15:18 16 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR3.8492
  • 100 RUB4.4160
  • USD3.1751
Обзоры
Получить короткую ссылку
Обзор СМИ (115)
83020

Предпоследняя неделя 2020-го настораживает отсутствием в прессе новогодней тематики. Нас будто сознательно обделяют праздником, взамен дразня воображение политической интригой, стремительно обрастающей новыми потайными пружинами

Если не считать суховатых сообщений о том, как на главной елке страны зажглись огни, никто в грузинской прессе о том, что вот-вот наступит Новый год, пока практически не вспомнил. Немалая доля вины за это, безусловно, падает на коронавирус. Однако нельзя не признать, что и ситуация в целом к праздничному настроению располагает слабо.

Часть общества в напряжении, другая – обреченно махнула на все рукой. А политики продолжают гнуть каждый свое. "Эти люди не чувствуют, что творится в стране", – возмущается Давид Чичинадзе ("Ахали таоба", 24.12). Теперь уже бывший депутат однозначно адресует упрек правящей партии. Хотя, по правде сказать, справедлив и точен он по отношению ко всем.

"Отвлекающие" заботы нового кабинета

Формально главным событием недели стало утверждение парламентом нового состава кабинета министров Грузии. Формально, поскольку "новое" правительство, не считая Теи Цулукиани, сплошь оказалось сформировано из старых кадров. Да и сам процесс в отсутствие депутатов от оппозиции больше напоминал однобокие партийные пленумы давно ушедшей эпохи.

Дух этот невольно вобрал в себя мускулистый заголовок на первой полосе "Сакартвелос Республика" (25-26.12): "Новое правительство одолеет новые вызовы 2021 года!". Решительно, хоть и не особо оптимистично. Обратите внимание: одолеет не вместе с нами, а, как бы, для нас. Все тот же расчет на народное мифотворчество – дескать, придет герой и все за нас решит.

Что же, вызовы уже налицо. "Очень плохо, что все 90 депутатов в зале – от "Мечты", – выражает справедливое недовольство национал Хатуна Гогоришвили ("Ахали таоба", 24.12). Правда, забывая, что тактикой бойкота парламента оппозиция сама во всю подталкивает правящую партию к авторитаризму.

Утвержденный законодателями премьер Георгий Гахария не стал отрицать, что чувствует себя крайне некомфортно. Правильные решения принимаются в ходе здоровой дискуссии, – подчеркнул он ("Резонанси", 24.12). Да и широко подхваченное оппозицией сравнение с Лукашенко тут вряд ли адекватно. Добиваясь, чтобы "мятежные" депутаты заняли места в зале, "Мечта" своим "авторитаризмом", в общем-то, пытается как раз авторитарность предотвратить.

Грузия без демократии – это то же, что Азербайджан без нефти, – подобрал точное сравнение политолог Георгий Рухадзе. Демократия – наш основной ресурс и главное достояние. Но даже если представителям власти удастся уговорить нескольких депутатов, общей картины это все равно не изменит ("Квирис палитра", 21-27.12). Что за заколдованный круг создало "Нацдвижение"! – разочарованно восклицает в связи с этим эксперт Мамука Арешидзе.

Хуже, что и посол Евросоюза Карл Харцель уже с трудом скрывает разочарование. Западные партнеры относятся к будущему Грузии с большей ответственностью, чем оппозиция, – сокрушается политолог Амиран Сулаквелизе ("Квирис палитра"). И гражданам, правда, очень обидно!

Куда тянутся кулуарные тропы

Недовольство и разочарование новых партий можно понять – на выборах они получили меньше процентов, чем ожидали. Однако винить им следует только самих себя. Как полагает Сулаквелидзе, они поддались искушению и стали следовать чужой повестке дня. А в результате лишились реального шанса перехватить голоса избирателей, которым надоело постоянно делать выбор между "Мечтой" и "Нацдвижением". И решать, кто хуже…

Сегодня, как полагают эксперты, многие оппозиционные депутаты, даже внутри "Нацдвижения", готовы войти в парламент. Однако большинство опасается клейма. Особенно если в какой-то момент весь оппозиционный спектр вдруг откажется от бойкота. Они предпочитают не опережать события. Тем более, ни одна из сторон пока от продолжения переговоров не отказывалась.

