00:23 12 Мая 2021
Прямой эфир
  • EUR4.1656
  • 100 RUB4.6357
  • USD3.4271
Общество
Получить короткую ссылку
1402211

В начале апреля в тбилисском Театре Руставели разгорелся скандал - ведущего актера Бесо Зангури обвинила в домашнем насилии его экс-супруга. История получила громкую огласку и почти вылилась в грузинский вариант движения Me Too. Sputnik рассказывает, как все было

Признание в систематическом семейном насилии жена 39-летнего Бесо Зангури бывшая актриса Нинуца Макашвили сделала 12 апреля в эфире программы "Скрытый конверт" телеканала "Рустави 2". Зрители никогда не слышали от Макашвили ничего подобного, несмотря на то, что она довольно часто появляется на экранах, да и разошлась пара уже 11 лет назад.

Актер театра Руставели Бесо Зангури
Courtesy of Shota Rustaveli Professional State Drama Theatre
Актер театра Руставели Бесо Зангури

Естественно, такое заявление актрисы не могло не вызвать переполоха. Слишком актуальная тема и слишком известные как "насильник", так и "жертва". Так что реакция последовала незамедлительно. Представители женских организаций, шоубизнеса, коллеги по актерскому цеху в тот же вечер публично заявили о своей поддержке Нинуце Макашвили и потребовали наказания Бесо Зангури.

На телевидении Макашвили рассказала о подробностях жизни с бывшим мужем. Зангури, по ее словам, безжалостно избивал ее, даже во время беременности, постоянно унижал и запугивал, угрожая расправиться с дорогими ей людьми.

"Мне было очень страшно, - вспоминает Нинуца. - В адрес членов моей семьи поступали угрозы, и я не могла об этом никому рассказать".

И продолжалось это, по признанию бывшей жены актера, почти два года. Пока девушка не собрала вещи и с ребенком на руках не убежала к матери. При этом младшая сестра Нинуцы, актриса и телеведущая Руска Макашвили заявила СМИ, что, независимо от давности факта насилия, виновный должен быть наказан, "а Бесо Зангури был, есть и всегда будет насильником", утверждает актриса.

Реакция театра

Государственный академический театр Руставели буквально на следующий день после признания Нинуцы Макашвили опубликовал короткий, но категоричный пост в Facebook: "Национальный театр Руставели осуждает любое насилие, в том числе семейное". После заявления актера временно сняли со всех спектаклей.

Режиссер Роберт Стуруа
© photo: Sputnik / Asatur Yesayants
Режиссер Роберт Стуруа

Однако в поддержку Бесо в соцсетях высказался художественный руководитель театра, выдающийся режиссер и друг Зангури Роберт Стуруа. А написал маэстро следующее : "Раньше, когда мужчина покидал женщину, она обвиняла его в гомосексуализме, сейчас она делать этого не смеет, боится, что ее перестанут считать демократом, поэтому кричит: "Он бил меня 20 лет назад", и прикарманивает деньги на парфюмерию".

Позже режиссер добавил: "Когда вы убиваете человека и не уверены на 100% в его виновности, вы заслуживаете всего! Сурового наказания!

როცა კაცს კლავთ და არ ხართ მის დანაშაულში 100% დარწმუნებული, ყველაფრის ღირსნი ხართ! სასტიკი სასჯელისა!

Опубликовано Robert Sturua Вторник, 13 апреля 2021 г.

Но такую защиту своего ученика учителем большая часть общества восприняла в штыки. Появились и те, кто переключился с персоны "домашнего тирана" Бесо Зангури на "театрального тирана", 82-летнего Роберта Стуруа. Часть негодующих даже устроила акцию протеста у театра Руставели c требованием отставки худрука. Они обвиняли Стуруа в том, что тот своими высказываниями поощряет притеснения по гендерному признаку.

Me Too по-грузински

Тем временем у предполагаемого насильника Зангури, чья вина, между прочим, пока официально не доказана и уголовного дела не заведено, появились защитники и среди политиков.

В частности, на сторону актера встал один из лидеров самой скандальной грузинской политической партии "Гирчи" Яго Хвичия. По его словам, "с кампанией Me Too в Грузии пора завязывать. Ведь женщины могут обвинить мужчин во всем что угодно, причем без доказательств".

Иное мнение выразила министр культуры Тея Цулукиани, которая посоветовала актеру Зангури незамедлительно покинуть театр, а Макашвили - начать сотрудничать со следствием. "Будет хорошо, если он сегодня же, скорейшим образом покинет театр, поскольку, кроме как призвать, я больше ничего не могу сделать", - заявила Цулукиани.

К слову, такого поворота событий общество не ожидало, поскольку новая глава ведомства ранее возглавляла Минюст Грузии и сама юрист по образованию. Казалось бы, кому как не ей знать о презумпции невиновности.

Нинуцу Макашвили же после публичного заявления вызвали на опрос. Но в полицию она не пошла, признавшись, что "меньше всего ей хотелось бы, чтобы Зангури посадили в тюрьму". Макашвили утверждает, что не преследовала такой цели - якобы своим примером она просто хотела показать всем женщинам, что говорить о насилии можно и нужно.

В свою очередь, актер Бесо Зангури факт насилия над бывшей женой категорически отрицает, заявляя, что готов ответить на вопросы следствия, слова Нинуцы - называет ложью.

ბესო ზანგური
Актер Бесо Зангури

"Если начнется расследование, я с радостью дам ответы следствию… До Нинуцы Макашвили у меня была другая жена, и после нее – тоже, я до сих пор женат. Они ничего подобного не подтверждают", - написал артист в соцсети Facebook.

При этом, Зангури признался, что может быть жестким, но, по его словам, знает границы: "Для меня есть красная черта, которую я никогда не перейду, и это насилие, которое я всегда осуждаю". Позже он сообщил, что уже "не в силах терпеть психологический террор", которому подвергается он и члены его семьи, в том числе дети. 

"Почему так долго молчала?"

Насилие в нормальном человеке всегда вызывает протест. Тем более в отношении женщины и совершенное в присутствии детей. Что бы ни было сказано или сделано женщиной, такая реакция не только не допустима, но и должна уголовно наказываться. Но часть общества справедливо задалась вопросом - почему же Макашвили молчала целых 11 лет?

Ответ актрисы, что она была "слишком слаба для такой откровенности", может, и не вызывает сомнений, однако в то же время не совсем ясно, что именно она хотела сказать своим признанием сегодня и задумывалась ли о последствиях? Ведь у бывших супругов растет общий сын-подросток, который страдает от этого конфликта не меньше обеих сторон. Думала ли мать о психологическом состоянии сына, когда на всю страну обвиняла его отца в страшном преступлении? 

В любом случае, конец истории пока не ясен. Постановки с участием Бесо Зангури с репертуара Театра Руставели временно сняли, но артиста не уволили, да и официального обвинения мужчине так и не предъявили. Тем временем радует одно - третья сторона конфликта, а именно - общество, которому нужно отдать должное, ведь оно мгновенно отреагировало и не осталось равнодушным к происходящему, вне зависимости от того, кто прав или виноват. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Главные темы

Орбита Sputnik