17:00 01 Августа 2021
Прямой эфир
  • EUR3.7174
  • 100 RUB4.2829
  • USD3.1244
Новости
Получить короткую ссылку
Прогулки по Тифлису (176)
1231150

Иногда историей "пахнут" не только дома, но даже комнаты и стены, хранящие загадки и тайны целых поколений. Об одном таком уникальном месте читайте в новом материале "Прогулок по Тифлису"

В былые времена в этот дом ходили за счастьем. Счастье бывало мужского рода и женского. Загодя никто о поле ребенке не знал, не было тогда таких технологий. Парам, ну или женщинам просто говорили – у вас будет ребенок. И в стенах этого дома начинался новый отсчет времени.

Иван Георгиевич Каламкаров
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Иван Георгиевич Каламкаров

Но, честно говоря, глядя на фотографию владельца дома доктора медицины Ивана Георгиевича Каламкарова, думается, на такого красавца можно было и просто приходить смотреть, без какой-либо особой надобности. По молодости он был внешне чем-то похож на другого всемирно известного врача, прославившегося литературной деятельностью, Антона Павловича Чехова. Только был по-кавказски жгучее и привлекательнее писателя.

Дом, который построил Каламкаров

Иван Георгиевич Каламкаров был изначально военным врачом. Родился в 1875 году, окончил медицинский факультет Московского Университета. Куда его только судьба не забрасывала. Он участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах. Каламкаров служил младшим ординатором в госпитальной команде Тифлисского госпиталя, а в июле 1909 г. стал Надворным советником. В должности главного врача лазарета 20-й пехотной дивизии на Турецком фронте не раз участвовал в боях.

С учетом всех материалов, которые хранятся в этом доме, можно открывать музей
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
С учетом всех материалов, которые хранятся в этом доме, можно открывать музей

Так, в начале 1915 года, во время того, как сопровождал транспорт с ранеными в тыл, попал в засаду. Вместе с бывшими с ним лекарем и фельдшером, а также 20 ездовыми, вели трехчасовой бой и дождались подмоги. За боевые заслуги в этом и других сражениях, Каламкаров был награжден орденом св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. В 1916 г. занимал должность главного врача 370-го Полевого Госпиталя. Иван Георгиевич работал в Ольгинском повивальном институте. И занимался частной гинекологической практикой дома.

В этой династии почти все выбирали медицину
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
В этой династии почти все выбирали медицину

Семья Каламкаровых изначально жила в районе Серебряной улицы. Но дети росли, и с годами отец большого семейства решил обеспечить их на будущее жильем. Строить дом решил в по тем временам новом городском районе Сололаки, на улице Вознесенской. Так почти в самом начале улицы в 1885-а году и возник трехэтажный дом, в котором поселилась трое детей Георгия Артемовича Каламкарова.

Дом Каламкаровых
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дом Каламкаровых

Дом распределили между детьми следующим образом – весь третий этаж достался Ивану, на втором этаже поселился с семьей второй брат Николай, а сестре Марии доставался боковой флигель. После революции, как и положено было, все имущество отходило народу, дома превращались в коммунальное жилье. Каламкаровых ущемления в правах коснулись в наименьшей мере, супруга Лаврентия Берия была пациенткой Каламкаровых. Возможно, данное обстоятельство в какой-то мере помогло избежать последствий.

У Каламкаровых очень богатый фотоархив
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
У Каламкаровых очень богатый фотоархив

У Ивана Георгиевича в браке родились трое детей. Двое из них - Георгий и Ирина, пошли по стопам отца. Потомки третьего - Александра, живут и по сей день в этом доме на третьем этаже. У Александра был один единственный сын Георгий. Он ушел из жизни 28 лет назад. Теперь тут живут его супруга Марина и двое детей - Эка и Сандро.

Одри Хепберн и благотворительный концерт

В назначенное время я нажала на звонок. Дверь открыл самый молодой из семьи Каламкаровых, внук Александра – Сандро.  Пригласил в гостиную, заставленную старинной мебелью. Сбоку в стене старая кафельная печь, посередине стол с массивными деревянными ножками.

Я заглянула в гости аккурат во время благотворительного концерта
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Я заглянула в гости аккурат во время благотворительного концерта

Над ним тяжелая люстра, которая, вы не поверите, так же, как и сто с лишним лет назад, при определенных манипуляциях опускается и поднимается. И еще одно чудо, на стенах дома проведена наружная электропроводка и работают ретро выключатели, с вертушкой. С учетом того, что в квартире сохранились настенные и потолочные росписи, кажется, что попала в музейный павильон.

