08:29 24 Февраля 2019
Прямой эфир
  • EUR3.0162
  • 100 RUB4.0543
  • USD2.6598
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Патриарх Кирилл: "Бога победить невозможно"

© photo: Sputnik / Ilya Pitalev
Религия
Получить короткую ссылку
13501

Русская православная церковь на этой неделе отмечает десять лет со дня избрания патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Патриарх Кирилл в беседе с РИА Новости рассказал о роли Церкви в современном мире, о том, как за эти десять лет менялось отношение людей к Церкви и о многом другом.

— Ваше Святейшество, какие события этого десятилетия запомнились вам больше всего в жизни Русской православной церкви?

— Событий было очень много. И я боюсь, называя какие-то конкретные события, придать им значение большее, чем тем, о которых ничего не скажу. Эти десять лет были наполнены очень значительными изменениями в жизни нашей Церкви. Но когда я говорю о жизни Церкви, я имею в виду и жизнь нашего народа. В конце концов, хорошо Церковь трудится или нет, все это отображается в тех или иных сторонах общественной, личной жизни людей.

Мы не ведем никаких социологических замеров. И более того, когда нас снабжают светской статистикой, мы достаточно критически к ней относимся. Но я могу сказать из своего личного опыта — достаточно большое число людей как-то связано со мной и через переписку, и через общение. И вот я вижу, как меняется жизнь людей, их отношение к Церкви и как изменилось принципиально понимание роли Церкви в жизни нашего народа и нашего общества.

Совершенно очевидно, что эти изменения не могут не влиять на все течение нашей жизни. Ведь цель, которую ставило перед собой атеистическое отношение к Церкви, заключалась в том, чтобы превратить Церковь в гетто, загнать ее в узкие рамки, культурные и политические. Иногда это делалось при помощи силы, а иногда при помощи создания соответствующих законов, соответствующей практики отношения к Церкви. И этому были посвящены десятилетия. И что же? Ничего не получилось: сегодня никакого гетто нет. И это, конечно, наполняет душу радостью и сознанием того, что Бога победить невозможно. А Церковь есть не что иное, как то место, где люди соприкасаются с вечностью. И поэтому никакие внешние обстоятельства не могут разрушить Церковь. Я в это не просто верю, я это знаю. В том числе и по опыту своей жизни: все-таки семь десятилетий — это срок.

— А каким вы видите будущее Русской церкви и ее место в мире?

— Место Русской церкви и вообще место Церкви в современном мире невозможно оценить в социологических категориях. Нельзя сказать, что будет больше верующих или будет меньше верующих, что будет больше влияния на политику, на культуру, на общественную жизнь или меньше. Вообще, если говорить о ходе человеческой истории, которая должна ведь завершиться не видимой победой Церкви, а апокалиптической картиной, Церковь всегда идет несколько против течения.

Основным течением современной жизни является жизнь в соответствии с желаниями. Если еще грубее сказать — в соответствии с инстинктами. Эти факторы невероятно направляют личную и общественную жизнь людей. Вот мы говорим о росте потребительской психологии, о разных других негативных сторонах общественной жизни. Но все это проистекает из внутренней жизни человека. То, что происходит внутри человека, потом перекладывается на общественные отношения.

Поэтому я не думаю, что у Церкви будет какая-то такая славная история после нас. В каждую эпоху Церковь сталкивается со своими трудностями. И я не вижу никаких знаков того, чтобы этих трудностей было меньше.

— Когда вы говорите о трудностях, сразу вспоминаются последние события. То, что произошло в связи с действиями Константинополя на Украине, это раскол в мировом православии, когда точка невозврата пройдена, или некий кризис — и все еще можно исправить? Тогда как и в какие сроки?

— Точка невозврата — это небытие. У каждого из нас будет такая точка невозврата, когда закончится наша физическая жизнь. А пока мы живем, пока Церковь живет, никакой точки невозврата, конечно, не должно существовать. И я уверен, что и не будет. А вот вы употребили слово "кризис", это — правильное слово. "Кризис" — греческое слово, и одно из его значений в переводе на русский язык — "суд". Мы забываем о таком значении. А в этом смысле происходит суд — суд Божий над всеми нами. И в первую очередь над теми, кто инициирует такого рода кризисы. Со всеми этими жизненными обстоятельствами нельзя шутить. Нельзя создавать расколы. Нельзя идти против воли Божией. Нельзя, проповедуя одно и призывая людей к одному, практически делать совсем противоположное.

Вселенский патриархат давить не стал - Грузия сама примет решение по украинской церкви >>

Если это происходит в силу личной греховности человека, даже лучше сказать, в силу слабости человека (когда он устремляется к одним идеалам, а на практике получается совсем другое), то это — личная проблема. Но если церковная организация декларирует одни идеалы и ценности, если священники, обращаясь к своей пастве, учат об одном, а церковная организация начинает действовать в совершенно другой системе ценностей — то, что сейчас происходит с расколом на Украине, — это означает, что нет благодати в такой церковной организации. "По делам их узнаете их" (в Евангелии от Матфея сказано: "По плодам их узнаете их". — Прим. ред.).

Где раскол — там злоба. Мы же видим это: там захваты храмов, избиения священников. Может слово Божие, правда Божия распространяться при помощи насилия, обмана, при помощи опоры на политические силы? Может воля Божия распространяться при помощи той или иной политической партии? Да никогда!

Поэтому не нужно быть никаким провидцем — нужно просто повнимательнее посмотреть на то, что с нами происходит. И сразу будет ясно, на чьей стороне правда и где Господь.

— Что бы вы пожелали в таком случае?

— Дай Бог, чтобы Церковь, наша Церковь в том числе, хотя и Вселенская тоже, никогда бы не сошла с того пути, который Господь указал. Чтобы никакие соблазны не подвигали нас к тому, чтобы мы делали ошибки, могущие пагубно отразиться на деле человеческого спасения.

Теги:
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Правила пользованияКомментарии


Главные темы

Орбита Sputnik