02:08 18 Октября 2019
Прямой эфир
  • EUR3.2980
  • 100 RUB4.6380
  • USD2.9682
Гурам Мегрелишвили

Как писатель Гурам Мегрелишвили создал "Альтернативную карту Грузии"

© photo: Guram Megrelishvili / FB
Интервью
Получить короткую ссылку
66501

В истории Грузии было немало тонких, глубоких и интересных писателей. К счастью, и сегодня стране есть кем гордиться

Анастасия Шрайбер

По случаю Всемирного дня писателей, который отмечают 3 марта, мы побеседовали с одним из современных грузинских авторов, по-настоящему заслуживающим внимания, Гурамом Мегрелишвили.

Гурам не просто модный тбилисский писатель. Это было бы слишком скучно. Мегрелишвили еще и блогер, гражданский активист, психолог и даже опытный винодел. Поэтому беседа с этим человеком получилась насыщенная и крепкая, как и вкус грузинского вина.

Писатель глазами писателя

- Гурам, спасибо, что согласились с нами поговорить.

- Благодарю вас за интерес.

- Американская поэтесса и драматург Эдна Сент-Винсент Миллей говорила, что опубликовать свою книгу – значит добровольно выйти на публику без штанов. Что вы думаете о степени обнажения писателей в своих книгах?

- В этом в определенной степени есть зерно истины. Хотя писательство отличается хотя бы от той же журналистики тем, что оно выдумывает новую реальность и создает ее так, что в нее верят. Часто говорят, что писатель – профессиональный лжец. Я же думаю, что писатель – профессиональный рассказчик правды, ведь ее нужно уметь правильно передать.

Гурам Мегрелишвили
Гурам Мегрелишвили

- Когда вы поняли, что у вас есть талант писателя?

- Талант писателя? Я не верю, что в природе существует нечто подобное. А что касается изучения техники письма (в этом ключе я бы согласился с вашим вопросом), я активно пишу с двадцати лет. В самом начале я писал по 50-60 страниц в день, заранее зная, что эти рукописи не увидят света, так и случилось – я их выбросил. Моя цель была лишь научиться передавать свою мысль так, чтобы мой голос как автора и мой индивидуализм не потерялись.

- Гурам, вы неоднократно были удостоены звания "Лучший молодой писатель". А в 2011-м даже стали избранником Евросоюза и получили Премию на тот момент Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, кажется, с формулировкой за вклад против насилия. Расскажите об этой награде.

- Премией Пан Ги Муна меня удостоили за пьесу, написанную на тему женского насилия. А точнее "селективные аборты" - покрытое мраком субкультурное насилие в патриархальном обществе. При работе над этим вопросом я обнаружил интересный момент – аналогичная проблема существовала и существует сейчас во многих цивилизованных странах. Так что, исходя из глобальности вопроса, моя пьеса показалась для жюри интересной.

Гурам Мегрелишвили и его "Альтернативная карта Грузии"

- Все мы родом из детства. Расскажите о вашем.

- Я родился в Тбилиси, здесь и вырос. Больше нигде не жил, если не считать путешествий. Действительно, детство для каждого человека очень важное время. Я родом из эпохи коммунизма. Значительные годы формирования моего сознания и переломный момент совпали со сложными и важными для моей страны годами. Но я считаю, что все это для меня, как для автора, было интересным опытом.

- Какие уроки вы вынесли из того времени?

- Когда я вспоминаю прошедшие 35 лет (к сожалению, больше из моих 39 я не помню), понимаю, что общество, в котором я живу, значительно выросло, а в ряде вопросов – значительно деградировало. Как и мы, индивиды, социум претерпевает процесс формирования. В итоге, я все же считаю, что страна развивается и учится на пройденных ошибках.

Талантливых школьников в Тбилиси научат писать романы >>

- Поговорим о вашей последней книге "Альтернативная карта Грузии", которую вы писали четыре года. В одном из интервью вы говорили, что она о том, что может представить и нафантазировать человек в путешествии, к примеру, по какому-то региону Грузии. То есть это выдумка, связанная с определенным краем Грузии, его историей и традициями?

- Это единство существующих и несуществующих, надуманных и не очень, возможных и невозможных историй, рожденных в моей голове во время путешествий по родной стране. В моей книге все исторические земли Грузии на своих местах, так, как это могло бы быть в реальности. К примеру, в Цхинвали ходит трамвай, и там забастовка, только народ бастует не за понижение цен, а за повышение, дабы "защититься" от туристов с низким доходом. Гагра в моем произведении – город клиник и новейших технологических достижений медицинской сферы. В Тао-Кларджети проходит международный симпозиум, который принимает женский монастырь. А на территории Кахи, в аэропорту, вход к которому есть с трех сторон – со стороны Грузии, Армении и Азербайджана, ждут бельгийского следователя.

