16:02 09 Августа 2020
Прямой эфир
  • EUR3.6356
  • 100 RUB4.1811
  • USD3.0758
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Прогулки по Тифлису (141)
2089171

Колумнист Sputnik Екатерина Микаридзе в проекте "Прогулки по Тифлису" рассказывает о кричащих о помощи домах Старого города, которые уже почти напоминают привидения

Предновогодний Тбилиси мало чем отличается от будничного. Новогодней иллюминацией, которая, справедливости ради нужно сказать, в этом году сказочно красивая, елкой, которую по традиции водружают на главной площади, ну и ярмарочными островками с местами для гуляний, также рассыпанными по центру города. Вот, пожалуй, и все.

В остальном он остается тем же импозантным старцем, с нелегкой судьбой и ежедневными проблемами. Его малость преобразили, одев по случаю в элегантный смокинг, но болячек у него от этого не убавилось. Пройдешь немного от центрального проспекта вглубь районов Мтацминда, Сололаки и утыкаешься глазом в старые, вопящие о помощи дома. 

Эта часть города застраивалась в основном со второй половины XIX столетия. Многие из построенных домов впоследствии даже не укреплялись. И это с учетом того, что данная местность находится на склоне гор и хребтов, где протекают грунтовые воды, которые подтачивали фундамент домов.

Район Сололаки, к примеру, даже своим названием обязан каналу, который протекал за городской стеной. На арабском языке акведук звучит как сололаки. По этому каналу протекала река Аванаантхеви. Позже овраг и протекающую в нем речку покрыли кирпичным коллектором, а район начали интенсивно застраивать. Впрочем, район так и остался богато напичканным коварными подводными водами.

Старый Тбилиси - дома в стальных опорах >>>

Однако нынешнее катастрофическое состояние домов обусловлено, конечно же, не только рельефом местности и ее особенностей, но еще и безразличием по отношению к историческому наследию тех представителей властей, кто за это несет ответственность. В этом районе что ни дом, то исторический памятник. На сей раз мы прошлись по тем адресам, где дома нуждаются в немедленном ремонте, реставрации и укреплении. 

В кривой ухмылке времени

Скромный дом в районе Мтацминда. Скромный и милый и просто-таки пищащий о помощи. Вы, может, скажите, город полон старыми и милыми созданиями и всех их нужно спасать. И правы будете, да не до конца. Потому что этот нужно спасать раньше других. Дом может ничем внешне и не выделяется, но в нем останавливался сам Петр Ильич Чайковский.

Дом, в котором останавливался Петр Чайковский
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дом, в котором останавливался Петр Чайковский

Только вдумайтесь, в нем он вечерами укладывал ноты в музыкальные произведения. Усаживался за рояль и сочинял симфонии или музыку для опер. А может делал какие-то наброски. Ведь великие работают даже тогда, когда отдыхают. А потому с высокой долей вероятности в голове гениального композитора все же звучала какая-то музыка.

Мемориальная доска на доме, где жил Чайковский
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Мемориальная доска на доме, где жил Чайковский

В Грузии находят вдохновение даже посредственные творцы, что уж говорить о людях великих. Петр Ильич приезжал в Тифлис к своему брату Анатолию. Тот служил здесь прокурором в судебной палате и даже успел побывать вице-губернатором города. Анатолий Чайковский снимал комнату в небольшом жилом здании на Консульской улице, в доме чиновника Михаила Тебенькова. Петр Ильич приехал в Тифлис по настоятельной просьбе композитора, дирижера и педагога Михаила Ипполитова-Иванова. Чайковский влюбился в Тифлис в первый же свой визит. И приезжал сюда еще много раз. Город удивлял композитора сочетанием европейского лоска с азиатской самобытностью. Он даже находил, что в этом-то и состоит главная прелесть Тифлиса. 

Жемчужина Тифлиса, затерявшаяся в Старом городе >>>

Со временем улица Консульская превратилась в Чайковскую. Но на этом, судя по всему, дань, воздаваемая композитору за талант, закончилась. Иначе о доме, где останавливался композитор, уж точно позаботились бы. И не довели бы до состояния, когда он изогнулся в горькой ухмылке всем своим корпусом.