Аналитик Гия Абашидзе придерживается мнения, что у оппозиционных партий не остается альтернативы. В частности, это однозначно следует из заявления американского посла Келли Дегнан ("Резонанси", 25.12). Без этого, считает посол и один из главных медиаторов переговоров власти и оппозиции, будет невозможно совершенствовать законодательную систему страны, включая закон о выборах ("Сакартвелос Республика", 25-26.12).

Ника Мелия стал председателем крупнейшей оппозиционной партии Грузии >>

Лидер большинства Ираклий Кобахидзе почти не сомневается, что 3-4 партии уже в феврале будут представлены в парламенте ("Резонанси", 25.12). Тем не менее, интрига не ослабевает, и даже набирает обороты. Радикальное крыло оппозиции, в отличие от либерального и нейтрального, становится все более решительней и категоричней. Вплоть до того, что политолог Эдишер Гвенетадзе даже счел, что требования радикалов переросли в шизофрению (25.12).

Но так ли все просто?

Можно было бы, конечно, не придавать большого значения намекам Саломе Самадашвили, мол, оппозиция имеет дело с политиками "более высокого ранга, чем представленные здесь послы". Высказывание в адрес западных дипломатов, мягко говоря, несколько самоуверенное. Как и утверждение, что с нового года отношение западных политических кругов изменится (25.12).

Однако трудно не обратить внимание на изменившуюся в последние дни риторику Келли Догнан. Ее оценка прошедших выборов заметно ужесточилась (25.12). Сказалось ли как-то на ней поведение лидеров "Грузинской мечты" или она связана с предстоящей сменой администрации Белого дома? Понять пока трудно. Тем не менее, не исключено, что это может дать импульс радикализации политического процесса.

Категоричный в оценках Роман Гоциридзе еще больше ужесточил тон. "Это правительство надо истребить!" – заявил он. Правда, дальше добавил – "политически" ("Ахали таоба", 24.12). Больше 60% населения, сказало, что не хочет эту власть, – так своеобразно истолковал результаты выборов Гурам Чалагашвили (23.12). И словно бы дал понять, будто это равнозначно требованию отдать власть оппозиции.

Лейборист Лаша Чхартишвили еще больше сгустил краски, балансируя уже на конституционной грани закона: "Иванишвили обрезал пути для смены власти путем выборов". А Ника Мелия даже рискнул ввести в политический обиход термин "мирная революция" ("Резонанси", 21.12). У всего этого есть существенный спорный момент – история и общество не любят повторений и шаблонов. Особенно если память о них жива…

Вдобавок нельзя забывать, что в политике неизбежно присутствуют региональный геополитический фон и жизненные проблемы, с которыми ежедневно сталкивается население. Когда Грузия получит вакцину от коронавируса? Кому пришло в голову заподозрить, что это будет вакцина для нищих стран? И вообще, насколько подготовленной оказалась страна к новогодним послаблениям?

Пока бизнес и граждане не поймут, что должны самостоятельно следить за соблюдением мер безопасности, государству придется идти на жесткие меры, – пишет "Квирис палитра". Остается верить, что ни "цветных", ни "бархатных" революций в новом году в Грузии не будет. А подтвердится прогноз эпидемиолога Тенгиза Церцвадзе – к лету мы, наконец, вернемся к нормальной жизни.

С наступающим Новым годом!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Темы:
Обзор СМИ (115)
Теги:
Правительство Грузии, Парламент Грузии, Грузия

Главные темы

Орбита Sputnik