Гурам Мегрелишвили
Гурам Мегрелишвили

- А кто ваши герои? В какие приключения они попадают?

- Хочу уточнить, что это не роман и не сборник рассказов. Здесь реминисции одного протогониста (автора), которые случаются с ним в разных уголках Грузии. Эти истории – смесь реального с ирреальным. А персонажи – настоящие люди, которые, впрочем, часто обнаруживают себя в совершенно незнакомом амплуа. К примеру, известная певица Манана Менабде отправляется поговорить с материализовавшейся душой своего умершего друга в тайную лабораторию на горе Хомли. А другой персонаж, скажем, фотохудожник Гоча Чанадири открывает на территории Ахалкалаки Школу искусств для беженцев из Сирии.

- То есть в вашей книге, среди вымышленных, есть и реальные люди?

- Да, в книге 135 реальных людей. В 27 главах столько же выдуманных происшествий и историй. Между прочим, каждая глава написана в разных литературных жанровых стилях: фантастика, хоррор, мистика, детектив, реализм, постмодернизм. В одной книге объединены все жанры, поэтому она интересна многим читателям. Вместе с этим, параллельно с историями, происходящими в разных краях Грузии, читатель мира (я надеюсь, потому что книга переводится на иностранные языки) узнает о традициях, культуре и кулинарии Грузии.

Нобелевский лауреат, перуанский писатель Марио Варгас Льоса посетит Грузию >>

- Вы как-то упоминали, что этот литературный жанр называется лже-документалистика. Что это такое?

- Это новое направление в литературе. Псевдодокументалистика. Первая глава моей книги - точный образец этого жанра. В Сванети, в ущелье Бечо приезжий литовец Иунас Гучевичус ищет тайные знания колхской Медеи. Об этом он прочитал в произведениях Страбона, Макса Бирнстила, Кеничи Фукуи, Иосифа Флавия, Мовсеса Хоренаци и Ала ад-дин Ата Малика ибн Мухаммеда Джувейни. В книге называются конкретные труды, которые действительно существуют. Но дело в том, что если некоторые эти авторы и правда писали про Медею, то у других подобных исследований и вовсе нет, но я им это "приписал". При упоминании Страбона (который правда писал о Медее), "исследования" Кеничи Фукуи очень убедительны. Это своеобразная игра с читателем, насмешка над болезнью XXI века – псевдоинтеллектуальностью.

- Презентация вашей книги "Альтернативная карта Грузии" прошла в довольно необычном месте и в непривычное для таких мероприятий время: час ночи на станции метро "Университетская". Все это сопровождалось пением детского хора "Шавнабада". Как появилась такая идея?

- Это все благодаря последней главе моей книги, где действие происходит в Тбилиси под землей.

Презентация книги Гурама Мегрелишвили Альтернативная карта Грузии в метро
Презентация книги Гурама Мегрелишвили "Альтернативная карта Грузии" в метро

- И еще одна "фишка" вашей книги. На ее страницах расположены QR-коды, через которые можно увидеть реальные места в Грузии.

- Да, QR-коды делают книгу современной и интересной, потому что, когда ты читаешь о каком-то уголке Грузии, ты тут же можешь увидеть фото и видео этого края. Вы даже можете услышать ту музыку, которую в тот конкретный момент слушает мой герой, чтобы усилить и сделать более реальным сопереживание протогонисту.

Писатель в Грузии сегодня

- Над чем вы работаете сейчас?

- Сейчас я думаю над написанием сразу нескольких книг. Одна из них, это история о женщинах, направляющихся из Панкиси в "Исламское государство"*. А другая – "Альтернативная история Грузии", где я по-своему объясню реальные исторические события, которые вызывают сомнения и дают почву для интерпретаций. Это, естественно, вызовет много споров и непониманий, что само по себе неплохо, и будет способствовать лучшему пониманию нашего прошлого. В конце концов, я ведь не историк, я автор, и мне прощаются "путанницы".

- Я хотела бы затронуть тему современных писателей в Грузии. Недавно я писала рецензии на грузинскую литературу для иностранных издательств и лицом к лицу столкнулась с тем, что пишут наши писатели и о чем они пишут. Что вы скажете о тбилисских писателях здесь и сегодня? Можете назвать самых достойных на ваш взгляд?

