23:36 01 Октября 2020
Прямой эфир
  • EUR3.7560
  • 100 RUB4.0976
  • USD3.2059
Обзоры
Получить короткую ссылку
Обзор СМИ (82)
93120

Колумнист Sputnik Грузии рассказывает об основных темах, которые активно освещала грузинская пресса на прошедшей неделе

В грузинской прессе промелькнул новый термин – "коронакоррупция". Тема для журналистов, безусловно, выигрышная. Только без "короны" она стара, как мир, ибо политики во все времена били себя в грудь, грозя навести порядок и, заодно, вырыть яму сопернику, но затем…

В условиях нависшего, как спрут, коронавируса термин эффектно "обновил" парламентарий Леван Коберидзе. Кстати, сам он и в "Грузинской мечте" успел побывать, и в статусе независимого депутата преуспел. А теперь вот примкнул к партии опальных банкиров "Лело". Обвинения правительству предъявлены серьезные. Мол, под предлогом пандемии оно превратило госбюджет в один из главных источников финансирования правящей партии ("Ахали таоба", 4.09).

Понятно, не напрямую. Кабмин сейчас оказывает финансовую помощь различным категориям населения. Что, казалось бы, естественно, с учетом бедственного положения многих семей, потерявших источники дохода. Однако, депутат счел, что можно обойтись без этих подробностей: он убежден, что раз правительство от "Мечты", то значит партия подкупает избирателей. Непонятно только, что он предлагает - людям не помогать? 

Рискованное дефиле по политическому подиуму

На прошлой неделе президент Грузии Саломе Зурабишвили официально объявила дату парламентских выборов – 31 октября ("Сакартвелос Республика", 1-2.09). Словно почувствовав, что время подпирает, оппозиция усилила наскоки на власть и друг на друга. Оппоненты настолько вошли в роль, что, похоже, забыли, с какой целью вообще создаются политические партии.

Тут даже посол США Келли Дегнан была вынуждена публично высказать несколько пожеланий по поводу ведения предвыборной кампании. Она, в частности, призвала партийных лидеров "ясней донести до общества свои платформы по таким вопросам, как образование, здравоохранение, оздоровление экономики после пандемии" ("Сакартвелос Республика", 1-2.09). Принимая во внимание острую, но абсолютно неконструктивную риторику споров, совет дельный. Если, конечно, не истолковывать его как вмешательство извне в выборный процесс.

Эта тема, надо заметить, все чаще болезненно муссируется в СМИ. Правда, преимущественно в виде предположений, догадок, опасений и применительно лишь по отношению к северному соседу. Деление общества на мелкие сегменты и появление все новых поводов для противостояния – как раз и есть проявление этой политики, - намекает в "Квирис палитра" (31.08-6.09) эксперт Хатуна Лагазидзе. Впрочем, винить других всегда легче. Особенно если даже прозападно настроенные националы открыто продемонстрировали, что готовы поддерживать оппозиционное единство лишь при условии, что лидерами будут они ("Алиа", 31.08-6.09).

Вдобавок, как выразилась "Резонанси (4.09), "камнем преткновения" для такого единства стала персона Михаила Саакашвили. Делая ставку на него, "Нацдвижение" лишается некоторых своих "союзников", отказавшись – теряет часть собственного электората. А тут еще экс-президент в очередной раз заявил, что приедет в Грузию и готов претендовать на кресло премьера.

"Саакашвили в 11-й раз обещает народу, что вернется", - не поленился подсчитать вице-спикер парламента от "Мечты" Гия Вольский ("Резонанси", 2.09). "Пусть, наконец, приедет, - иронизирует и оппозиционер Алеко Элисашвили, - а то все берет "разгон" – приеду, приплыву, прилечу, спрыгну на парашюте" (4.09)…

Язвительно и игриво обрисовал обстановку в оппозиционном стане эксперт Гия Хухашвили. Партии напялили на себя коротенькие платья и дефилируют по подиуму, кокетничая одновременно и с Бидзиной, и с Мишей. Но Бидзина риску получить непонятный полуфабрикат наверняка предпочтет готовый товар после выборов ("Ахали таоба", 2.09).

