17:17 05 Августа 2021
Прямой эфир
  • EUR3.6780
  • 100 RUB4.2550
  • USD3.1022
Обзоры
Получить короткую ссылку
Новости из России (1714)
51680

Картины грузинских художников и декорации к спектаклям Резо Габриадзе, виды Тбилиси и Кавказских гор, книги и документы на грузинском языке можно увидеть в Москве на небольшой, но очень яркой выставке в музее-квартире Святослава Рихтера

Корреспондент Sputnik Грузия узнала, что объединяет все эти предметы, собранные в единую экспозицию под названием "Грузинские палестины".

"Атмосферное место"

В самом центре суетной Москвы, в типовом советском кирпичном доме, на самом последнем этаже есть необычная квартира. В ней на протяжении уже более чем 20 лет сохраняется удивительная творческая обстановка, созданная еще в прошлом веке ее владельцами.

Дом на Большой Бронной, на последнем этаже которой находится музей-квартира Святослава Рихтера
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Дом на Большой Бронной, на последнем этаже которой находится музей-квартира Святослава Рихтера

"Не люблю это словосочетание, но у нас тут, как сейчас говорят, "атмосферное место", – смеется Екатерина Богданова, научный сотрудник отдела музыкальной культуры Государственного музея им. А. С. Пушкина, филиалом которого является теперь это пространство.

В зале, получившемся в результате объединения квартир Святослава Рихтера и Нины Дорлиак
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
В зале, получившемся в результате объединения квартир Святослава Рихтера и Нины Дорлиак

В начале 70-х знаменитый пианист Святослав Рихтер и его супруга певица Нина Дорлиак получили две квартиры напротив друг друга. Прежде чем начать здесь жить, они снесли разделяющую стену так, что получился просторный зал, сделали звукоизоляцию и встроили шкафы для хранения нот и художественной коллекции.

Святослав Рихтер
© photo: Sputnik / Oleg Makarov
Святослав Рихтер

"Когда хозяева бывали в отъезде, – говорят в музее, – оставляли ключи, чтобы здесь занимались студенты-музыканты и чтобы люди могли посмотреть выставки, которые тут устраивались".

Современный вид с балкона квартиры Святослава Рихтера и Нины Дорлиак
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Современный вид с балкона квартиры Святослава Рихтера и Нины Дорлиак

Как и во времена, когда здесь жила эта удивительная пара, в квартире по-прежнему проходят концерты и выставки. А когда тематических экспозиций нет, сотрудники периодически меняют что-то в постоянной – ведь наследие Рихтера действительно огромно. Сейчас квартира, с балкона которой открывается вид на Кремль, наполнилась колоритом и ощущениями Грузии.

Грузинские встречи

Так уж вышло, что известный во всем мире музыкант с особым чувством относился к Грузии. Впервые в Тбилиси он оказался в 1943 году, приехав на гастроли. И именно там начал общаться со своей будущей супругой, находившейся в эвакуации – до этого он только слышал, как она поет. "Даже в этом Грузия сыграла свою особую роль в судьбе Рихтера", – рассказывает Екатерина Богданова.

© photo: Sputnik / Oleg Makarov
Святослав Рихтер

В 1944-м он не только выступал в Грузии, но был также участником горных походов по Кавказу, проходивших в рамках Альпиниады. Наверное, именно тогда он полюбил эти пейзажи, которые отразились в его художественном творчестве – Рихтер ведь был не только виртуозным пианистом, но и хорошо рисовал.

Фотографии из горных походов по Кавказу, 1944 г.
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Фотографии из горных походов по Кавказу, 1944 г.

Именно в конце сороковых (о которых он писал: "...в Тбилиси была у меня чудесная жизнь…") сформировался круг близких ему творческих людей, с которыми он поддерживал отношения на протяжении десятилетий.

Живопись Кетеван Магалашвили. Портрет учителя Рихтера Генриха Нейгауза. Желтые нарциссы. Портрет Нины Дорлиак
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Живопись Кетеван Магалашвили. Портрет учителя Рихтера Генриха Нейгауза. Желтые нарциссы. Портрет Нины Дорлиак

Его учитель Генрих Густавович Нейгауз, во многом заменивший Рихтеру расстрелянного отца, познакомил музыканта со своими тифлисскими друзьями. В итоге Святослав Теофилович приезжал в Грузию не только выступать, но и отдыхать.

Каталог выставки Елены Ахвледиани с дарственной надписью художницы: «Гениальному Святославу Рихтеру. Еленка 1960»
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Каталог выставки Елены Ахвледиани с дарственной надписью художницы: «Гениальному Святославу Рихтеру. Еленка 1960»

"Они собирались вместе в художественной мастерской Елены Ахвледиани на улице Киачели. И это были такие удивительные вечера, с музыкой, разговорами, песнями, грузинским застольем", – поясняет Екатерина Богданова.