- Сейчас в Грузии в эту самую минуту, как я даю вам интервью, самое малое десять авторов высокого уровня пьют кофе, курят сигареты или выгуливают детей. Для меня не проблема назвать их, просто, я боюсь обидеть тех, кого пропущу.

- И все же?

- Чтобы не получилось, что я отлыниваю от ответа, давайте я скажу так: я не назову всем известных авторов, а перечислю пять писательниц, книги которых я в этом году прочитал и которые мне очень понравились.

- Давайте.

- Это Тея Топурия, Марика Мамаладзе, Нино Садгобелашвили, Саломе Бенидзе и Нино Харатишвили.

"Грузия такая Грузия", или Что Amazon предлагает почитать о грузинах >>

- На ваш взгляд, с какими трудностями сталкиваются современные авторы Грузии сегодня?

- Главная проблема – маленький рынок. В условиях, когда тираж обычно бывает порядка 500-1000 экземпляров, думать о гонораре немыслимо. Ситуацию оживят только переводы и больший масштаб.

- Гурам, думаю, вы со мной согласитесь в том, что одна из самых главных и весомых литературных премий Грузии – это "Саба". Что вы думаете о ее лауреатах и развитии самой премии?

- "Саба" - главная литературная премия. Лауреатами ее становятся часто не справедливо, а часто и справедливо. Я приветствую любую премию, поскольку для автора это дополнительный гонорар. Я эту премию никогда не получал и скорее всего и не получу. Но я болею за всех представленных на "Саба" авторов, потому что это важно для литературного процесса в нашей стране.

- Если позволите, еще один эпитет про писателей. "Писательство – это контролируемая шизофрения". Это слова тоже американского драматурга Эдварда Олби. По-вашему, в этой фразе есть капля здравого смысла?

- (Улыбается) Скажу так: каждый мыслит в меру своей испорченности. Я, правда, не знаю, кому принадлежит эта фраза, но она интересна. Моя вторая профессия – психология. Но я не нахожу в себе психических расстройств. И у этого есть две причины – или их  у меня нет, или я этого не понимаю.

Гурам Мегрелишвили
Гурам Мегрелишвили

- Вы активно ведете свой личный блог, где, помимо своего творчества, пишете об известных фигурах и событиях из истории, кино, театра и литературы. Насколько для вас важна блогосфера как таковая?

- Ведение блога очень помогает мне держаться в форме. Литературный труд подобен упражнениям на брусьях: если ты не напишешь в день две-три страницы, ты потеряешь форму. Я не буду говорить за других, наверное, есть авторы, на головы которых обрушивается "муза" и заставляет их писать гениальные книги. В моем случае все это как большое мучение – пишу, пишу, пишу тысячу глупостей и харахуры, только чтобы быть в форме. Письмо помогает мне думать, так вырабатывается и техника письма.

Не просто писатель

- Кроме писательства, вы еще и гражданский активист. Ваша инициатива по созданию новой рекреационной зоны – лесопарка имени "Витязя в тигровой шкуре" Шота Руставели на территории бывшей мусорки района Глдани в Тбилиси. Расскажите, как родилась идея и как эта инициатива развивается?

- Эта инициатива – иметь собственный "Лес витязя в тигровой шкуре" - моя идея-фикс. Если это не сделает тбилисская мэрия, я попробую реализовать ее в других регионах. В конце концов, я сам начну сажать деревья и ухаживать за ними. Я не люблю оставлять дела на полпути. Я просто не успокоюсь, пока не воплощу эту идею в реальность.

Как культура Грузии покоряла мир в 2018 году >>

- Я знаю, что в вашей жизни большое место занимает и вино. Более того, вы сами делаете потрясающее вино. Расскажите, как вы этим занялись?

- Вино – часть моей жизни. Несмотря на то, что я сам пью немного вина, мне очень нравится процесс его изготовления. Он похож на развитие человека – рождение, взросление, смерть. Я считаю, что в коммунистический период грузины потеряли уважение к вину, которое сейчас понемногу возвращается. И я хочу быть частью всего этого. Традиционное, природное и натуральное вино – это часть нашей идентичности. Ведь за всем этим стоит ни много ни мало восемь тысяч лет.

- Истина в вине?

- Истина в Боге, в которого я, к счастью, еще верю.

 

 

Исламское государство (ИГ)* — террористическая организация, запрещенная в ряде стран мира, в том числе в России и США.



Главные темы

Орбита Sputnik