07:04 27 Октября 2020
Прямой эфир
  • EUR3.8158
  • 100 RUB4.2209
  • USD3.2285
Колумнисты
Получить короткую ссылку
91971

С началом школьной "дистанционки" особую ценность вновь приобрели частные педагоги, работа которых иногда представляет собой целый сериал страстей, не иначе

Сижу на уроке английского и слушаю, как Саба переводит текст. Из кухни в унисон доносится дискуссия его прадедушки Шалвы, прабабушки Ламары и бабушки Дареджан. Старички смотрят какой-то турецкий сериал.

- ... Что она сказала? – спрашивает 85-летний телезритель.

- Какая именно, Иваныч? – уточняет его жена. – Вот эта рыжая или черная справа? Эта рыжая – копия твоя племянница Тамрико. В молодости. Помнишь, после развода с Зурой?..

- Какой еще Зура? Что сказала переводчица этой бурды! – злится ее муж. – Ничего не разберу. – Тут он обращается за помощью к невестке. - Дареджан, шен шемогевле (груз. близкое к русскому "моя хорошая"), я опять все пропустил.

- Сейчас все объясню, только не перебивайте меня. Этот Кенан поссорился с Фериде и откуда-то притащил вон ту рыжую стерву Лейлу...

Экзамен для няни: хамство, неряшливость, угроза жизни ребенка >>>

- Помнишь, Иваныч, - встревает Ламара, - у меня на кафедре в 75-м была Лейла, крашеная блондинка, ты еще на нее заглядывался, вах, старый бабник!

- Ооо, не выдумывай. Эта Лейла мне никогда не нравилась. Дареджан, - кричит он невестке, - на чем мы остановились? Откуда взялся этот Кенан?

- Дайте мне сказать, батоно Шалва, это тот Кенан, который в прошлой серии разбил машину старика Исмаила.

- Дареджан, что ты так кричишь? - выражает недовольство ее свекровь. – Мы не глухие. А где ты видела этого Исмаила? Помнишь, Иваныч, мы в 56-м отдыхали в Кобулети и хозяина звали тоже Исмаил. Или я что-то путаю?

- Путаешь, Ламара, конечно, путаешь. Дареджан! – надрывается Шалва, - а ты не забыла дать ей сегодня таблетки от головы?

- Вай, чтоб я умерла! – спохватывается Дареджан. – Из-за вас я свои таблетки принять забыла.

Дареджан выходит в зал, где мы занимаемся.

- Сабуна, ты не видел те зеленые таблетки, которые я принимаю по утрам? Ой, извините, пожалуйста, эти старики меня с ума свели. Включают проклятый телевизор на полный звук, с ума меня сводят целый день. Подождите, я вам кофе сейчас принесу.

Я отнекиваюсь, но Дареджан меня не слушает и начинает движение в обратную сторону. У нее больная нога и немного плохо с координацией. На ходу она руководит учебным процессом.

- Читай, Сабуна, читай громко. Так, чтоб я в кухне слышала. Лучше твой ангельский голос, чем этот тупой сериал.

Сабуна послушно прибавляет звук.

В дверях уже маячит прадед.

- Куда ты пропала, Дареджан? Я опять все пропустил. Ламара в конец запутала со своими родственниками и этим Кенаном.

- Что с вами, батоно Шалва?! Не видите что ли, у Сабуны учительница! Из-за вас не поймешь, что ребенок читает.

Прадед краснеет, как первоклассник.

- Вай, что ты мне раньше не сказала! – повышает голос и приосанивается. – Аба, Саба, не посрами! Читай, шени чириме (близко по смыслу с "шен шемогевле"), я тебе потом расскажу, что мне мой дед Гурам рассказывал, когда я был в твоем возрасте. Как-то, знаешь, Акакий Церетели когда пас овец...

- Батоно Шалва, оставьте Церетели в покое и дайте ребенку заниматься! – кричит Дареджан из кухни и тянет свекра за рукав внутрь. В итоге ей это удается, и мы спокойно переходим к грамматическим упражнениям.

Минут через десять дверь из кухни открывается, и в зал входит Дареджан с огромным подносом с приличным ужином под кодовым названием "чашечка кофе". На подносе баклажаны с орехами, пеламуши, печенья и, естественно, тот самый кофе.

- Зачем вы так беспокоились?..

- О, мне это в радость, - расплывается Дареджан. И перекладывает мне весь набор на стол. Потом медленно идет за салфетками. – Эти старики мою молодость всю покушали, теперь в старости последние мозги заморочили. Если б не Сабуна, один день я бы здесь не осталась, поехала бы к мужу в Россию. У него там бизнес. Сидела бы и смотрела за своими сыновьями. За ними глаз да глаз нужен, неженатые еще.

А тут сижу, не могу дочке внука доверить. Разве она за ним посмотрит, как я? – и снова расплывается в улыбке. – Саба, не сутулься, выпрями спинку. Тебе на ужин хачапури спечь? Совсем исхудал от уроков. Одни глаза остались от моего Сабуны. Третий класс – это не шутка. Программа страшная.

Из кухни доносится призывной клич.

- Дареджаааан, я опять все пропустил. Куда пошел этот Кенан???

- Идууу. Вот надоели. Один не слышит, другая все путает, сижу вот терплю их. Ради Сабы!

И она исчезает за кухонной дверью.

Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили


Главные темы

Орбита Sputnik