16:21 13 Августа 2020
Прямой эфир
  • EUR3.6237
  • 100 RUB4.2107
  • USD3.0785
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Прогулки по Тифлису (141)
149530

Колумнист Sputnik Екатерина Микаридзе в рамках проекта "Прогулки по Тифлису" рассказывает о судьбе удивительного дома, с почти вангоговской эстетикой и, как всегда, с грузинской душой, который построил известный тифлисец, архитектор Михаил Оганджанов

Изучал ли кто-нибудь когда-либо природу зарождения высоких чувств? Нет, я конечно понимаю, что объяснить сие таинство все равно, что рассказать доподлинно о зарождении на земле жизни. Но, может все же существуют какие-то механизмы, рефлексы, законы тяготения, в конце концов! Те самые, согласно которым человек проникает в твое сердце и, отхватывая огромную территорию, прочно в нем поселяется.

Дом, который не отпускает — история одного особенного здания в Тбилиси >>>

Если бы удалось найти такую универсальную формулу, то нашлись бы и ответы на многие другие вопросы. Например, почему мимо одних домов мы равнодушно проходим, а мимо других - останавливаемся, как вкопанные. А налюбовавшись внешними параметрами, стремимся попасть внутрь. Нам хочется понять, из чего собственно сотворен этот персонаж. И ведь к каждому персонажу нужно еще подобрать ключ. В случае с домами комбинацию цифр.

Ключ к сердцу дома

Открою секрет: иногда для того, чтобы попасть в парадную дома, я топчусь вокруг него долгое время. Выйдет же кто-нибудь оттуда, ну, или войдет. Дождалась и в этот раз, захожу.

Подсолнухи опрыскали из лучших побуждений
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Подсолнухи опрыскали из лучших побуждений

Замок на входной двери красивый, но не старинный, а всего лишь стилизованный под старину. Стоя перед фасадом дома, я все ломала голову над тем, что это за цветы использованы в наружном оформлении дома. Вроде бы и подсолнухи, но довольно невнятные. Можно и с незабудками спутать.

Гостиничная, Эриванского, Ленина, Свободы – место, где пересекаются поезда истории >>>

И только добравшись до лестниц, я убеждаюсь, что то были все же подсолнухи. Лестничные ограждения щедро усеяны этими солнечными цветами. Кто-то из лучших побуждений покрасил цветы золотой краской. От этого они приобрели немного вульгарный вид. Но не потеряли изящества. Как говорится, настоящую красоту дурным нарядом все равно не скроешь.

Дом с подсолнухами живет на улице Мазниашвили 16
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дом с подсолнухами живет на улице Мазниашвили 16

Дом принадлежал одному из самых известных тифлисских архитекторов Михаилу Оганджанову. Описывая дома, построенные по проекту этого талантливого градостроителя, я часто задавалась вопросом, как же выглядел дом, в котором жил сам архитектор, подаривший городу такие замечательные строения. Жаль, что ни у кого не можешь спросить, а не любил ли, случаем, Михаил Оганджанов живопись Ван Гога. Подсолнухи на фасаде, подсолнухи в парадной.

Маленькие тайны большого здания на углу - история загадочного дома Мелкумова >>>

Дом построен в начале XX столетия. Парадную капитально ремонтировали в конце 60-х, как мне поведал один из соседей. Тогда-то и закрасили рисунки в парадной. Но вот укрепляли ли фундамент, большой вопрос.

Ходить тут нужно осторожно. Деревянное покрытие полов давно просится на пенсию
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Ходить тут нужно осторожно. Деревянное покрытие полов давно просится на пенсию

Поднявшись и походив по веранде второго этажа, я решила спуститься во двор. Он такой крохотный, что кажется, если раскроешь руки и разведешь их, то упрешься обеими в противоположные стены. На первом этаже проход к воротам в тоннеле так уютно обустроен, что я на минуту застываю в нем. Чья-то заботливая рука расставила тут и горшки с цветами, и кран смонтировала, и дверь красиво оформила. Стучу в эту самую дверь. В дверном проеме появляется лицо милой и симпатичной женщины.

- Ой, вы меня извините, у меня ребенок маленький, вы бы не зашли к нам на минутку, - с улыбкой приглашает Елена.

Есть дверь с сохранившейся старой ручкой
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Есть дверь с сохранившейся старой ручкой

В глубине уютной комнаты мужчина покачивает в коляске младенца, здороваемся. Я присаживаюсь и спрашиваю, давно ли они живут в этом доме.

- Мы относительно новые жители этого дома, лет, наверное, 20 живем тут. Дом, конечно, как и все старые дома, нуждается в реставрации. Он построен, насколько известно, в конце XIX века, и укрепить его не помешает. Но там такая бюрократическая канитель со всем этим. Все это делается по принципу софинансирования. А тут вряд ли найдутся средства у жителей дома. Мы три месяца назад написали заявление. И раньше обращались, лет, наверное, 10-15 назад.

Теперь уже и не понять, какими были родные ворота
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Теперь уже и не понять, какими были родные ворота

- У нас были такие красивые ворота, - подключается к разговору супруг Лены. – Даже из Армении приезжали и фотографировали их. Но были они в ужасном состоянии. Мы с соседями как-то подсчитали, сколько нам понадобится на реставрацию, и поняли, что на собственные деньги нам их не отреставрировать. И обратились за помощью в мэрию. Лучше бы мы этого не делали. Потому что мэрия сняла старые ворота, но вместо того, чтобы их реставрировать, поставила новые, далеко не такие роскошные, как родные.

Окно с нимбом и подсолнухами
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Окно с нимбом и подсолнухами

- У нас во дворе живет один сторожил, он знает больше всех нас об этом доме, - вспоминает Лена и показывает, как пройти к Роберту.

