журналиста Бесика Пипия. В очередном очерке автор рассказывает об итальянском миссионере Арканджело Ламберти, который прибыл в Мегрелию в 1635 году на один год и "застрял" здесь на целых 18. О своем пребывании в Мегрелии написал книгу "Описание Колхиды, называемой теперь Мингрелией", которая была издана в Неаполе в 1654 году.

Бесик Пипия

Грузинский царь Теймураз в 1625 году направил римскому папе Урбану VIII послание с просьбами: первое – чтобы глава римско-католической церкви признал за Теймуразом, "добрым и благочестивым христианином", царское достоинство, и второе – чтобы на основе единоверия папа написал испанскому королю и походатайствовал о заключении между ним и Теймуразом военно-политического союза, чтобы они вместе предприняли наступление против шаха Аббаса, дабы "стереть его с лица земли". Это ли письмо послужило толчком или что-то другое, но с того времени по решению Святого собрания в Грузии один за другим начали появляться итальянские миссионеры. В их числе был неаполитанец Арканджело Ламберти, проведший в Колхиде 18 лет, с 1635 по 1653 годы.

Арканджело Ламберти написал книгу "Описание Колхиды, называемой теперь Мингрелией", в которой рассказывается "только о происхождении колхов, их обычаях и природе". Издание увидело свет в Неаполе в 1654 году.

В начале книги Арканджело Ламберти сообщает, что в его писании под Колхидой подразумевается та страна, которая лежит между реками Риони и Кодори. За рекой Кодори живут абхазцы. В стране абхазов стоят прекрасные храмы, выстроенные в грузинском стиле, и с книгами, написанными на грузинском языке. Колхида омывается Черным морем и окружена хребтом Кавказских гор, которые населяют дикие варварские народы. Мингрелию местные жители называют еще Одиши, сюда совершали свое плавание за Золотым руном аргонавты, отсюда была родом Медея.

Мингрельские хитрости

Значительное место в своем описании Арканджело Ламберти уделяет деятельности князя Мингрелии Левана Дадиани. Автор книги, в частности, сообщает, что владетель Мингрелии, чтобы сохранить свое княжество, старался поддерживать хорошие отношения с Турцией, ежегодно посылал султану подарки, раз в два года отдавал дань. Однажды турецкий султан Мурад, решивший завоевать Эривани, потребовал от Дадиани, как от данника, присоединиться к нему со своим войском. Леван Дадиани в свою очередь просил передать султану, "что подати он давал не потому, чтобы этим признать его настоящее господство, а для того, чтобы султан с войском не входил в его пределы. Но если султан это сделает, то он сейчас же прекратит отдачу подати и легко может защитить княжество своим войском". Ответа от султана не последовало, ибо он знал, что Мингрелия так сильно укреплена самой природой – непроходимыми лесами и болотами, – что невозможно ее покорить. Либо на покорение княжества требовались такие расходы, включая живую силу, которых завоеванная страна не окупит.

Александр Дюма
Национальный архив Грузии

"Другая хитрость, которую Дадиан употребляет по отношению к туркам, есть та, что он старается твердо убедить их в том, что Мингрелия — самая бедная и несчастная страна в мире. Поэтому, когда из Турции приходят послы, он посылает своих людей встречать их на границе. Им навсегда повелено миновать хорошие, кратчайшие пути, красивые и хорошие места и виды и проводить их по крутым скалам, грязным дорогам, непроходимым лесам и опасным проходам; при переправе через реки они должны были выбирать более глубокий брод, на ночь должны были искать приюта в доме какого-нибудь бедного крестьянина, где вместо постели подкладывали только сено, и доставать им в пищу сыр и зелень.