В старину выключатели были не кнопочные, а вот точно такие. Повертишь и свет включается
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
В старину выключатели были не кнопочные, а вот точно такие. Повертишь и свет включается

На стене большой комнаты висит портрет Одри Хепберн. Точнее, я думала, что это портрет известной актрисы, пока хозяйка дома Марина не просветила меня, что на самом же деле это автопортрет художницы Нелли Берая. А на диване восседает херувимом и сама грузинская Одри, которой сегодня около 90 лет. Не знаю, как выглядела бы голливудская звезда, доживи она до этих лет, но "наша" для такого возраста выглядит блистательно. В ней сохранились женственность и царская стать.

Работа художницы Нелли Берая
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Работа художницы Нелли Берая

Нелли вначале сидит на диване, потом ей предлагают присесть к столу, чтобы послушать концерт фортепьянной музыки. Концерт проходит в Германии, и слушать его придется по мобильному телефону. Но, концерт этот не простой, а благотворительный.

В прошлом журналист, проработавший на киностудии "Грузия-фильм", Нелли Берая когда-то жила в большом доме Каламкаровых. Правнучка Каламкаровых, сестра Сандро Эка частенько захаживала к соседке ребенком. И как-то раз она спросила, почему на стене висит портрет голливудской актрисы, ей так же, как мне сегодня, объяснили, что это автопортрет самой художницы. Портрет ей так приглянулся, что она подумала, обязательно когда-нибудь его приобретет.

У Нелли, которая вышивает картины из бисера и жемчуга, было двое детей. Но жизнь сложилась таким трагическим образом, что она потеряла их обоих: сына убили, дочь умерла при родах, и она осталась совершенно одна. От горя она замкнулась в себе, прекратила общаться с людьми. Но в один прекрасный день произошло чудо, Нелли начала заниматься живописью, хотя никогда до этого не увлекалась живописью.

Она начала создавать свои удивительные картины. Время шло, и, надеясь на то, что родственники в старости о ней позаботятся, она переоформила на них квартиру. А они, провернув какие-то махинации, квартиру продали. Так одна из первых красавиц Тбилиси, которую сравнивали с голливудской кинозвездой, журналистка и теперь уже художница осталась на улице. И ее соседи Каламкаровы предложили ей пожить у них в доме.

О покушении на Александра Милова и других событиях тифлисской жизни >>>

Нелли поселилась со своим псом в этом доме. Жила в нем до тех пор, пока хозяйка квартиры Марина при содействии друзей не донесла информацию о бедственном положении талантливой художницы до Патриарха Грузии Ильи Второго. С его благословения Нелли выделили жилье в гостинице при храме Святой Троицы. В гости к Каламкаровым в этот день эта удивительная женщина пришла для одного очень важного дела.

- Нелли продолжает писать картины и мечтает об издании книги о своем искусстве, - рассказывает Марина. - Но денег на это у нее нет. В детстве Эка себе пообещала, что если у нее когда-нибудь будут деньги, то она обязательно купит эту картину. И так и вышло. Она ее приобрела за 400 евро. А позже выяснилось, что Нелли хочет выпустить книгу о своем творчестве. Расходы на издание книги обходятся в тысячу евро.

Эка – пианистка, и, узнав про это, она решила организовать благотворительный концерт фортепьянной музыки. Помимо сольной карьеры и аккомпаниаторства она занимается педагогической деятельностью. Эка призналась своим ученикам, что хотела бы помочь грузинской художнице издать книгу, и спросила, хотят ли принять участие в благотворительном концерте. И дети выразили свое согласие. Прослушав полконцерта, Нелли почувствовала себя неважно и ушла.

Как закалялась пианистка

Эка уже много лет живет во Франкфурте. Консерваторию заканчивала в Тбилиси, отучившись предварительно в музыкальной школе для особо одаренных детей. А дальше приобретала знания уже за границей. Ей было 19 лет, когда она уехала из Грузии.

- Это ведь не так просто приехать в таком возрасте в незнакомый город, жить в общежитии, - рассказывает Марина. - Кто-то выдерживал трудности одиночного пребывания в чужой стране, а кто-то ломался. Чем тоньше душеная организация, тем сложнее выстоять, обрести равновесие. Но она у меня сильная девочка. – Эка была ребенком, когда ее пригласили для участия в концерте.