Мемориальная доска на доме, где жил Чайковский
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Мемориальная доска на доме, где жил Чайковский

Двадцать лет жители дома пытаются достучаться до соответствующих структур, тщетно. Куда только ни обращались со своей бедой. И в соответствующую службу мэрии, и в агентство по защите культурного наследия. Парадная дома, по словам одного из жителей, была пристроена гораздо позже. Причем, судя по аварийному виду, пристроена неправильно. И как инородное тело была отторгнута более старым строением. Пристройка, да и весь дом уже давно перекошены, как разбитый параличом старик.

Колоритный дом Старого Тбилиси: здесь жил известный грузинский олигарх >>>

Однако масштабы опасности, которой живущие тут подвергают себя, понимаешь, рискнув зайти внутрь. В парадной левая часть потолка грозила напрочь обрушиться, и жители дома решили проблему своими силами. Подперли потолок широкими балками. Выглядят они, конечно, солидно и основательно, но проходить под перекошенным потолком все равно боязно. Теперь вот установили подпирающие дом металлические конструкции. 

В прошлое сквозь трещину

Следующий дом, нуждающийся в немедленной реставрации – особняк табачного магната Николая Бозарджянца. От дома, где гостил у брата Чайковский, нужно подняться чуть вверх и пройти по улице Чонкадзе. Дом словно обладает какой-то магией. Идешь себе по улице и вдруг — останавливаешься, как вкопанный. Справедливости ради стоит заметить, в старейшем городском районе Сололаки масса домов, от вида которых ступор случается, но этот обладает какой-то таинственной притягательностью.

Один из самых известных сололакских домов  - особняк Бозарджянц
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Один из самых известных сололакских домов - особняк Бозарджянц

Без преувеличений, любой проходящий мимо обязательно замедлит шаг, чтобы бросить на него взгляд. И дело тут не в историях, которыми окутан этот знаменитый особняк, и даже не в его архитектурной ценности. В 1915 году трехэтажный особняк получил специальную архитектурную премию конкурса, организованного Тифлисской мэрией — за лучший фасад. А в чем-то другом, необъяснимом и, пожалуй, не поддающемся словесному описанию.

Творение известного тифлисского архитектора Михаила Огаджанова, получившее серебряную медаль за лучший фасад, впечатляет, в первую очередь, своими внушительными размером и формами. Ну и, конечно же, изысканной отделкой, лишенной вычурности и излишеств.  

Дом табачника Николая Бозарджянца был построен за два года, с 1912-ого по 1914-й. У Бозарджянцев было три сына – Иван, Михаил и Аршак. Трехэтажный дом задумывался как место проживания трех братьев, где на каждого брата было по этажу. Входная дверь в дом наполовину стеклянная, и с улицы можно хорошо разглядеть стены парадной, выложенные старинной настенной плиткой.

Но прохладу и внушительность мрамора можно почувствовать, только медленно ступая по лестнице и опираясь на толстые мраморные перила.

Больше всего остального впечатляет венецианское стекло. Оно повсюду. В дверях, которые ведут в длинные общие коридоры с квартирами, во входных дверях самих квартир. Стекло владельцы дома заказывали в Италии. Удивляет не столько то, как доставили такое количество стекла из Италии в Грузию, а то, что все это уцелело и дожило до наших дней. Сохранились в доме и начищенный до зеркального блеска паркет в общих коридорах, и витражный потолок тех лет. 

С недавнего времени особняк  стоит в металлических лесах
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
С недавнего времени особняк стоит в металлических лесах

На сегодня дом в лесах, металлических. Это такие подпорки, в которые одевают дом из опасения, что стены его разъедутся и он рухнет. А трещина на одной из стен настолько глубокая и широкая, что кажется, загляни внутрь, и увидишь все прошлое дома.

Одноглазый пират на крыше

По той же улице Чонкадзе, только в самом начале, возвышается дом Анны Мадатовой. Он, пожалуй, самый приметный на этой улице, не считая дома Бозарджянц. Если особняк табачников, построенный по проекту Михаила Огаджанова, является олицетворением элегантной утонченности, то у мадатовского, построенного по проекту того же архитектора, прямо-таки революционная архитектура.

