19:11 22 Сентября 2020
Прямой эфир
  • EUR3.8050
  • 100 RUB4.2349
  • USD3.2295
Колумнисты
Получить короткую ссылку
836121

Жизненный путь детей - это жизненный путь детей. И порой родителям трудно понять, что делать, чтобы не навредить, но и не остаться виноватой

Колеcа тачки мерно поскрипывали по неровному асфальту улицы Абашидзе. Марго набила свою верную помощницу до отказа. Пятнадцать кило молодых грецких орехов уступили за смешную цену. Просто грех не взять. И орехи все один в один, зеленые, крупные, червивых нет. Варенье выйдет первосортное.

Мимо проплыл огромный кирпичный особняк, обвитый плющом. Марго обратила внимание на номер. Пятьдесят четвертый. Полукруглая башня с балконом явно была находкой архитектора. Вокруг, куда ни глянь, плоские стены корпусов, и вдруг такое несоответствие с окружающим стилем. Значит, именно про этот дом ее внук, четырехлетний Лука выдумывал так к месту: "Замок Дракулы".

Кирпичный дом на улице Абашидзе в Тбилиси
photo: courtesy of Mariam Saradjishvili
Кирпичный дом на улице Абашидзе в Тбилиси

Умный мальчишка растет, всем хорош, только одно слабое звено – с сердцем не все в порядке. Врачи предупредили избегать стрессов. Легко сказать, но трудно сделать. Как в этой жизни без стрессов?

Потому и делает бабушка, что может: ореховое варенье внуку в огромных порциях на зиму готовит. Для сердца оно первое дело.

Марго миновала магазинчик с выставленными на тротуар ящиками фруктов. У открытой двери сидела продавщица, а рядом стоял и курил какой-то внушительный мужчина, по-видимому, хозяин торговой точки. За спиной услышала явно в свой адрес негромкое:

- Смотри на нее. И как только земля таких носит?!

- А в чем дело?

- Это мать Малхаза. Бедного парня из дома выгнала...

Марго покатила за собой тележку дальше. Уже привыкла к такой реакции. Месяц назад было еще хуже. Знакомые сына на улицах останавливали, стыдили. Сейчас уже эмоции схлынули. Люди поставили ей диагноз "не-мать" и успокоились.

...Марго растила Малхаза без отца и, видимо, в постоянной суете упустила что-то важное, без которого рухнула с таким трудом возводимая постройка. Для сына все делала по максимуму, а ему вложить "умри, но сделай" не удалось.

В 18 лет он захотел жениться, и Марго, хоть и не была в восторге, но мешать не стала. Благо, избранница Нино была из хорошей семьи, собой красавица, училась в консерватории. Малхаз бредил ею и слушать не хотел ни о каких "немного встать на ноги". Боялся, а вдруг кто-то перебежит ему дорогу.

Отношения молодых были хорошие, через два года появилась Мака, потом, спустя четыре года, Лука. Только всю тяжесть пришлось нести на себе Марго - и зарабатывать "через не могу", и на домашнем фронте в тройном размере.

Малхаз то работал, то сидел дома в поисках лучшего, а у невестки Нино руки были на особом положении. Для пианистки они - незаменимая часть профессии.

Аджику делать или каждый день кучу посуды перемыть и постоянно на концертах выступать - вместе никак не совпадает. А Марго руки чего беречь? Ее поезд давно ушел и даже не свистнул напоследок.

Быт он и есть быт. Малхаз повзрослел и вместо того, чтобы искать себе приложение к работе, нашел себе приключение. Стал куда-то пропадать. Дома выдумывал какую-то околесицу про помощь друзьям. Нино плакала, сердцем чуя надвигающуюся беду. Марго пыталась скрепить фундамент семьи, но это было уже выше ее сил.

Вскоре все раскрылось. У Малхаза есть любовница, без которой все меркнет и гаснет. Нино и дети - это второй план, и в будущее они никак не вписываются. Никакие разговоры и слезы жены ничего не могли изменить. Перед Марго сидел незнакомый чужой человек, не имевший ничего общего с тем мальчиком, который когда-то держал ее за руку и заглядывал ей в глаза: "Мама, я же хорошо сделал?"

