22:37 18 Апреля 2021
Прямой эфир
  • EUR4.1187
  • 100 RUB4.5355
  • USD3.4363
Колумнисты
Получить короткую ссылку
53483

Новое - не всегда хорошее, особенно когда к старому прикипел до страсти. Писательница Мариам Сараджишвили рассказывает о том, как в старости держишься за вещи из любимого прошлого

Лето у Васико, сколько он себя помнил, ассоциировалось с обезлюдевшим двориком на Клары Цеткин и его бабушкой Ламарой, в очередной раз стиравшей овечью шерсть из их матрасов.

Стирка матрасов была для Ламары–бебо (груз. бабушка - здесь и далее примеч. ред.) коронным ритуалом, основой основ, на которой базировалось все остальное мироздание. Начинался ритуал с того, что старушка подолгу вглядывалась с чистое, без единого облачка, голубое небо, приставив к глазам сморщенную в узлах вен ладонь в качестве козырька. И по одной ей ведомым приметам определяла, что в ближайшую неделю дождя не будет, даже если его обещал вечерний "Моамбе" (груз. "Вестник").

Потом, улучив момент, она развивала дикую суматоху в их комнатах на втором этаже.

Распарывала все имеющиеся в ее распоряжении матрасы, вынимала аккуратнейшим образом из недр чехлов всю шерсть до последнего завитка и занимала все ведра с мыльным раствором – отмокать. Потом курсировала зигзагами между ведрами со специальной метровой палкой – мешала однородную массу, чтоб лучше отстиралось.

Затем несколько раз по очереди партии сырья промывала под проточной водой уже чистую шерсть и складывала в огромный марлевый мешок – стекать. Следующий этап был не менее важным. Ламара–бебо оккупировала весь их деревянный балкон, разложив на чистых тряпках уже отмытую шерсть ровными пирамидками, оставив для прохода узенькую тропинку сбоку, по которой вынуждены были ходить десять человек соседей в период матрасной лихорадки.

Дорогой психотерапевт - невероятная история о внутренней силе женщин >>>

Дня два–три шерсть сохла под палящим солнцем. Ламара–бебо периодически выходила на балкон проконтролировать зорким глазом сохранность пирамидок, чтоб их ветром не сдуло. После этого, удостоверившись, что шерсть почти высохла, она приносила крохотную скамеечку и кизиловый прут, который тоже хранился с не меньшей осторожностью где-то в подвале.

Как-то Васико его попытался использовать в качестве меча в бою с соседскими мальчишками. Итог был печальный: прут в пылу сражения поломался, а бабушке этот факт чуть не стоил сердечного приступа.

- Аба, где я найду еще такую палку для шерсти??? Ее нельзя сбивать чем угодно! Вай, вай, вай. Уже десять лет она у меня. Так хранила, так хранила и вот.

С трудом, но замена нашлась.

Потому что стегать шерсть это еще тот тонкий процесс, который каждому не доверишь. Если шерсть будет слишком сухой, ее не распушить ударами палки, поэтому она должна быть чуть влажной на предпоследнем этапе.

В итоге к концу недели Ламара–бебо шила матрасы из чистой шерсти, которая была не в пример пушистее и воздушнее, чем та, которая свалялась за год.

Причем уговорить бабушку отдать их в стирку кому-то было невозможно. У старушки был реальный страх, что в процессе мытья какой-то злопыхатель подложит джадо в кучу завитков, и все, пиши пропало. Конец семейному выстраданному благополучию, которое удалось пронести сквозь бурный двадцатый век без особых потерь.

С тех пор много воды утекло. Васико вырос, женился, сам стал отцом троих детей и уже отпраздновал свое 40-летие, а Ламара-бебо все уменьшалась в размерах, худела и сбавляла скорость передвижения, но не сдавалась. Она отпраздновала уже свое 92-летие и если о чем переживала, что ее невестка под шумок ликвидировала все старые матрасы с дедовской шерстью, заменив их современными ортопедическими. В распоряжении бабушки оставался единственный ее собственный, на чем она спала.

На очередной ее юбилей Васико обещал себе купить бабушке современный матрас. Да, зараза дорого стоит, но на Ламаре–бебо экономить – себя не уважать.

И вот накануне Васико привез на машине громоздкое ложе, предварительно проверив пружины на прочность, и в назначенный час дал дочке сигнал – выманить бабушку к телевизору в залу, пока он подменит матрасы старый на новый. Расчет был на фактор неожиданности. Потом планировалось тут же войти с шоколадным тортом и горящими на нем восковыми цифрами девяткой и тройкой. Дальше по ходу сценария шел детский хор:

- Ра ламази дгеа! (грузинский аналог песни Happy birthday).

Все прошло относительно благополучно: и замена, и торт, и песня правнуков. Потом Ламару-бебо торжественно подвели к ее прямоугольному подарку с белоснежной поверхностью. Старушка посмотрела на лежащее перед ней великолепие и вдруг заплакала.

- Васико, что ты сделал?

"Оставьте буйволов и жирафов в покое" - очень транспортная история из Тбилиси >>>

- А что не так? Посмотри, бебо, какая вещь. У Людовика такого не было!

- Не знаю я твоего Людовика. А где мой зеленый? В полосочку?

- Ммм.

Васико не решился сказать, что вынес его к ближайшему мусорному баку, печонкой чувствуя, что лучше не уточнять. Пытался подчеркнуть достоинства нового приобретения.

- Бебо, ты посмотри, какие пружины! Как на батуте можно прыгать. Ничего с ним не сделается.

- Вот сам и прыгай. У меня ревматизм. Я хочу мой старый. Еще с твоим дедом покупали в 67-ом году.

Васико вконец запутался.

- Бебо, я хотел тебя порадовать. Хотел, как лучше.

- Э, шен шемогевле (груз. "мой хороший"), лучше еще не значит хорошо. Этот, с пружинами, невозможно стирать. Чем же я буду заниматься летом? С ума сойду от безделья. Так и умереть недолго.

Васико бросился разруливать ситуацию.

- Бебо, не волнуйся, живи сто лет и еще столько же! Я все поправлю. Хочешь как в старину, будет тебе стиль ретро!

Развернулся, сел в машину и поехал в сторону "Дезертирки" – выяснять, где можно купить новую шерсть на развес. Иногда старое бывает лучше навороченного нового. А новинка не приносит той радости, к чему уже привыкли свои руки.

Главные темы

Орбита Sputnik