Самегрело, река Джуми у села Урта Зугдидского района
Самегрело, река Джуми у села Урта Зугдидского района

Посланники думали, что, когда придут ко двору князя, там, по крайней мере, немного оправятся. Но и здесь князь встречал их в весьма бедном одеянии, садился в тени какого-нибудь дерева на довольно ветхом ковре, но был окружен многочисленной толпой своего народа, и на всех была одета грубая одежда. Приняв здесь послов и выслушав султанское послание, он отводил им для отдыха часто очень большой дощатый дом без дверей, где недоставало также большей части крыши… Так как хлеба, вообще, мало в этой стране, то посланникам отпускали его в таком ограниченном количестве, что они не могли утолить голод. Что касается вина, то послы были бы готовы забыть свой закон, который им запрещает его, и выпить виноградного сока, но им преподносили такое скверное вино, что против желания они вынуждены были твердо соблюдать свои законы и утолять жажду лишь водой… Все это Дадиан проделывал с ними для того, чтобы в Константинополе распространилось плохое мнение об этой стране и чтобы султану и в голову не приходила мысль ни о прибавке дани, ни о совершенном покорении этой земли".

Блеск и нищета Кутаиси

Арканджело Ламберти побывал в Кутаиси и вот как описывает его: "Грузинский царь среди тех земель, которыми он владеет, избрал для своей резиденции город Кутаис. Город этот своим хорошим климатом, прекрасным местоположением и плодородием почвы не уступает ни одной местности его владения. Там, посередине города низбегает Фазис, который делит город пополам. Весьма красивый мост соединяет обе стороны. На горе, которая поднимается над городом, стоит замок, больше укрепленный самой природой, чем военным искусством. Кутаис хороший торговый город, так как стоит на таком месте, куда со всех сторон легко стекаются купцы со своими товарами. С гор спускаются сваны со своими деревенскими продуктами, как-то: козами, овцами, бурками и грубыми шерстяными сукнами. Из Карталинии приходят грузины и персы с дорогими персидскими шалями и индийскими разноцветными тканями, шкурами, соленой рыбой, с икрой и пряностями с Каспийского моря; турки привозят со стороны Самцхе в большом количестве свои товары, например, седла и сбрую, ковры, кинжалы и турецкие сундуки. Из купцов больше всего здесь армян. Армяне в Кутаисе имеют свои собственные дома. Они ездят в Турцию, Персию и Грузию и в громадном количестве привозят оттуда редкие товары. Итак, царь пребывает в Кутаисе, но остальными частями своего царства правит при помощи своих заместителей, которые называются эриставами… Из всех эриставов наибольшей любовью и уважением царя пользовался одишский или колхидский эристав Дадиан. Дадианы располагали любовью царя настолько, что нередко они удостаивались руки собственных дочерей его".

Касаясь жилища мингрельцев, Арканджело Ламберти отмечает, что дома их построены из дерева, крыты соломой, неудобны и, в основном, состоят из одной большой комнаты, посередине которой зимой постоянно горит огонь. В домах темно, так как строения не имеют окон, и свет может проходить только через дверь. Другое дело князья, они живут во дворцах, построенных из красивого камня, с красивыми окнами и балконами, комнаты украшены персидской живописью.

Говоря об одежде, автор описания замечает, что люди одеты очень бедно, поясняя это малочисленностью овец, из шерсти которых делаются одеяния. "Размножению же животных, дающих руно, в Одиши препятствует сырость". По наблюдению Арканджело Ламберти, главной деталью в одежде мингрельцев является веревка, которой опоясываются и бедные, и состоятельные люди.

"Высоко ценя значение веревки, они считают ее не только полезной, но даже необходимой для человека вещью, в особенности в дороге. Если он случайно хочет украсть лошадь, ему необходима веревка; если нужно сено для лошади, он должен его связать веревкой и принести; если хочет перевести лошадь через реку, он без веревки это не сделает; если на войне хочет пленить кого, он должен его связать веревкой, чтобы не убежал; если хочет наказать вора, он должен иметь веревку, чтобы связать руки и привязать к дереву".

Кроме веревки дворяне и состоятельные крестьяне носят кожаный пояс. На него навешивают различные вещи, которые могут пригодиться в дороге: саблю, кинжал с точильным камнем, сумка, где лежат огниво, кремень, сера и трут, восковую свечу, гребешок, шило, шпагат, кожаную сумку с солью и перцем. "Одним словом, у них на поясе висит целый магазин".