Кое в чем женщины сильнее мужчин, или Тяжелые мысли одного грузина >>>

Теперь тот же знакомый голос, который был единственным, что осталось от ее мальчика, утверждал: "Я женился на Нино по глупости. Этот брак был ошибкой. Я жить не могу без Кетино. Ты должна меня понять!"

- Твои дети - тоже ошибка? Это не хвост по английскому, который ты можешь пересдать, – пыталась вразумить его Марго.

Но сын смотрел на нее и повторял как мантру: "Не могу жить без Кетино! Нино - это пройденный этап в моей жизни!"

По логике Малхаза, не происходило ничего страшного. Разводятся миллионы. Нино с детьми вернется к своей матери и брату с семьей. Ничего страшного не произойдет. Малхаз не подлец и иногда будет общаться с детьми. Все так живут, и никто не умирает. А он женится на Кетино, и у них будут другие дети.

- Ты сможешь содержать две семьи? – усмехнулась Марго его святой простоте.

- Что-то придумаю. Не дави на меня. Ты должна меня понять.

Когда все аргументы были использованы, Марго озвучила свое решение:

- Это моя квартира, моя невестка и мои внуки. Другой невестки тут не будет. Не можешь жить без Кетино, иди к ней. Захочешь общаться с детьми, пожалуйста. Это мое последнее слово. Ты прекрасно знаешь, что Нино идти некуда.

Куда нам до леди Ди, или Как не проспать свое счастье >>>

И это была правда. Возвращаться к матери с двумя детьми, где ее брат жил в крайней тесноте, не входило ни в какие ворота. Малхаз на нервах поломал зеркало, орал, дергался и в итоге выбежал из дома на нервах, крича, что все в этой жизни против него.

Лука от страха стал заикаться. Это был трудный период в жизни Марго. Ее никто не понял. По общей логике, надо было выгнать невестку, а сыну дать возможность начать жизнь со второй женой в еще не остывшем семейном гнездышке. Потому как "своя кровь".

Малхаз не хотел сдаться так просто. Он звонил матери и угрожал: "Ты скоро умрешь, а я даже на твои похороны не приду! И никто меня не осудит!"

Спустя месяц страсти поутихли. Жизнь вошла в свою колею.

Марго довезла до дома свои орехи и стала готовить их к обработке. Нино не было дома. Да она на нее и не надеялась. Невестка, как и положено артистичной натуре, пребывала в своих мыслях, о варке орехового варенья имела самое слабое представление.

А если и правда скоро придется по проклятиям сына покинуть этот мир? Как Лука будет без своих любимых черных шариков? На мать его надежды нет. И как бы в ответ на ее мысли внучка Мака стала выяснять подробности рецепта. Марго нехотя стала вводить ее в курс дела.

- ...Сначала очистить от зеленой кожицы. Одно плохо, от этого руки чернеют. Вообще орехи такое свойство имеют. Если у мебели цвет сойдет, орехом надо отполировать, и цвет вернется. Да, на чем я остановилась? Потом замочить в холодной воде на пару дней… Менять воду не реже двух раз в день…

Мака внимательно слушала бабушку. Она и раньше постоянно крутилась на кухне, запоминала премудрости. Точно как Марго в детстве. Гены, видимо, хоть здесь пошли в нужном направлении.

- ...Потом замочить в известковом растворе - на ведро воды 1 кг гашеной извести. Это чтобы горечь убрать... На три-четыре часа. Потом - промыть проточной водой и еще раз замочить на сутки... После всего этого протыкать орехи вилкой, чтобы сахар внутрь проник. Это первый этап. Потом варить варенье и снова воду сливать. Отдельно варить квасцы. Еще гвоздику положить. Все это длится двадцать дней...

Марго посмотрела на задумчивую внучку. Кто его знает, сколько еще времени им быть вместе. Но за одно можно быть спокойной: Мака не подведет и Лука точно без целебного варенья не останется. Придет ли ее единственный сын на похороны или нет, загадывать - только зря последние нервы портить. Есть дела поважнее.

Теги:
Грузия, Тбилиси, Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили


Главные темы

Орбита Sputnik