11:51 13 Декабря 2019
Прямой эфир
  • EUR3.1900
  • 100 RUB4.5362
  • USD2.8661
Дом умело маскируется в зелени

Революционная архитектура усадьбы Анны Мадатовой в Тбилиси

© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Прогулки по Тифлису (117)
2835150

Колумнист Sputnik Екатерина Микаридзе рассказывает о необычном доме на улице Чонкадзе - он принадлежал Анне Мадатовой

Дом Анны Мадатовой в самом начале улицы Чонкадзе, бывшей Гудовской, пожалуй, самый приметный на этой улице, не считая особняка мадам Бозарджянц. Если особняк табачников, построенный по проекту Михаила Огаджанова, является олицетворением элегантной утонченности, то у мадатовского дома, построенного по проекту того же архитектора, прямо-таки революционная архитектура. Михаилу Огаджанову пришло в голову построить дом на возвышении, а лестницу к нему прорубать прямо в скале.

Дом Анны Мадатовой, Чонкадзе 4
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дом Анны Мадатовой, ул. Чонкадзе 4

Росписи, короны и другие находки тоннеля

Входная дверь в тоннель была когда-то деревянной, но со временем, видимо, сильно обветшала и ее поменяли на строгую, железную. На пороге мозаичная надпись на латыни – SALVE – что значит "приветствие".

Приветствие вас встречает почти в каждом сололакском доме
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Приветствие вас встречает почти в каждом сололакском доме

Дорога до парадной дома кажется хмурой и неприветливой. На деле оказывается еще и полной неожиданностей. К тому же, местами таких занятных неожиданностей, что добравшись до верху, ты уже морально готов ко всякому. Будь то встреча со злой собакой или старинная мебель в кромешной тьме парадной. Но об этом позже.

Вначале пронзительное одиночество лестницы в скале наводит даже на некоторое уныние. Ну, смотрите, идешь по широким однообразным ступеням. Глаз, сколько видит, картина все та же, не меняется. Сбоку высокий лестничный бордюр, из мрамора, кстати. Над головой тоннель с обвалившейся штукатуркой. Да что там штукатурка, когда вся металлическая конструкция прорубленного в скале тоннеля торчит навыворот.

Свет в конце тоннеля
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Свет в конце тоннеля

Но вот преодолен первый лестничный пролет. И уныние сменяется приятным удивлением. Над головой нечто, похожее на арку. С лепниной по бокам. Направляю объектив на эту красивую лепнину и вдруг замечаю настенную роспись. Грубая штукатурка, которой тут покрыты стены, осыпалась и обнажила настенный рисунок. Стена сплошь из насечек, которые делают для получения ровной, отштукатуренной поверхности. И эти насечки на настенных рисунках! Ребят, да вы вандалы! Это не просто смена модерна на конструктивизм, последовавшая за сменой политического строя, это тихая война, объявленная прошлому и истории.

Одолели тоннель. Прямо - выход на террасу
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Одолели тоннель. Прямо - выход на террасу

Жизненная цель у этих парней была такая. А рисунки, сделанные на стенах более ста лет назад, выжили всем смертям назло. Пережили одну политическую систему, другую, и будут жить и дальше. Если только мы не убьем их своим равнодушием и бездействием. Эту же красоту восстанавливать надобно!

Роспись относительно в нормальном состоянии
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Роспись относительно в нормальном состоянии

Расставшись с находкой, продолжаю путь вверх. Стены пестрят названиями известных музыкальных групп и исполнителей. С правой стороны по бордюру бежит труба. И ввиду того, что она не может повторять форму лестничного зигзага, ей придумали опору – пару досок. Позже соседи объяснили, что по этой самой трубе спускалась вода в магазин, что рядом с домом. Потом магазин переделали в мастерскую по обработке неизвестно чего. Ни владельцев, ни рабочих я в тот день там не видела. Магазин упразднили, а труба так и осталась лежать, смущая своим одиозным видом непрошеных гостей вроде меня. Ну вот и забрезжил свет в конце тоннеля.