Итальянская зависть

"Способ судопроизводства в нашей стране (Италии) очень медлителен и полон крючкотворства. Он столько же выгоден для служащих, сколько вреден для народа. Такой порядок совершенно изгнан на Востоке, в особенности в колхидском царстве и в Грузии (Georgia). Здесь всякая, даже самая перепутанная тяжба быстро кончается, и всякий с ничтожным расходом может выручить свои деньги. Все дело в том, что к тамошним властям доступ для аудиенции не так труден, как у нас. Потому что у нас несчастные истцы не могут довести до царского уха правоту своего дела, и очень часто им выносят такую резолюцию, которая совершенно не соответствует их показаниям. Мингрельцы же могут считать себя счастливыми и тем, что их владетель во всякое время и во всяком месте готов выслушать жалобу и помочь нуждам своих подданных. Заседает ли он в совете, совершает ли он прогулку верхом, отправляется ли путешествовать, находится ли на охоте или сидит за трапезой, владетель всегда выслушает дело и оказывает надлежащую помощь. При решении дел он вовсе не руководствуется императорскими и местными законами, которые острым умом всякий может истолковать по-своему, но благоразумием, которое лежит в основании всех законов всего мира".

Дворец князей Дадиани в Зугдиди
Дворец князей Дадиани в Зугдиди

Наказание и преступление

Владетель Мингрелии никогда никого не наказывает смертью за преступление за одним исключением: если была ограблена или подожжена церковь. Арканджело Ламберти отмечает, что в Мингрелии "существует такое почитание церкви, что скорее изменят своей религии, чем оставят такое преступление без наказания". Наказания за другие преступления различны в соответствии с содеянным. Так, у воров отрезают руку, ногу или даже ухо. Убийц, совершивших жестокое убийство, лишают глаз. Если кто-то вступил в интимную связь с придворной дамой, обоим отрезают носы и заставляют их обвенчаться. Но у провинившихся всегда есть надежда на помилование со стороны князя, если будут заплачены деньги или поступит ходатайство от влиятельного лица.

Тюрем, как таковых, в Мингрелии нет. Арканджело Ламберти сообщает, что тюрьмой можно было бы назвать всю Колхиду, ибо раз ступившему на эту землю трудно выбраться отсюда. С Запада страну омывает Черное море, с Востока – Колхида окружена неприступными высочайшими Кавказскими горами, а на Севере и Юге вдоль границ Мингрелии протекают широкие глубоководные реки Кодори и Риони. Арест человека не подразумевает в Одиши заточение нарушителя в охраняемое помещение, запираемое на ключ. Когда владетель прикажет арестовать провинившегося, ему на шею накидывают железный ошейник с длинной тяжелой цепью, а ноги заковывают в тяжелые кандалы. В течение всего срока заключения арестант в знак великой печали не дает себя стричь. Этот обычай, сообщает Арканджело Ламберти, мингрельцы, вероятно, переняли от египтян, от которых произошли колхи по версии Геродота.

"Цицерон высказал то мнение, что обычаи народов и наций на земном шаре происходят от природы тех местностей, где они живут… Потому-то мы можем сказать, что воздух, вода, горы, море, леса и растения – все это влияет на нравы и обычаи людей. Так как все эти факторы в различных странах различны, мы видим различные нравы и обычаи людей. В суровых и диких местах люди тоже суровы и дики, а там, где местоположение приятное и привлекательное, там мы видим их благородными и приветливыми. Но так как Мингрелия окружена весьма суровыми Кавказскими горами и привлекательными холмами, весьма стремительными и громадными реками и прелестными ручьями, девственными лесами и хорошо обработанными полями, чистым воздухом в горах и душным на равнинах, потому-то и нравы-обычаи их различны. Как мы выше и рассказали: они и благородны и вместе с тем жестоки. Но только у них все портит море, так как вследствие удобного сообщения по нему туда прибывают различные народы, а от этих народов мингрельцы усваивают всевозможные пороки… Греки, армяне, турки, русские и абхазцы заносят сюда больше пороков, чем товаров и настолько заразили страну, что здешний народ не похож на людей, и с полным основанием можно их назвать исчадием всех пороков. От греков они усвоили коварство, от армян ложь и обман, от русских разнузданность и пьянство, от абхазцев жестокость и воровство, от турок измену…"

