02:10 12 Апреля 2021
Прямой эфир
  • EUR4.0646
  • 100 RUB4.4399
  • USD3.4260
Обзоры
Получить короткую ссылку
Обзор СМИ (105)
60530

Минувшая неделя так и не дала исчерпывающего ответа на ставший сакральным вопрос: кому придется пойти на уступки в ходе возобновляющихся переговоров власти и оппозиции?

Все упрямо продолжают тянуть одеяло на себя. Однако уже очевидно: кому-то придется уступить ("Резонанси", 26.03). Как не вызывает сомнений и то, что процесс поиска компромисса зашел в глухой тупик. Если точнее – вообще из него не выходил, даже несмотря на усилия медиатора – опытнейшего дипломата Кристиана Даниэльсона.

В Тбилиси его ждут повторно. Но на этот раз предполагается, что позиция личного представителя президента Евросовета будет намного жестче. И хотя и власть, и оппозиция, вроде бы, приветствуют возобновление диалога (24.03), их амбиции по вопросам, ставшим камнем преткновения, не претерпели принципиальных сдвигов.

Какой вердикт вынесли партнеры

По мнению политолога Вахтанга Дзабирадзе, заявления оппозиции вообще выглядят странно. Лидеры ее считают компромиссом со своей стороны уже то, что они согласились… сесть за стол переговоров. И чем дольше затягивается процесс, тем очевидней становится для европейцев истинное лицо грузинского политического спектра ("Квирис палитра", 22-28.03).

Вряд ли Даниэльсон сталкивался в своей дипломатической практике с чем-либо подобным, замечает "Сакартвелос Республика" (26-28.03). А правящую партию, похоже, вполне устраивает то, что оппозиция уперлась, зациклившись на внеочередных выборах и освобождении политзаключенных. В конце концов Запад отказывается понять, почему за Мелия не выплатили залог в 10 тысяч евро и он до сих пор не вышел из тюрьмы, ("Алиа", 22-28.03).

Убедившись в отсутствии однозначной, как они полагали, поддержки европейцев, оппозиционные партии стали возлагать надежды на слушание в Сенате США вопроса об укреплении демократии в Грузии. Лидер "Лело" Бадри Джапаридзе даже признался – в партии рассчитывают, что стратегические партнеры усилят давление на власть ("Резонанси", 26.03).

Сенат вопрос рассмотрел, однако, как толкует большинство комментаторов, занял отнюдь не сторону оппозиционеров, если не считать отдельных реплик Джима Риша. Так, заключив, что грузинское руководство поторопилось с арестом Мелия, сенаторы, тем не менее, не стали отрицать его виновности (25.03). Было сказано, что он публично снял с себя браслет и выкинул его.

Политологу Паате Закареишвили тактика оппозиционеров в такой ситуации представляется бессмысленной. На что они надеются? Европа не на их стороне, Америка – тоже, на митингах лидеров больше, чем народа. А тут еще на 15 мая анонсирована многотысячная акция. На фоне новой попытки договориться, это воспринимается как явное нежелание консенсуса (26.03).

Подобное поведение дало премьер-министру Ираклию Гарибашвили повод категорично заявить: после слушаний в Сенате на абсурдной клевете и спекуляциях поставлена точка (26.03).

На сцену выходит Гахария

Впрочем, ажиотаж, поднявшийся вокруг двух скупых фраз неожиданно появившегося Георгия Гахария, показывает, что точка эта условна и политический процесс не утратил динамики. На нем все больше сказываются не дрязги оппозиции и власти, вставшие всем поперек горла, а реальный настрой граждан. С учетом этого, ситуация может в любой момент радикально измениться.

Экс-премьер заявил: "Никуда уходить не собираюсь, в том числе и из политики" и усугубил интригу фразой: "Скоро встретимся!" ("Резонанси", 23.03). Активист Ладо Садгобелашвили тут же напомнил, как доказывал, что Бидзине Иванишвили не нравится нынешний парламент, и он хочет сформировать новый ("Ахали таоба", 23.03). Мысль подхватил Шота Малашхия: выход Гахария на сцену свидетельствует о том, что досрочные выборы обретают реальные очертания (24.03).

