23:28 29 Июля 2021
Прямой эфир
  • EUR3.6663
  • 100 RUB4.2235
  • USD3.1052
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Истории любви: от Тифлиса до Тбилиси (44)
2778161

Колумнист Sputnik, писатель Игорь Оболенский побывал в московской мастерской художника Бориса Мессерера, который рассказал о поездках в Грузию вместе с Беллой Ахмадулиной.

Так совпало – только состоялась премьера сериала "Таинственная страсть", посвященного "шестидесятникам", как на книжных прилавках появились мемуары художника Бориса Мессерера "Промельк Беллы", на страницах которого предстают те же герои.

Если к творению телевизионных кинодеятелей можно относится по-разному, то книга Мессерера – из разряда нечастых литературных событий. 

Конечно, я купил "Промельк Беллы" и, открыв наугад, попал на главу, посвященную Грузии. Еще одно совпадение. Если бы не билет в Тбилиси, который уже лежал у меня в кармане, я непременно бы его приобрел. Потому что не влюбиться в Грузию, описанную Мессерером и воспетую Ахмадулиной, невозможно. 

На другое утро я уже был в мастерской Бориса Мессерера на Поварской. Легендарнейшее место, где в свое время собирался весь цвет культуры ХХ столетия – от Высоцкого и Иоселиани до Антониони и Гуэрра. Оказаться здесь – факт биографии, хотелось внимательно рассмотреть каждый уголок. Первое, что бросилось в глаза – православные иконы на стене, трубы старинных граммофонов и бронзовый эскиз дивного памятника Ахмадулиной, который сегодня стоит в Тарусе, а его уменьшенная копия – на могиле поэта на Новодевичьем кладбище.

Игорь Оболенский и  Борис Мессерер
Игорь Оболенский
Игорь Оболенский и Борис Мессерер

Сразу же, с порога, признаюсь, что попал под очарование рассказов Мессерера об их с Беллой поездках в Грузию. В свое время Белла Ахатовна перевела стихотворение Галактиона Табидзе, перед гением которого поклонялась, посвященное Мери Шарвашидзе. Сегодня на русском сочинение Галактиона "Мери" знакомо именно в переводе Ахмадулиной. 

Когда я сам стал учить грузинской, то смог заметить разницу в содержаниях, видно было, что Белла создала собственное произведение. Раньше меня это смущало, не понимал, отчего Ахмадулина не воспользовалась подстрочником. И вот я получил ответ – "Ахмадулина переводила не с подстрочника, а с любви". И все сразу встало на свои места.

Мессерер вспоминает, как в семидесятых годах они с Беллой отправились в Париж. Узнав, что муза Галактиона, та самая Мери Шарвашидзе, еще жива, захотели с ней встретиться. Но Мери в аудиенции отказала. 

В мастерской Бориса Мессерера
Игорь Оболенский
В мастерской Бориса Мессерера

В ответ я рассказываю Мессереру все, что знаю о бывшей фрейлине императрицы, ставшей в эмиграции манекенщицей Коко Шанель. Шарвашидзе – героиня моей книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен", ей посвящен одна из серий документальной экранизации этого книги. 

Борис Асафович внимательно слушает. И "алаверды" делится собственным воспоминанием о "встрече-невстрече". Они с Беллой захотели познакомиться со Львом Гумилевым, сыном Анны Ахматовой. Но тот отказал со словами: "Вы же будете меня о матери расспрашивать? А что я могу о ней сказать? Она была "вольняшка". Потом, правда, встреча состоялась, но ничего толкового, по признанию Мессерера, из нее все равно не вышло".

Портрет Беллы Ахмадулиной в мастерской Бориса Мессерера
Игорь Оболенский
Портрет Беллы Ахмадулиной в мастерской Бориса Мессерера

Как я радовался, когда услышал, что Ахмадулина обожала грузинский язык, и когда бывала в Грузии, просила, чтобы в ее присутствии говорили только на грузинском. Хотя знала всего несколько слов. Сама могла подойти на московских улицах к людям, говорившим по-грузински, и произнести: "Гамарджоба, Сакартвелос".

Очень дружила с Булатом Окуджава. Как-то на улице Тбилиси к ней подошел неизвестный и представился: "Я двоюродный брат Булата Окуджава". На что Белла поцеловала его и ответила: "А я родной брат вашего двоюродного брата".

Ну и, конечно, незабываемая история о том, как Ахмадулину крестили в Светицховели. Потом в этом тысячелетнем соборе Ахмадулина крестила свою дочь Лизу. 

Вот откуда ее душевные строки: "Ни о чем я не жалею, ничего я не хочу. В золотом Свети-Цховели ставлю бедную свечу…".

В мастерской Бориса Мессерера
Игорь Оболенский
В мастерской Бориса Мессерера

Когда в судьбе Сергея Параджанова наступили непростые времена, Ахмадулина бросилась ему на помощь. Борис Мессерер вспоминает, как она писала письмо в адрес Шеварднадзе, прямо на столе в одной из тбилисских хинкальных. Потом состоялась ее встреча с лидером Грузии. О Параджанове Шеварднадзе обещал подумать, а самой Белле предложил царский подарок — дачу на черноморском побережье. Ахмадулина отказалась – "она обожает всю Грузию и ей нет надобности владеть ее частью"…

Я уходил от Бориса Мессерера, нагруженный книгами, которые он подписал для своих грузинских друзей. Теперь в Тбилиси предстоит приятная миссия быть посыльным дома Мессерера-Ахмадулиной. А это тоже факт биографии.

Портрет Беллы Ахмадулиной в мастерской Бориса Мессерера
Игорь Оболенский
Портрет Беллы Ахмадулиной в мастерской Бориса Мессерера
Темы:
Истории любви: от Тифлиса до Тбилиси (44)

По теме

Белла Ахмадулина читает стихотворение Галактиона Табидзе

Главные темы

Орбита Sputnik