Тайные сокровища

Арканджело Ламберти высказывает предположение, что в высочайших горах Кавказа есть очень много золотых и серебряных рудников. "Но все это держат в тайне из боязни турок, которые из жадности к золоту могли бы покорить Колхиду. И так как они предпочитают свободу богатству, то они охотнее отказываются от золота, чем от свободы; лучше быть жалкими и бедными свободными людьми, чем сделаться богатыми рабами турок…"

Еда и традиции

Пища мингрельцев довольно скудная из-за царящей в стране нужды. Главное блюдо "гоми" – кукурузная каша. В большей части Одиши обходятся без столов, стульев, скатертей и поленец. Садятся или на землю, или на рогожу, или на ковры. Люди посостоятельнее используют длинные скамейки без спинок, на которые садятся, и точно такую же ставят перед собой вместо стола, но без скатерти. Женщины обыкновенно обедают отдельно от мужчин, но на больших праздниках женщины садятся с одной стороны, а мужчины с другой. Эта традиция жива и в XXI веке. Мингрелы едят руками, мясо режут собственными ножами. Мясо сортируют по кускам и подают его людям в зависимости от их положения в обществе. Филейная часть достается хозяину и почетным гостям, конюшему принадлежит голова, повару – почки, разводящему огонь – внутренности, другим служителям – ребра.

"Долгое сиденье за трапезой, которое у них принято, для нас, итальянцев, очень утомительно, – пишет Арканджело Ламберти, – так как мы стремимся к науке, искусству, торговле, мы скоро выходим из-за стола, чтобы заниматься своими делами. Но мингрельцы не занимаются ни наукой, ни искусством, ни торговлей и так увлекаются едой, что никак не могут покончить с ней… Часто случается, что обед начинается в полдень и к полуночи не кончается".

"Когда у нас, в Европе, женятся, главную роль у жениха обыкновенно играет приданое. Поэтому часто можно видеть, что никакого внимания не обращают ни на красоту тела, ни на старость, ни даже на низкое происхождение, если все это окупится богатым приданым. Вообще люди думают, что всякие недостатки покрываются золотом и серебром. Поэтому-то часто прельщенные богатством приданого вельможи себя унижают, и красивые юноши женятся на некрасивых и беззубых старухах. В Колхиде этого не бывает, потому что там нет того обычая, чтобы жена приносила мужу какое-либо приданое. Мингрельцы ищут в жене, прежде всего, физическую красоту, благородное происхождение и хороший нрав. Взамен этого жених должен принести родителям жены большие и богатые подарки… Все эти подарки состоят из коров, быков, или лошадей, или рабов и тому подобного". В день свадьбы после обряда венчания устраивается торжественный пир – вся ночь проходит "за едой, питьем и пением".

Фонтан на территории дворца князей Дадиани, Зугдиди
Фонтан на территории дворца князей Дадиани, Зугдиди

Война как привычка

"Война — общее явление у всех народов мира, у мингрельцев вошла, так сказать, в привычку, и настолько они привыкли к употреблению оружия, что родители совсем маленьких детей берут на войну и заставляют их переносить все лишения ее, — описывает свое наблюдение итальянский землепроходец. — Всякий постоянно держит в своем доме все необходимое для войны. Лучшую лошадь никогда не загоняют до усталости, если не по случаю войны; лучшую провизию также хранят для этой цели; все оружие держат наготове… Когда ложатся спать, то копье, меч, щит, шлем и нарукавники лежат у изголовья… В Одиши ни важные дела, ни высокое звание, ни болезнь никого не освобождает от военной службы… Колхида так мало известна, что, пожалуй, никто не поверит, если скажу, какое отборное и многочисленное войско она может выставить. В самое короткое время соберется тридцать тысяч воинов, все верховые, хорошо приученные и хорошо владеющие оружием… Не думаю, чтобы где-либо войско выходило на войну так образцово снаряженное, как мингрельское. Роскошная одежда так блестит, как нигде в другом месте…"

Торговый путь

В Мингрелии в разное время года в разных местах проводились торговые ярмарки. Люди собирались на несколько дней, устраиваясь в открытом поле, кто в шалаше, наспех изготовленном, кто под деревом. Народу собиралось много, бывало и до двадцати тысяч человек. Ярмарку обычно открывал владетель, и затем начинались торги, весь товар распродавался за два-три часа. Вернее, товарами обменивались и редко покупали их за деньги. Стоимость товара определялась числом невольников, лошадей, быков и коров, железа и меди, в качестве разменной монеты служили ножи, иголки, свечи, соль.