Играть она должна была с оркестром практически без репетиции. Мы пришли за пару часов раньше, и один из педагогов сделал ей замечание. И все, она объявила, что она не может играть. Что руки у нее одеревенели, и она ничего не помнит, и сыграть она, наверное, тоже не сможет. И тут я ей сказала – ну, хорошо, вставай, пошли домой. Она мне – как это домой?

"А вот так, ты же говоришь, что не можешь играть. Собирайся и идем домой". - "Как, мама? Люди же придут слушать, как я могу встать и уйти?"

- Ну, ты же говоришь, что не можешь. Ты нервничаешь, тебе плохо. И, единственное, что остается делать – так это уйти отсюда, потому что главное для меня - твое самочувствие. Если ты не хочешь уходить, то тогда играй! И моя девочка осталась и сыграла. Эка потом не раз вспоминала тот случай из детства и говорила мне, - а ведь если бы ты не поставила меня перед выбором, я, возможно, многого бы потом не преодолела.

Мистическая встреча с именитой бабушкой

- Ой, я вам одну почти мистическую историю расскажу, - рассказывает Эка из Франкфурта. - Как-то, будучи уже тут, я познакомилась в гостях у подруги с одной девушкой. Звали ее Майка. Честно говоря, я почти 20 лет живу в Германии, но людей с таким именем не встречала. И тут она мне рассказывает такую историю.

Мебель, принадлежавшая врачам Каламкаровым
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Мебель, принадлежавшая врачам Каламкаровым

В доме, где жил ее отец, по соседству жила известная пианистка Майка. И отец настолько восторгался ее игрой, что назвал ее после рождения ее именем. И тут я у нее уточняю, не помнит ли она случайно ее фамилии. И девушка отвечает, что точно она не помнит, но первые две буквы- ка. И тут я произношу полностью фамилию, а она кивает, спрашивая, а откуда я ее знаю. И я стою перед этой девушкой, а у меня слезы по щекам текут. И думаю о том, что моя семья нашла меня, она рядом.

Потолочную роспись можно снимать в этом квартире бесконечно
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Потолочную роспись можно снимать в этом квартире бесконечно

Эка приходится внучатой племянницей известной пианистке Марии Каламкаровой, которую называли в Германии Майкой. Мария Каламкарова родилась в семье второго брата Николая Георгиевича. Мать у нее была также пианисткой.

Ольгинский повивальный институт
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Ольгинский повивальный институт

- Каламкаровы вообще все владели игрой на фортепьяно, - продолжает Эка. И я, как бы в подтверждение этих слов, замечаю в комнате старый рояль.

- Мария Каламкарова родилась Тбилиси, но эмигрировала из Советского Союза в Германию, училась в Берлине, - рассказывает Эка. - У меня очень много ее пластинок, дневников, телефонная книжка. В одном из интервью она рассказывает, что была смуглой и скрывалась во время Второй мировой войны в городе Тюбингене, в доме одной знакомой.

Очередная роспись. А вообще, это не дом, а музей
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Очередная роспись. А вообще, это не дом, а музей

Она жила там долгое время. К музыкальной карьере Майка вернулась после войны и была почетной гражданкой Тюбингена. В мире фортепьянной музыки Майка всем известна, она была последним аккомпаниатором Федора Шаляпина. Не знаю, что стало отсчетной точкой в моем интересе к прошлому нашей династии. Но я начала копаться, искать, составлять генеалогическое древо нашей семьи. Захотелось узнать о предках больше.

Спустя некоторое время Эка откланялась, объяснив, что опаздывает на встречу, и связь с Франкфуртом прервалась.

Интерьер одной из комнат
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Интерьер одной из комнат

В комнате остались я и Марина. И вишневый пирог, призывно глядящий на меня с тарелки. В воздухе стоял какой-то пряный аромат. Я подумала было, что это выпечка источает ее. Но мы с Мариной ходили и по другим комнатам. Она показывала фотографии, документы, которые тоже сохранились, мебель. Я выходила на веранду, снимала сверху дворик. И запах этот сопровождал меня в каждой комнате.

Другие истории о загадочном и атмосферном Тифлисе читайте здесь >>>

А потом я вспомнила, как уже раз думала об этом, только в другом доме. Тоже старом и богатом историями… И поняла, у старых домов есть свой запах. Стены впитывают события, переживания, эмоции. И сохраняют их на многие года.

Темы:
Прогулки по Тифлису (176)
Теги:
Тбилиси, Старый Тифлис

Главные темы

Орбита Sputnik