Елена Ахвледиани и Святослав Рихтер на выставке в мастерской художницы в Тбилиси. Фрагмент экспозиции «Грузинские палестины»
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Елена Ахвледиани и Святослав Рихтер на выставке в мастерской художницы в Тбилиси. Фрагмент экспозиции «Грузинские палестины»

Она показывает рисунок Бориса Алексеевича Куфтина, этнографа, работавшего в Государственном музее Грузии: "Он не был профессиональным художником и просто нарисовал свою супругу пианистку Валентину Куфтину, беседующую с Рихтером".

Резо Габриадзе. Эскиз сцены из спектакля
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Резо Габриадзе. Эскиз сцены из спектакля

Разглядывая фотографии и рисунки, программки концертов, каталоги выставок и забавный самодельный альбом коллажей, можно почувствовать настроение тех грузинских поездок.

Стены для того, чтобы на них что-то висело

На стенах – работы художницы Кетеван Константиновны Магалашвили. Одна из них всегда висит в этой квартире. Это портрет Нины Дорлиак, который Рихтер, впервые придя к ней домой, увидел "рядом с оригиналом".

Кетеван Магалашвили, портрет Нины Дорлиак
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Кетеван Магалашвили, портрет Нины Дорлиак

Картина поразила музыканта сходством облика, и в то же время он заметил отличие: "При ближайшем рассмотрении видно, что привнесено что-то во взгляде и в выражении южно-пассивное, свойственное женщинам Кавказа, но никак не свойственное оригиналу".

На другой стене – графика художника и сценографа Василия Ивановича Шухаева. После лагеря и ссылки он вместе с женой поселился в Тбилиси, работал там, оформлял спектакли.

графические работы Василия Шухаева. Портрет молодого грузина. Портрет певицы Надежды Харадзе. Портрет профессора Тбилисской консерватории, пианистки Валентины Куфтиной.
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
графические работы Василия Шухаева. Портрет молодого грузина. Портрет певицы Надежды Харадзе. Портрет профессора Тбилисской консерватории, пианистки Валентины Куфтиной.

"Эти три портрета, – показывает Екатерина Богданова, – Рихтер купил у Шухаева. Он часто покупал работы своих друзей-художников, считая своим долгом их поддерживать. Тем более, некоторые были гонимы советской властью, им не давали работать, не давали выставляться, и Рихтер устраивал их выставки у себя дома – сначала в Брюсовом переулке, где жил до переезда, а потом здесь".

Ладо Гудиашвили. Девушки из Армази
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Ладо Гудиашвили. Девушки из Армази

В соседней комнате представлено творчество еще одного узнаваемого грузинского художника – Ладо Гудиашвили. Часть его работ из собрания музея, а часть – из собрания академика Виктора Арчиловича Геловани. Им же предоставлены размещенные еще в одном зале работы Елены Ахвледиани.

Елена Ахвледиани. Сухуми. Улица Либкнехта. 1939 г.
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Елена Ахвледиани. Сухуми. Улица Либкнехта. 1939 г.

"В Пушкинском достаточно много ее работ, но мы решили показать не только наши экспонаты, – поясняет сокуратор выставки Екатерина Богданова, – а также и то, что менее доступно зрителю, потому что находится в частной коллекции". Кстати, сам Геловани хорошо помнит, как художница, развешивая свои картины, с молотком в руках расхаживала по этой квартире, критически оглядывая стены.

Елена Ахвледиани осматривает московскую выставку. Фрагмент экспозиции «Грузинские палестины»
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Елена Ахвледиани осматривает московскую выставку. Фрагмент экспозиции «Грузинские палестины»

"Сначала по пути из Тбилиси в Москву эти работы потерялись, – рассказывает Екатерина Богданова, – а потом Елена Дмитриевна думала, как их здесь разместить. А Геловани тогда был студентом и одним из тех, кто помогал развешивать картины. Он вспоминал на открытии нашей выставки, что Ахвледиани была эмоциональным человеком, необычно яркой личностью, и пока не придумала, что куда повесить, была в плохом настроении. А потом вдруг увидела, как все должно быть, и сразу вся изменилась, повеселела".

Елена Ахвледиани в Тбилиси
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Елена Ахвледиани в Тбилиси

– То есть в этой квартире позволялось везде вот так запросто стучать молотком?

– Конечно, тогда квартира не была музеем. Для Рихтера искусство было превыше всего остального. Стены для того, чтобы на них что-то висело.

Место притяжения

Ахвледиани согласилась на выставку в Москве только с тем условием, что Рихтер привезет свои художественные работы в Тбилиси, чтобы его персональная выставка прошла в ее мастерской. И она прошла с большим успехом, о чем свидетельствует книга отзывов, которая из-за объемов не может быть представлена в экспозиции, но бережно хранится в музее.