Ежегодно к берегам Мингрелии приходили торговые корабли из Турции. Из Константинополя в Одиши турки везли ковры, одеяла, шерсть, кожу, шали, сукна, конскую упряжь, луки и стрелы, железо, медь, котлы, ножи, соленую рыбу, икру, сахар, соль, перец. Увозили от мингрельцев мед, воск, шелк, шкуры быков, куниц и бобров, пальмовый лес, невольников. На пальмовом лесе, который, в основном и везут, турки получают прибыль в десятикратном размере, отмечает автор "Описания Колхиды…".

"И на другие товары получают большую прибыль, в особенности за рабов, – пишет Арканджело Ламберти. – Так как невольники мало весят, то всех, сколько их получают, помещают на корабль. Мингрельцы охотно продают невольников, так как за одного невольника получают все, что им необходимо для дома. Весьма печальная картина, когда видишь, как хозяева-христиане ведут продавать туркам сотню христианских детей. Как только турки купят их, тотчас же переодевают их в турецкие костюмы и в знак принятия ложной веры заставляют поднять указательный палец, а затем вынуждают их отказаться от христианской религии и учат правилам и обрядам турецкой религии. Все это делают они на глазах христиан и в христианской стране, прежде чем отправиться в Константинополь. Это делают также с женщинами; при покупке их турки не жалеют денег, лишь бы они были красивы. Мингрельские женщины большею частью обладают редкой красотой… Покупают также и взрослых мужчин. Мингрельцы продают их в наказание за преступление и в особенности воров".

Карта Мегрелии приблизительно в середине XVII века, составленная Арканджело Ламберти
Карта Мегрелии приблизительно в середине XVII века, составленная Арканджело Ламберти

Комментарий к фото:

Арканджело Ламберти составил карту Мегрелии приблизительно в середине XVII века и опубликовал ее в вышедшей в Неаполе в 1654 году книге "Описание Колхиды, называемой теперь Мингрелией".

На карте в секторе Кодори (тогдашняя граница между Абхазией и Мегрелией) – Ингури обозначены следующие топонимы и гидронимы: Дранда, р. Кодори (Коракс), Сатамашия, Цкургили, Мармарис Кари (совр.Мармар-Абаа), Мармарисцкали, Пшия (совр. Пшап), Горда, Ткваджа (совр. Ткварчели), Дгвана, Питаури, Тарсура или Моквисцкали, Илори, Меркула, Галидзга, р.Галис, Мокви, Тилити, Олуще, Марцхули, Пуцкури, Лимори, Аперзоли, Наугилери, Гуда, Тобацкари, Цимури, Субеиши, Гагида, р.Окуми, Папати, Занари, Сачино, Царче, Бедия, Аркама, Чхортоли, Жирпиджи, Цеиши, Сатанджо, Суджуна, Гогиели, Шешелети, Квити, Генати, С,амхари, Ципурия, Сида, Кадари, Баргеби, Эрицкари, Набакия, Лета, Анаклия, т.е.Гераклея,Енгури.

Все названные топонимы и гидронимы являются грузинскими. Только один, горный топоним "Агу", может быть, имеет связь с апсуйским языком, топонимы "Легионы" и "Тиркару эмпориум" – латинские и означают соответственно – "Войско" и "Турецкий рынок"; "Армен" – возможно, означает "Армянская колония".

На карте отмечено построенное Леваном II Дадиани (1611 —1657 гг.) оборонительное сооружение с надписью "Murus sexginta millihus Passum ad coeveendos Abascoru incursus" – "Стена (длиною) в шестьдесят тысяч шагов (воздвигнутая) для приостановления набегов абхазцев".

Темы:
Знаменитости в Грузии (59)

По теме

Великие в Грузии: Император Николай I
Великие в Грузии: братья Сименс
Пьер Ришар и "1001 рецепт влюбленного кулинара"
Великие в Грузии: Джон Стейнбек


Главные темы

Орбита Sputnik