23:01 05 Августа 2020
Прямой эфир
  • EUR3.6190
  • 100 RUB4.1656
  • USD3.0729
Колумнисты
Получить короткую ссылку
169052

В ожидании идеального партнера может пройти много лет и даже целая жизнь. Так произошло и с импозантным грузином Гио, который не ценил то, что имел

У Гио еще с юношества была конкретная цель – жениться на девушке, обязательной красавице, с аристократическими манерами, модельной внешностью, непременно с длинными ногами и неплохим интеллектуальным багажом. Взял себе за образец ни много ни мало принцессу Диану. Она полностью вписывалась в его стандарт красоты по всем показателям.

К слову сказать, сам Гио тоже был далеко не замухрышка, а обладал рядом неоспоримых достоинств и талантов. Он неплохо играл на нескольких музыкальных инструментах, пел, писал песни, рисовал недурственные пейзажи и натюрморты в стиле сюрреализма с элементами примитивизма.

При этом был начитан и однозначно хорош собой. Да и еще Гио был более или менее успешным и в меру платежеспособным и квартиронезависимым. За плечами у Гио на манер ангелов–хранителей стояли папа– профессор и мама-кандидат химических наук, обремененные разными регалиями, о коих писать долго и утомительно.

К общему комплекту вышеперечисленных не хилых достоинств Гио принадлежал княжескому роду, что несомненно поднимало его как в собственных глазах, так и окулярах его окружения. Не удивительно, что Гио в свои 20 лет пользовался немалым вниманием со стороны слабого пола.

В институте в параллельной группе на курсе училась Назико. Девочка из семьи самой обычной и еще более скромной внешности.

От образа принцессы Дианы вышеуказанная Назико была примерно на таком же расстоянии, как Тбилиси от Сан-Франциско, причем если эти километры еще возвести в квадрат, а то и в куб. Но обладала она горячим и любвеобильным сердцем, способным на подвиги ради своего избранника.

Как уже так вышло, что утонченный Гио клюнул на простушку Назико, осталось за кадром ближайших наблюдателей. Но факт: Назико наплевала на все установки тбилисского общества начала двадцать первого века и родила вне брака прелестную девочку Экуну. Бабушки и дедушки с обеих сторон приняли ребенка в свои трясущиеся от эмоций натруженные руки, потому что ребенок - это святое и какой грузин не любит детей.

При этом Гио сказал без всяких экивоков, что жениться на Назико не будет, но дочку не оставит и помогать будет по мере сил и вялотекущих заработков от его интеллектуальной деятельности.

Назико решила запастись терпением и наслаждаться радостями материнства, решив, что рано или поздно Гио на ней все-таки женится.

Гио приходил покатать в парке коляску и поагукать с Экуной. Они иногда сидели с Назико на скамейке и культурно общались на разные "околоребенковые" темы. В результате столь длительного общения родилась еще одна белокурая и голубоглазая девчушка – Теона.

Приступ радости у представителей старшего поколения был не такой большой, как на первую, но тоже было озвучено: "Вырастим и эту общими усилиями. Ребенок – Божий подарок".

Современная сказка про принцессу и свинопаса, или Бедная Элисо с Сабурталинской улицы >>>

Сторона Назико все же ждала официального предложения, справедливо полагая, что двое готовых детей - это весомый аргумент, чтоб молодым как-то собраться с силами и дойти наконец-то до прослушивания Мендельсона в зале ЗАГСа.

Гио считал по-другому и не спешил расставаться с образом леди Ди, которую видел рядом с принцем Чарльзом, и считал, что он, Гио, смотрелся бы рядом с принцессой однозначно лучше.

Жизнь текла дальше. Дочки росли под пристальным наблюдением двух пар вполне еще работоспособных дедушек и бабушек. Экуна пошла в первый класс, когда у нее родилась еще сестричка – Тамуна. И ее приняли старики с любовью. Назико считала, что трое детей уж точно нанесут в установках Гио решающий и массированный удар, который и приведет его к вполне логичному завершению этой эпопеи.

Но, оказывается, бывают непробиваемые фортификационные сооружения. Так было и с Гио. Точнее с его идейными воззрениями на предмет женитьбы.

- Дети – мое счастье и радость. Но не более.

И он исправно платил за новые платьица, музыку, танцы и все то, что необходимо для развития девочек из хороших семей. Потом наступил этап старших классов и репетиторства.

Назико продолжала его преданно любить, но на деторождении решила поставить жирную точку. Троих детей поднять - это вам не кило персиков за приятной беседой схомячить.

Приятели Гио подшучивали над ним и называли отцом–героем, на что он никак не реагировал и говорил, что находится в активном поиске своей мечты. Про Назико говорил спокойно:

- Это только черновик. Я еще успею все переписать набело.

Дети уже были в институте, когда Гио все-таки нашел подобие леди Ди. Она, правда, была брюнетка, и ноги были немного короче искомого абсолюта, но Гио наконец-то решил познакомить ее со своими родителями. На описываемый момент многодетному отцу было 45 лет, его светлую одаренную голову украшала изрядная лысина, а стройный когда-то стан – вполне себе оформившееся брюшко.

Провидение иногда вносит свои коррективы в долговынашеваемые планы простых смертных, выбирая для этого самые курьезные типажи. В истории с Гио перст судьбы принял образ полубезумной пенсионерки Клавы с первого этажа.

Посмотреть на мать другими глазами, или Как ты могла прожить с ним всю жизнь? >>>

Шли они, значит, под ручку с неудачной копией леди Ди, и вдруг им навстречу Клава с пустым ведром. И зачем, спрашивается, вылезла ни к месту. Но Клава спустила на нос подвязанные изолентой видавшие виды очки и уставилась на разодетую парочку.

- Гио, это ты, сынок? – проскрипела она. Потом еще раз всмотрелась в его так долго искомый идеал. – А это кто с тобой? Что-то не разберу никак. Экуна? Теона? И на Тамуну что-то не похожа.

Гио скрипнул зубами и сказал, что "потом все объяснит", и ускорил шаг по направлению своих апартаментов на третьем этаже.

Дама сердца тут остановилась и задала вполне логичный вопрос:

- А кто такие Экуна, Теона и Тамуна?

Гио пытался отшутиться, но припертый к стенке подъезда нежной ручкой с хорошо нанесенным маникюром, все же, запинаясь, объяснил эту запутанную ситуацию с черновиком – Назико и тремя дочками.

"Леди Ди" раздумывала недолго: "У нас с тобой ничего не получится. На чужом несчастье свое счастье не построишь. И не звони мне больше". Удаляющийся цокот шпилек эхом прозвучал в пустом подъезде и тихим звоном разбившейся вдребезги мечты отдался в ушах Гио.

Герои этой истории живут и здравствуют каждый на своей площади. Дочери Гио удачно вышли замуж. Их родители тоже медленно плывут по жизни, но в разные стороны. Пути их так и не соединились. Назико давно разлюбила когда-то неприступного красавца, а Гио решил доживать жизнь в одиночку. Решил, что семейное счастье не для активной творческой натуры.

Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили


Главные темы

Орбита Sputnik