Не грозит ли нам "вторая волна", а вслед за ней "девятый вал"?

Борьба за место под солнцем и острая политическая риторика не затмили собой потенциальную угрозу второй волны пандемии. Дело лишь в восприятии. У оппозиции, утверждающей, что ситуация нагнетается искусственно, это один из главных тезисов в ходе критики власти. Но если оставить в стороне конъюнктурные моменты, насколько все действительно серьезно?

С детальными прогнозами лучше пока повременить, хотя одно очевидно: население успокоилось и расслабилось. Ситуация в Грузии не критическая, и люди перестали бояться и строго блюсти правила. Пока на уровне "девятого вала" опасности нет, но признаки "второй волны" уже дают о себе знать. В отеле Dreamland в Чакви коронавирус был установлен у одного из участников медицинской конференции. 900 постояльцам проведен PCR-тест. В Тбилиси в тот же день заразились два продавца продовольственного магазина ("Сакартвелос Республика", 3-4.09).

В один из последних дней число инфицированных за сутки достигло почти рекордной отметки – 38 человек. Из них 22 случая пришлось на Батуми. К счастью, источник был оперативно выявлен, и он оказался единственным – кондитерская "Дона" ("Резонанси", 3.09). Однако над едва-едва зашевелившимся местным туризмом опять нависла реальная угроза. В Батуми было отменено несколько крупных мероприятий. Многие желающие отдохнуть на море сдали билеты…

Рассматривая условия, при которых могут быть возобновлены ограничения и введен карантин, газета подчеркивает, что на данном этапе вопрос этот не стоит. Тем не менее, назрела необходимость усилить контроль за соблюдением регуляций и повысить гражданскую ответственность (3.09). Что, кстати, не мешало бы сделать гораздо раньше.

Кто кому не доверяет

Вопрос гражданского поведения актуален и для многих других сфер. Особенно при обеспечении правопорядка, законности, укоренении объективности в судопроизводстве. Не будем отрицать, в Грузии стало тривиальным высказывать недоверие по отношению к следственным и судебным органам. Но мало кого смущает, что недоверия не так уж редко заслуживают и показания обвиняемых, пострадавших, поведение их адвокатов и свидетелей.

Правоохранительные органы, сообщает "Ахали таоба" (4.09), задержали за дачу ложных свидетельских показаний журналистку Веронику Арония. Она явно слукавила в нашумевшем деле об убийстве Георгия Шакарашвили, желая привлечь к себе публичное внимание и продвинуть карьеру. Подобные разоблачения, признаться, крайне редки. Факт почти эксклюзивный. Хотя, как показывает практика, именно в погоне за эксклюзивом пресса и телевидение достаточно часто хватаются за непроверенные сведения.

Не говоря уже о трактовке и приоритетах. Согласитесь, на фоне зверского убийства 19-летнего футболиста не совсем корректно, например, выглядит вынесенная в заголовок фраза о том, что у одного из обвиняемых по этому делу в тюрьме пропала… старая одежда. Но, как видно, чего только не сделаешь ради падкого на сенсации читателя ("Ахали таоба", 2.09).

Мать девушки-программиста Тамар Бачалиашвили постоянно выдвигает новые версии ее гибели. Несмотря на отсутствие каких-либо доказательств, они охотно тиражируются. И если отчаявшуюся женщину, потерявшую дочь, можно понять, то пресса, безусловно, обязана быть разборчивей.

Между прочим, последнее обвинение, касающееся причастности Грузии к поставкам оружия для Карабахской войны, которые, якобы, расшифровала программист ("Ахали таоба", 1.09), вызвало нездоровую реакцию у некоторых армянских коллег ("Резонанси", 2.09). В принципе, ударив по престижу нашей страны…

И это когда прогнозы экспертов и аналитиков на будущее, в целом, не самые многообещающие. Один из лидеров оппозиционного движения "Сила в единстве" Давид Кацарава даже посочувствовал Бидзине Иванишвили: "На его месте я бы не захотел одержать победу в этих выборах" ("Ахали таоба", 3.09).

Правда, никто из его коллег и единомышленников от участия в них пока не отказывался…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Темы:
Обзор СМИ (82)


Главные темы

Орбита Sputnik