Выставка Грузинские палестины в Москве
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Выставка "Грузинские палестины" в Москве

Это была первая половина 1970-х. В те годы Рихтер уже редко бывал в Грузии – насыщенный гастрольный график не позволял вернуться в Тбилиси, где музыкант когда-то был так счастлив…

Шуточный альбом, подаренный Святославу Рихтеру Василием Шухаевым на турбазе Цихисджвари, 1960-е.
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Шуточный альбом, подаренный Святославу Рихтеру Василием Шухаевым на турбазе Цихисджвари, 1960-е.

"Неслучайно мы назвали выставку "Грузинские палестины", – говорит Екатерина Богданова. – Это было особенное для него место, место притяжения… Трудно сказать, но что-то там было такое, что привлекало, чувство свободы, воспоминание о какой-то другой жизни…"

Выставка Грузинские палестины в Москве
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Выставка "Грузинские палестины" в Москве

Открытки, письма, еще несколько картин и подаренных "гениальному Святославу Рихтеру" книг завершают рассказ о большой и долгой дружбе.

Письмо Елены Ахвледиани Святославу Рихтеру с просьбой прислать пастели на выставку в ее мастерской в Тбилиси.
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Письмо Елены Ахвледиани Святославу Рихтеру с просьбой прислать пастели на выставку в ее мастерской в Тбилиси.

"Мы собирали эту историю по крупицам, складывали, как паззл, – признается Екатерина Богданова. – Опирались на дневники, письма, архивные документы. Какие-то факты очевидны, о каких-то мы можем только догадываться. И сам Рихтер собирал не какую-то определенную коллекцию, а дорогие ему вещи".

История еще одной дружбы

Встречают и провожают гостей выставки работы Резо Габриадзе – не только декорации и персонажи спектаклей, но и две марионетки. Это еще одна история дружбы.

Марионетка Ирина Антонова
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Марионетка Ирина Антонова

И квартиру, и все ее содержимое Рихтер завещал Пушкинскому музею, с директором которого, Ириной Антоновой, его связывали годы добрых отношений и созданный ими международный музыкальный фестиваль "Декабрьские вечера". Ирина Александровна до конца жизни заботливо сохраняла рихтеровское наследие.

Шуточный альбом, подаренный Святославу Рихтеру Василием Шухаевым на турбазе Цихисджвари, 1960-е.
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Шуточный альбом, подаренный Святославу Рихтеру Василием Шухаевым на турбазе Цихисджвари, 1960-е.

Благодаря великому грузинскому режиссеру и художнику Рихтер, ушедший в 1997 году, и Антонова смогли встретиться снова еще при ее жизни. В 2012 году в музее проходила выставка работ Габриадзе.

Резо Габриадзе. Эскиз, вариант персонажа и силуэты для теневого театра
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Резо Габриадзе. Эскиз, вариант персонажа и силуэты для теневого театра

Традиционно на вернисажах в Пушкинском всегда звучит музыка. И вот во время открытия экспозиции работавший с Резо Леоновичем художник-сценограф Виктор Платонов вывел марионетку, потрясающего портретного сходства с Рихтером. Кукольный Святослав Теофилович сел за маленький рояль и начал играть, а к нему вышла кукольная Ирина Александровна, села на маленький стульчик и стала слушать…

Марионетка Святослав Рихтер
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Марионетка Святослав Рихтер

В ноябре 2020 года Ирины Антоновой, семьдесят пять лет своей жизни посвятившей музею, не стало. Эта выставка – еще и дань памяти Пушкинского любимому и любящему директору. Тем более что Рихтера и Антонову объединило не только бескорыстное, самозабвенное служение искусству, но и совпавшие даты дней рождения – 20 марта.

Кукольная рука Святослава Рихтера
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Кукольная рука Святослава Рихтера

И вот они опять рядом. И, кажется, стоит отвернуться посетителю, и Святослав Теофилович поведет гибкой рукой, а Ирина Александровна чуть заметно кивнет головой, и они тихонько заведут разговор…

Выставка Грузинские палестины в Москве
photo: courtesy of Alexandra Obolonkova
Выставка "Грузинские палестины" в Москве

Такая уж обстановка в этой квартире. Особенно сейчас, когда грузинские воспоминания, разместившиеся в витринах и на стенах, заставляют даже тех, кто ничего не знает о Рихтере (да, такие посетители тоже сюда приходят!), и даже тех, кто никогда не был в Грузии, испытать вдруг что-то необъяснимое, щемящее, ностальгическое…

Темы:
Новости из России (1714)

Главные темы

Орбита Sputnik