Рассматривать эти росписи можно, кажется бесконечно
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Рассматривать эти росписи можно, кажется, бесконечно

Перед окончательным рывком беру тайм-аут – торможу на очередной площадке. Глаз нечаянно выхватывает из выбеленных стен деревянные короны. Точнее, окна в форме корон. Окна задумывались как дополнительный источник света. Когда этот источник обесточили, заложив кирпичами, неизвестно. Грустное зрелище, признаюсь, и символичное.

В прошлом окно в тоннеле
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
В прошлом окно в тоннеле

В угоду лишним квадратам, жители старинных домов, которые вселялись в дома после их национализации, ограничивали доступ солнечного света в парадные. И задуманные как светлые, полные жизни дома превращались в мрачные склепы. В основном, свет проникал в тоннель через большие окна над входной дверью. Нижние окна передавали световую эстафету верхним. Кстати, в ночное время, судя по всему, в тоннеле кромешная тьма. Сами жители дома уже давно не пользуются тоннелем. Все дело в оригинальном проекте дома. Они добираются до своих квартир, минуя тоннель с бесконечными лестницами. Дом находится на улице Гергетской, а с Чонкадзе связывается тоннелем – главным входом.

Жаль, но парадной давно не пользуются
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Жаль, но парадной давно не пользуются

Фламенко в заброшенной парадной

Выбравшись из тоннеля, оказываюсь на небольшой площадке. Впереди вход в парадную дома, за спиной выход на террасу. Дом Анны Мадатовой построен на стыке столетий, в 1902 году. Он смахивает на человека, в котором намешано так много кровей, что даже трудно определить, на кого же он похож сильнее всего. В нем присутствует и модерн, и классицизм, и фахверк.

Помните, как выглядят симпатичные немецкие дома? С контрастом темных вертикальных балок на фоне белого дома? Ну вот, особняк Мадатовой тоже немного немецкий. Первое, что бросается в глаза в парадной этого дома, так это лестница. Под лестницей небольшая площадка, которую жители используют, по всей видимости, в качестве подсобного помещения. Рассмотреть это удается только с третьей попытки. Сенсорное освещение, установленное над дверью в квартиры, постоянно гаснет. Любопытство гонит вверх.

Парадная. Первый этаж
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Парадная. Первый этаж

Ух ты! Ничего подобного я не видела! Так тем и ценен Тифлис! Сколько брожу по старым домам, ни одного повторения не встречала. Через один пролет площадка с эркером. Как и полагается, в нем длинные рамы со стеклами. Но сквозь них не видно ни зги. На них, видимо, налет какой-то непроницаемый от времени. Еще лестницы. На них изящные перила. Будто это вовсе и не перила, а застывшие в страстном фламенко руки.

Окно в парадной
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Окно в парадной

Взобравшись на самый верх, нахожу старинную мебель. Притом, шкафы стоят как-то вразброс. Элементы интерьера разбросаны по площадке, как вылетевшие невпопад слова. Жители дома не пользуются этой территорией, ходят не через парадную в свои квартиры, а через двор. Почти у каждого теперь есть отдельный выход на улицу, минуя главный вход. И решили использовать парадную как чердак, завалив его ненужным хламом.

Шкаф-инвалид
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Шкаф-инвалид

Передвигаться крайне сложно еще и по причине отсутствия на втором этаже освещения. Приходится проявлять чудеса изобретательности, чтобы зафиксировать настенную красоту здешних мест и расписной плафон над головой.

Плафон в плохом состоянии
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Плафон в плохом состоянии

Большевистская элита, злая собака и светлый путь

Нащелкав кадров, выхожу на террасу. Вид отсюда открывается знатный. С этим расчетом и строили дом на возвышении.

Выход из дома на террасу
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Выход из дома на террасу

Меряю шагами сад перед домом: эркеры, резные балконы, отдельная башенка со склонившимся набок от времени шпилем. Ба! Так это ж целая усадьба! Респект взыскательному вкусу мадам Мадатовой и таланту Огаджанова, у которого что ни дом, то произведение искусства. Но, в отличие от верхнего особняка Бозарджянц, усадьба Мадатовой укутана в листву доверху, по-пуритански. Чтобы надежнее скрыть "морщины", отложившиеся со временем на облике.