Формула долголетия

Самого давнишнего жителя дома я вылавливаю аккурат на лестницах. Роберт высокий, пожилой мужчина. Как сам признается, ему за восемьдесят, но назвать стариком просто язык не поворачивается. И это несмотря на палку, на которую он во время ходьбы опирается. Так бывает, в уже немолодом теле - молодой дух. Ни бодрости Роберту не занимать, ни ясности ума. Да и с памятью никаких проблем. Таких людей поймаешь в сети и отпускать не хочется, все кажется, вот сейчас он секретом своего душевного долголетия поделится.

Крохотный двор
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Крохотный двор

Мы с Робертом выходим на открытую веранду второго этажа. Погода стоит хорошая. Солнце ласково скользит по нашим лицам.

- Вы думаете, как дожил я до 81-го года? У меня вот здесь кольца висели – показывает Роберт на потолок веранды. - А здесь, на полу лежали гантели (Роберт мастер спорта по боксу). – Если бы не ноги, летал бы, как птичка. Взял палку, на которую опиралась моя жена, два года как ее уже нет. Хожу, не поддаюсь болячкам. Вот за хлебом спустился.

Дому не помешала бы основательная реставрация
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дому не помешала бы основательная реставрация

Роберт с семьей поселился в этом доме в 1962-м году. Он застал еще росписи на стенах, которые были в парадной. В конце 60-х в доме делали капитальный ремонт и прощай росписи. Все замалевали. Но реставраторы при желании смогут почистить.

- Я жил с отцом и матерью, жил вот тут на втором этаже. У нас была одна маленькая комната. Соседи дали еще в пользование кладовку, тесно же было.

Не ровен час получить штукатуркой по голове на веранде
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Не ровен час получить штукатуркой по голове на веранде

В это время со двора раздается голос Лены со двора, у которой я гостила полчаса назад.

- Батоно Роберт, вас тут девушка искала! - кричит она. Веранда завешена бельем и ей не видать нас с первого этажа. Мы прячемся за знаменами из полотенец. Роберт, опираясь на свою палку, выглядывает из-за полотенец, благодарит и говорит:

- Да-да, мы уже тут, встретились, я вот ей рассказываю, что там, где вы сейчас живете, была в те времена конюшня.

Врагу не сдается наш гордый варяг - это о времени собственно
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Врагу не сдается наш гордый варяг - это о времени собственно

- Да что вы! – смеется Лена. – Теперь будем знать, спасибо за ценную информацию. Лена скрывается у себя в доме, а мы с Робертом продолжаем беседовать.

- На третьем этаже там, где я сейчас живу, жила племянница архитектора Михаила Оганджанова. Я как-то подружился с их семьей. Она мне и рассказывала о том, что по правую сторону на первом этаже жили извозчики. У хозяев было 2 фаэтона и стояли они во дворе, только двор тогда был намного больше.

Укращенная химера
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Укращенная химера

По словам моего собеседника, семья владельца дома жила на втором этаже, а на третьем жила прислуга дома.

- Надо же, как жаль, что я больше тогда тетю Соню не расспрашивал. Знаете, мне это вообще было неинтересно, - продолжает Роберт диалог. Просто память была хорошая и многое из того, что она мне рассказывала, запомнил. Наша семья дружила с ними. С ее супругом сиживали вот прямо тут. У нас здесь очень часто застолье устраивалось. Я работал на кондитерской фабрике в 70-е годы механиком. Ну мне и давали традиционный паек – коньяк, масло, яйца, ликер, само собой, конфеты. В общем, и алкоголь и закуска у меня всегда были в наличии.

Вольная импровизация на тему - выкраивание полезной площади
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вольная импровизация на тему - выкраивание полезной площади

- А еще у нас на втором этаже жила такая интересная особа, - с улыбкой вспоминает Роберт. - Кухня же была общей, и холодильником пользовались несколько человек. Бывает снимешь из него кастрюлю с едой, а там уже половины нет. Мы потом поняли, что это соседка еду ворует. Но, слава Богу, она продала квартиру и съехала.

Потом я женился, семья разрослась, и перешел жить в комнату Сони. В живых из их семьи, к тому времени никого не осталось.

По-тбилисски изящная лестница
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
По-тбилисски изящная лестница

Спрашиваю у Роберта о значительных событиях в его жизни, которые происходили в этом доме.

- Ну, что вам на это сказать... Тесно жили, но дружно жили.

Роберт рассказывает, что когда они с семьей переселились, газа в доме еще не было, а когда его наконец подвели, это был целый праздник.

- А сейчас внуки купили для того, чтобы отапливаться, плиты электрические, они как батареи. А они так жрут, пол зарплаты уходит на оплату счетов по затрате электроэнергии.

Из старых соседей все разъехались. Куда ему только не предлагали с удобствами переселиться, а Роберт не пошел.

За вековую жизнь у дома пояились отростки в виде балкона с правой стороны
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
За вековую жизнь у дома пояились отростки в виде балкона с правой стороны

- Родные улицы, родные люди… Лучше я в одной комнате буду жить. Район не хочу менять. Все те, кто хоть что-то мог рассказать вам про этот дом, ушли туда – говорит Роберт, многозначительно кивая головой. – А там же вы их не будете беспокоить, - улыбается мой знакомый.

Я желаю ему крепкого здоровья и сбегаю по лестницам с подсолнухами вниз. Входную дверь в парадную не захлопываю, а всего лишь прикрываю. А вдруг кому-то, как мне, захочется полюбоваться "внутренним" миром этого персонажа.

Темы:
Прогулки по Тифлису (141)
Теги:
Грузия, Тбилиси


Главные темы

Орбита Sputnik