04:27 20 Февраля 2019
Прямой эфир
  • EUR2.9977
  • 100 RUB4.0023
  • USD2.6498
Писатель Александр Грибоедов

Самый известный грузинский зять, или Тифлисская дуэль Александра Грибоедова

© photo: Sputnik / Vladimir Vdovin
Обзоры
Получить короткую ссылку
101080

11 февраля исполнилось 190 лет со дня гибели Александра Сергеевича Грибоедова, жизнь которого неразрывно связана с Грузией, с необыкновенно возвышенной историей его любви к Нине Чавчавадзе. Журналист Вахтанг Буачидзе рассказывает менее известную историю - о дуэли писателя с Александром Якубовичем в Тифлисе

Грибоедов – писатель, Грибоедов – композитор, Грибоедов – дипломат. Все эти ипостаси первого по природной одаренности и второго по хронологической последовательности (вслед за Юрием Боголюбским) исторического персонажа из недлинного ряда наиболее известных русских мужчин, ставших зятьями Грузии, нам хорошо знакомы. В отличие от антипатичного супруга царицы Тамары память об Александре Сергеевиче осталась самая добрая, можно сказать, бессмертная, как и предрекла Нина Чавчавадзе в эпитафии на мтацминдской могиле мужа.

Памятник Грибоедову
© Sputnik / Vladimir Umikashvili.
Памятник Грибоедову

Она не могла не влюбиться в гения, который к тому же при всей своей интеллигентской академичности никогда не был холодноумным сухарем. Тем более, в бурной молодости, пришедшейся на победную для россиян пору после недавно отшумевшей войны с Наполеоном. Служивший в Иркутском гусарском полку юный корнет Саша Грибоедов был шибко горазд на лихие тыловые эскапады: известен случай, когда он в разгар званого бала верхом на жеребце взъехал на второй этаж, а в другой раз во время торжественной мессы в польском костеле по-хулигански сбацал на органе задорную "камаринскую". Романическая тема в жизни молодого Грибоедова тоже отнюдь не была однообразно унылой.

Собственно, изначально покаянным пребыванием Александра Сергеевича на Кавказе, равно как и появлением в его судьбе Нины Чавчавадзе, мы все обязаны опять-таки женщине. Да, ей, небезызвестной балерине Авдотье Истоминой, которая, - это мы вычитали еще у Пушкина, - искусно владела своим телом и высоко закидывала ножки. Помните, в "Евгении Онегине": "…То стан совьёт, то разовьёт, и быстрой ножкой ножку бьёт".

Видимо, не всегда прима-грация исполняла свои головокружительные фуэте-пируэты только на сцене, что в общем-то и вызвало нехорошие подозрения у ее очередного на тот момент сердечного друга, кавалергарда Шереметева. Разобиженный ревнивец вызвал на дуэль нового воздыхателя балерины - графа Завадовского, которому сосед по квартире, Александр Грибоедов, сослужил нелучшую службу, доставив на дом и превратив, как бы сейчас сказали, в девушку по вызову свою близкую знакомую Дуню Истомину.

Александр Грибоедов
Александр Грибоедов

Метким выстрелом Завадовский отправил Шереметева к праотцам, а секунданты основных дуэлянтов Грибоедов и Якубович, по уговору тоже обязавшиеся выяснить отношения у барьера, перенесли свой поединок на более поздний срок. Он подоспел уже в Тифлисе, куда проездом в Персию секретарь русской дипломатической миссии Грибоедов впервые прибыл в 1818 году. Трагическая гибель Шереметева годом ранее стала для Грибоедова тем водоразделом, тем пограничным событием, после которого, выражаясь словами Пушкина, "он почувствовал необходимость расчесться единожды со своей молодостью и круто поворотить свою жизнь".

Эту жизнь в тифлисском предместье Кукиа мог оборвать будущий декабрист Александр Якубович, за скандальный бретерский нрав разжалованный из корнетов в прапорщики Нижегородского драгунского полка. Ему, великолепному стрелку, в отместку за смерть Шереметева не составило бы большого труда сполна рассчитаться с Грибоедовым. Но он намеренно целился всего лишь в левую ладонь визави-дуэлянта… И стрелял, кстати, первым. Спасибо Якубовичу за тот неточный выстрел! А Александру Сергеевичу спасибо за ответный, если он, конечно, в самом деле тоже намеренно промахнулся… Ох, Истомина, Истомина! Еще одно "шерше ля фам"!