Покореженный шпиль башни на доме Анны Мадатовой
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Покореженный шпиль башни на доме Анны Мадатовой

Михаилу Огаджанову пришло в голову построить дом на возвышении, а лестницу к нему — прорубить прямо в скале. Двухэтажный особняк выполнен с использованием нескольких архитектурных стилей. Тут и фачверк присутствует, и классицизм, и модерн. И кажется, нет в городе дома, который мог бы поспорить своей оригинальностью с усадьбой Анны Мадатовой. Есть у дома и башенка, которая завершается кружевным шпилем. Только вот незадача – шпиль от времени скривился и наклонился вбок. И производит впечатление одноглазого пирата.

Вид на одноглазовго пирата со стороны улицы Чонкадзе
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вид на одноглазовго пирата со стороны улицы Чонкадзе

Дом уже давно нуждается в укреплении и реставрации. Год назад в его дворе проходил концерт. В грузинской столице есть такой проект, согласно которому в тбилисских дворах проходят живые музыкальные концерты. И председатель правления (гамгебели) тогда пообещал жителям дома, что постарается включить дом в список нуждающихся в незамедлительной реставрации. Но обещанного, как говорится, три года ждут.

Аттракцион под названием жизнь

Еще один дом, который, что называется, держится на честном слове, находится в районе Сололаки. Это дом князей Бейбутовых на бывшей Бейбутовской, позже Энгельса, а теперь Асатиани 24. Улицу в свое время назвали так в силу того, что владений у княжеского рода на этой улице было немеряно.

Фасад дома князей Бейбутовых
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Фасад дома князей Бейбутовых

С 1843 по 1923 гг. многие земли, на которых впоследствии стали строить новые дома, принадлежали старейшему армянскому роду князей Бейбутовых. Переселившись в Грузию из Армении, князья верой и правдой служили грузинским правителям. Род Бейбутовых получил княжеский титул в 1783 году указом царя Ираклия II. Дворянское звание Бейбутовых было подтверждено в 1826 году уже русским императором. Представители рода занимали важные должности. Впрочем от былой славы в городе остался лишь покорежившийся от времени дом. 

Входная дверь в дом Бейбутовых
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Входная дверь в дом Бейбутовых

А ведь тут люди живут и как минимум раза два в день спускаются по покореженным лестницам и проходят под потолком, с которого частенько что-то да падает. Ступени лестниц уже давно потеряли первоначальную форму и превратились в морские волнорезы. Жители дома, должно быть, утопая в раскрошенном мраморе, думают, как бы не споткнуться об волны и не пробуравить хабитусом каменную гладь. На потолке штукатурка местами обвалилась, оголив потолок, из которого теперь торчат, как щербатые зубы изо рта, деревянные доски.

Остается загадкой, как люди живут в таком доме
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Остается загадкой, как люди живут в таком доме

К тому же дом сильно перекосило на одну сторону. Стоит ступить в парадную, и ты начинаешь чувствовать дискомфорт. Но не от сознания опасности нахождения в этих стенах, нет! А от того, что центр тяжести тут оказывается смещен. И ты сопротивляешься этой искусственной кривизне, как в каком аттракционе.

Дома, они, как люди, не окажешь им своевременной помощи, шанс вылечить, поставить на ноги будет безвозвратно утерян. Разве что говорить не умеют о собственных болячках и звонить людям, ответственным за их состояние. Этим занимаются жители старых домов. Но не всегда результативно.

Для того чтобы были выделены из городского бюджета деньги на ремонт конкретного дома, жильцы его должны обратиться с заявлением в районное правление (гамгеоба). Если дом представляет собой историческую ценность, агентство по защите культурного наследия должно исследовать его ценность, произвести его ревизию. Но работы эти должны оплатить жильцы дома. У жителей часто таких средства не находится. И дома так и замерзают в ожидании милосердия.

Бывает и по-другому. Жильцы, обессилев от жалоб в инстанции, решают, наконец, сами отбить кусок гипсового оформления, грозящий упасть с приличной высоты и нанести солидные увечья людям. И вот тут начинается самое интересное. Потому что ввиду того, что дом имеет статус исторического памятника, трогать что-либо в нем и вносить самовольно коррективы жители дома не имеют права. Получается замкнутый круг: дождаться помощи жители не могут, и сами устранить эту опасность не имеют права. И дома продолжают разваливаться в надежде, что кто-то замолвит за них слово.

Темы:
Прогулки по Тифлису (141)


Главные темы

Орбита Sputnik