Все политические игроки сделали вид, будто заявление Гахария не вызвало у них беспокойства. Однако эксперты полагают, что его появление внесет существенные коррективы в расклад сил. По расчетам Мамуки Гамкрелидзе, оно, прежде всего, нанесет ущерб "Стратегии возрождения" и "Лело", и без того имеющих минимальную поддержку (25.03).

Давид Зурабишвили уверен, что больше всего опасаться следует "Мечте" ("Резонанси", 24.03). Того же мнения придерживается Сосо Цинцадзе ("Ахали таоба", 23.03). С ними согласен и Паата Закареишвили: ведь именно экс-премьер в партийном списке на выборах занимал первую строку и во многом предопределил победу правящей партии ("Резонанси", 23.03).

Некоторые аналитики усиленно гадают, насколько причастен ко всему этому ушедший в тень Бидзина Иванишвили. Экс-президент Георгий Маргвелашвили даже успел обвинить Гахария в намерении создать "Мечту-2" (23.03). Однако большинство нейтральных политологов уверены, что появление новой политической силы в любом случае пойдет на пользу стране и придаст Грузии более четкие контуры парламентской республики. Гия Хухашвили без оговорок заявил, что Гахария нужен грузинской политике (23.03).

Слова его косвенно подтверждают и данные последнего социологического исследования NDI, выявившего любопытные тенденции. "Мечта", сохранив первенство, тем не менее растеряла с декабря 15% рейтинга, который упал до 23%. "Нацдвижение" добавило 2%, но на фоне общего падения популярности (7%) это мало что компенсирует. К тому же националы, скорее всего, отобрали потенциальные голоса у остальных членов оппозиционного спектра – у того общий рейтинг сократился как раз на 2% и составил 7% ("Резонанси", 24.03).

Особенно же примечательно, что на 15% возросло число респондентов, не поддерживающих ни одну из партий. Достигнув 40% (!), их удельный вес превосходит теперь всех остальных вместе взятых. Именно эти граждане, как полагает эксперт Рамаз Сакварелидзе, оставляют Гахария хороший шанс привлечь себя на его сторону (24.03). Он реально может сформировать третью силу, согласен политик Звиад Дзидзигури ("Ахали таоба", 24.03).

Особенно когда многих преследует ощущение, что страна, как выразилась правозащитник Байя Патарая, "до лампочки и власти, и оппозиции" ("Алиа").

Ставка больше, чем жизнь

"Акции и санкции – единственное лекарство для власти и Иванишвили", – без обиняков выражает позицию лейборист Лаша Чхартишвили ("Ахали таоба", 26.03). Вот только вряд ли лекарство это способно заменить вакцину и уберечь от коронавируса. Между тем, деструктивные действия радикалов и ответ правящей команды заложили почву для роста массового недоверия.

Это наглядно сказалось и на кампании по вакцинации населения. Правительство и Минздрав фактически признали свою беспомощность, нарушив график и досрочно включив в него категорию граждан старше 65 лет. Хотя в страну и так поступило мизерное количество "Файзер" и "АстраЗенека" (около 30 тысяч доз), лишь незначительная часть медиков воспользовались предоставленным приоритетом. "Резонанси" (25.03) назвала это беспрецедентной пассивностью.

На планете вакцинировано уже 480 миллионов человек, и эффект оказался выше ожидаемого. А в Грузии после трагической гибели медсестры из Ахалцихе стала активно расползаться информация о десятках случаев побочных явлений ("Алиа"). В условиях острейшего дефицита вакцин в мире это может поставить под угрозу поставку следующих партий.

Некоторые бизнесмены и часть общественности требуют отмены "комендантского часа", обосновывая это назревающим социально-экономическим коллапсом. Однако, если вакцинация в стране сорвется, пишет "Резонанси" (25.03), населению ее несколько лет придется жить в условиях ограничений.

Pfizer популярна у жителей Грузии: в Тбилиси не осталось свободных вакцин >>

Работающий в США профессор Зураб Гурули назвал это "невообразимым невежеством" ("Алиа"). Как бы ни было обидно, поспорить трудно…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Темы:
Обзор СМИ (105)
Теги:
Переговоры, Грузинская мечта, Оппозиция, Грузия

Главные темы

Орбита Sputnik