Дальнейшая жизнь Александра Грибоедова, несмотря на иные утверждения злоречивых историков, не оставляет особых сомнений в ее благопристойности. Недоказанная связь с декабристами обернулась, к счастью, только лишь непродолжительной отсидкой на петербургской штабной гауптвахте. Скорому освобождению поспособствовала и служебная характеристика, выданная своему подчиненному генералом Ермоловым, тогдашним главноуправляющим, хозяином Кавказа. В ней коротко сообщалось, что "Грибоедов во время служения его в миссии нашей при персидском дворе и потом при мне как в нравственности, так и в правилах не был замечен развратным и имеет многие весьма хорошие качества".

Александр Пушкин на одном из горных перевалов встретил крестьян, везущих гроб. На вопрос кого везете, они ответили: Грибоеда. Это был гроб с телом убитого в Персии Александра Грибоедова.
Александр Пушкин на одном из горных перевалов встретил крестьян, везущих гроб. На вопрос кого везете, они ответили: "Грибоеда". Это был гроб с телом убитого в Персии Александра Грибоедова.

В 1829 году тот самый персидский двор ополчился против главного хорошего качества дипломата Грибоедова: принципиальная защита международных интересов России стоила ему жизни. Он защищал и защищался с клинком в руке. Но у противника клинков было больше… Душа отлетела, и то, что именно ей принадлежала оставшаяся лежать в тегеранской пыли до неузнаваемости обезображенная плоть, добрые люди определили по простреленному на давнишней дуэли мизинцу левой руки. Круг замкнулся. Получилось почти по Бодлеру: "Постижение прекрасного – это дуэль, на которой художник кричит от ужаса, прежде чем пасть побежденным".

Захоронение Грибоедова в Пантеоне
© Sputnik / Vladimir Umikashvili.
Могила Александра Грибоедова в Тбилиси

Грибоедов создал прекрасную пьесу, написал прекрасную музыку, пережил прекрасную любовь! И кто знает, если бы не тот поединок на пистолетах в Кукийской ложбине, возможно, мы бы не могли сегодня подняться на Мтацминду и поклониться праху этого замечательного человека. Хотя памятник ему – я почему-то уверен – в нашем городе все равно бы воздвигли. Каждый скульптор счел бы такое право за великую честь. В 1961 году это право досталось Мерабу Мерабишвили. И он осуществил его с честью.

Дуэль

"Сходитесь"! Начиненный местью

В руке бретёра пистолет

Ударил. Эхо над предместьем

Ударило ему в ответ.

С деревьев к небу взвились птицы,

И сквозь завесу облаков

Угадывало небо лица

Стрелявшихся озорников.

И так оно распорядилось,

Что должен был один из них,

Не нарушая Божью милость,

Оставить визави в живых.

Когда не хочется мириться,

То можно выстрелом отсечь

У человека полмизинца,

А полмизинца уберечь

От мстительного ятагана,

И по отметине такой

Найти в трущобах Тегерана

Растерзанный неупокой

Российского Вазир-Мухтара –

Посланца северной страны, -

Под смех персидского дутара,

Под плач красавицы-жены

Через восточные просторы

Перенесенного в Тифлис

И вознесенного на гору

Давида. Ныне сверху вниз

На суету взирает молча

Создатель "Горя от ума",

А сцены для "Грузинской ночи"

Допишет Грузия сама.

И среди них всенепременно

Жизнеспособность обретет

Короткая лихая сцена, -

Та, где задействован бретёр.

Он быстро подойдет к барьеру,

Исторгнет из ствола огонь

И смилостившимся манером

Прострелит гению ладонь.

Но как непобежденный витязь

В давно прошедшие года

Промолвит гений: "Расходитесь!

Спектакль окончен, господа".

Стихи Вахтанга Буачидзе

Правила пользованияКомментарии


Главные темы

Орбита Sputnik