Фиксируем усадьбу с террасы
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Фиксируем усадьбу с террасы

- Год назад в нашем дворе проходил концерт – знаете, наверное, все лето в тбилисских дворах проходят музыкальные концерты, - рассказывает мне жительница дома с первого этажа Нана. – И вот тогда на нем присутствовал и председатель правления – гамгебели. Пообещал, что постарается включить наш дом в список нуждающихся в незамедлительной реставрации, - продолжает Нана. – Ничего не изменилось с тех пор. Я сама тут живу более сорока лет, но за это время ни одного гвоздя не было прибито в этом доме. Знаю, что здесь после смены власти поселили партийную элиту, - меняет тему Нана. - По этому определению сюда попал и мой свекор.

О партийных в прошлом родственниках - большевиках и коммунистах - говорить сегодня непопулярно. У собеседников сразу меняется тональность. В общение вкрадываются и неуверенность, и сожаление, и попытка оправдать. А что, если он верил в светлые идеалы коммунизма? Искренне верил, не за деньги, не из страха. А по совести и принципиальным убеждениям…

Я бы не стала отказаться от использования такой парадной
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Я бы не стала отказаться от использования такой парадной

- А как вы зашли к нам во двор? – будто спохватывается Нана.

- Через главный вход, по тоннелю.

- А выйти во двор вы не испугались? – продолжает Нана уже с улыбкой. - У нас тут собака живет, всех без разбора кусает.

"Так предупреждение о злой собаке, которое встретило меня в качестве трофея по преодолению тоннеля, оказывается, не фикция", - замечаю я про себя. Хотя, допусти я на один момент, что во дворе и в самом деле живет злая собака, меня бы это все равно не остановило. Безумству храбрых покоряются не только моря, но и собаки, кошки и вся остальная живность.

Сложно пройти мимо, не залюбовавшись
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Сложно пройти мимо, не залюбовавшись

- Видите, в каком состоянии шпиль башни? – продолжает Нана. – Вам нужно снять его с Гергетской, с задней стороны дома совершенно другой вид и проще подобраться к этому шпилю, чтобы сфотографировать.

Я обещаю Нане, что сниму шпиль именно с того ракурса, с которого советует мне она. Но для того, чтобы попасть туда, нужно пройти мимо будки кровожадной псины.

- Я вас проведу, чтобы она вас не тронула, - вызывается в телохранители Нана и ведет меня через весь двор к воротам на улицу.

Пес, зарекомендованный как злостный хулиган, предается полуденной неге. Нехотя отрывает от земли голову, когда мы проходим мимо, и равнодушно провожает нас взглядом.

Дворик со стороны улицы Гергетской
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дворик со стороны улицы Гергетской

Едва расстаюсь с Наной, как знакомлюсь с туристкой, снимающей квартиру в этом доме.

- А вы местная, да? – спрашивает вышедшая на веранду женщина. – Мы из Казахстана приехали к вам, - продолжает словоохотливая женщина. – Потрясающий город. И дома старинные у вас просто чудесные!

- Нам бы их еще отреставрировать, чтобы сохранить для будущих поколений.

- Да, достучаться до власти, чтобы выделила средства на ремонт – это сложно, - соглашается туристка. – Но лично для меня самое ценное - ваше трепетное отношение к истории. Вы стараетесь подкрасить, подлатать, сохранить в первозданном виде и гордитесь стариной. И еще знаете, я заметила, как жители города относятся к бездомным собакам. Заботятся о них, подкармливают. И я для себя сделала вывод – у вас и к животным, и к людям отношение другое, гуманное. Вам для сравнения нужно к нам приехать, и вы поймете, что ваша страна по всем параметрам идет по правильному, светлому пути…

Темы:
Прогулки по Тифлису (117)

По теме

Дом с клетчатой лестницей - обаяние тбилисской старины
Тбилисские балконы и веранды – сцены из городской жизни
Дом со свечами на тифлисской Уолл-стрит: как рушится история города
Тайные вибрации дома на Табидзе
Теги:
Туризм, Тбилиси


Главные темы

Орбита Sputnik